Сайт "Мир Волшебства" с Ириной - http://baymakova24.ru/
 
 
 
 
ЦИВИЛИЗАЦИЯ МЕДВЕДЕЙ

день создания - 14 июля, 3 эпоха от сотворения МИРА.

В небесной иерархии - это шестикрылые СЕРАФИМЫ. Место проживания - планета Меркурий.
Меркурий - большое Светило, которое освещают нашу землю днем.

"...Да будут Светила на тверди небесной для освещения земли и для отделения ночи... И да будут они светильниками, чтобы светить на землю..." Библия

Создателем цивилизации является БОГИНЯ МАТЬ АБСОЛЮТ -http://baymakova24.ru/agatodemon-absolyt#rec193140233

ЦЕЛЬ СОЗДАНИЯ - нести энергии изобилия и процветания, денежные энергии, энергии вдохновения. Ходатайствуют перед Владыка Кармы за людей, которые духовно развиваются о снятии с них испытания и отработки кармы.В их ведении бизнес магия и денежная магия.

Серафимы очень мощные и сильные по своей энергетике, поэтому в земной жизни им даны тела медведей
Люди, представители цивилизации медведей, должны быть сильны здоровьем, успешны, богаты и духовно и материально...


Александр Пушкин "Пророк"

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился,
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он:
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он,
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
"Востань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей.
ВЛАДЫКА АСТАРА- ВОПЛОЩЕНИЯ
ВЛАДЫКА АСТАРА

день рождения - 1 февраля

Астару называют Вечнопрекрасной, так как ее красота совершенна, ведь разве возможно отыскать изъян в улыбке среброликого Месяца или на иссиня-черном лоне тихого лесного озера? Это внимательная, чуткая и заботливая богиня, под ее покровительством находится каждое живое существо. АсТара – Небесная Хранительница Священных Дубрав, Лесов и Рощ. С энергией этой богини ассоциируются деревья, обладающие у славян особым почтением – Береза, Дуб, Ясень, Кедр и Вяз.

Астара носительница солнечной энергии, является одной из Солнечных богинь.

Астара – это ведающая богиня, причем сфера ее знаний может распространятся на различные элементы Вселенной. Вотчина АсТары – лес, а значит она знает все о лесной жизни, ее тайнах и сакральных мистериях. Также в данном контексте под лесом подразумевается весь живой мир, во всем его многообразии.
Тара изначально именовалась Дарой, то есть дарующей богиней.

Поэтому к АсТаре мы можем непосредственно обращаться, проводя магические ритуалы, связанные с травами, деревьями, при изготовлении снадобий, эликсиров, свечей с травами, травяных настоек, аромамасел. А также мы можем попросить АсТару научить нас общаться с Духами леса и деревьев.

Травяные свечи - http://baymakova24.ru/travjanaja-svesha
Аромамасла - http://baymakova24.ru/angelskie-masla

Богиня АсТара – (санскр. "спасительница") считается особой покровительницей женщин, приносящей им знания и защиту на духовном пути, древнеславянская богиня-покровительница живой природы и, в частности, лесов. Богиня АсТара ("Тяга Земная") - Богиня плодов, плодородия, одна из проявлений Матери-Земли и Живы, помогает приобретать блага. Олицетворяет силу женской притягательности. Выражение «затариться» означает создать запасы продовольствия. Богиня Тара, подсказывала людям, какие деревья необходимо использовать для строительства. Кроме того, она обучала людей, чтобы они на месте срубленных деревьев садили новые лесопосадки, дабы для их потомков выросли новые деревья, необходимые для строительства. Младшая дочь Перуна, сестра Тарха-Даждьбога. Беловодье (территория Западной Сибири, в которую славяно-арийский роды переселились из Даарии) иногда называется Великой Тартарией, то есть землей Тарха и Тары.

Полярная Звезда у славянских и арийских народов именовалась в честь этой прекрасной Богини, тоже Тара. Созвездие Малой Медведицы – это Богородица Зимун, а Полярная Звезда – это Тара. Тара – путеводная звезда, светом своим ведущая путников через беспредельный океан перевоплощений. Тара - прекрасная Небесная Богиня-Покровительница Отчего Дома и Древнейшей Небесной Прародины, откуда переселились на Мидгард-Землю многие Древние Роды Великой Расы, Богородица Зимун, любящая и заботливая Мать многих древних Небесных Богов - Велеса, Одина, Вотана и др. Богородица Зимун, будучи Богиней-Охранительницей Священных Небесных коров, умела перевоплощаться в Небесную корову, чтобы проследить, кто из ее Богов-сыновей балует и не дает Священным животным мирно пастись на просторных лугах Сварги Пречистой, а загоняет их пастись в Небесный Вырий-Сад или на темные пустоши, лежащие возле Рубежа, разделяющего Светлые и Темные Чертоги.

Она представляет собой чистый, искренний женский образ, который излучает доброту, всеобъемлющую любовь и душевное тепло. Тару называют Вечнопрекрасной, так как ее красота совершенна, это внимательная, чуткая и заботливая богиня, под ее покровительством находится каждое живое существо. Т

АсТара – Небесная Хранительница Священных Дубрав, Лесов и Рощ. С энергией этой богини ассоциируются деревья, обладающие у славян особым почтением – Береза, Дуб, Ясень, Кедр и Вяз. Это не юная Леля, не статная Лада, не умудренная Макошь. Это покровительница всего живого, в том числе и человека, ведь каждый из нас – часть единого мира Природы. При этом Тару чаще всего так и называют – богиня природы, образ Тары, как и образ любой другой славянской богини, простирается далеко за пределы тех функций, которые были определены ей Родом-Породителем. В мифологических сюжетах Тару чаще всего можно встретить собирающей целительные травы в исполненных таинственной жизнью лесах Мидгард-Земли.
Основные ипостаси этой богини: Белая – дарующая долголетие и Зеленая – защищающая от несчастий и бед. За время религиозного почитания характер Тары трансформировался, приобретя черты Богини-Матери.
Тара – это ведающая богиня, причем сфера ее знаний может распространятся на различные элементы Вселенной. Некоторые полагают, что вотчина Тары – исключительно лес, а значит, она подобно Велесу знает все о лесной жизни, ее тайнах и сакральных мистериях. Однако есть мнение, что в данном контексте под лесом подразумевается ведь живой мир, во всем его многообразии. Следуя такой трактовке образа Тары, можно предположить, что это более глубокий и значительный образ, аккумулирующий в себе множество фундаментальных знаний об устройстве Вселенной. Причем второй вариант гармонично сочетается с тем фактом, что Тара всегда была одной из наиболее почитаемых славянских богинь.
Существует мнение, что Тара изначально именовалась Дарой, то есть дарующей богиней, ее называли так ввиду того, что именно она дает (дарует) миру тепло, любовь и радость.
В буддизме Тара представляет одну из форм Дурги, которая выступает в роли самой главной Божественной Матери. В такой ипостаси Дургу-Тару можно рассматривать как важнейшую Богиню индуизма и буддизма.
Символ Тары у славян Вайга - солярный природный знак, олицетворяющий Богиню Тару. Сия мудрая Богиня оберегает четыре Высших Духовных Пути, по коим идёт человек. Но эти Пути также открыты четырём Великим Ветрам, которые стремятся помешать человеку достичь своей цели.

Мы можем обращаться к Владыке Астаре через иконы Божьей Матери:
"Сладкое лобзание" - http://baymakova24.ru/molitva-bogorodize#rec182905...

Гимн Астарте

Вечной страстью полная, о Астарта!
О, Нетленно-Сущая Дева!
О, Киприда! О, Первородность Мира!
О, Триединство!

Ты в Себе – Себя зачала для страсти,
Из Себя – Себя родила для жизни,
Ты Себя – Собой в наслажденьях полнишь, —
Дарница девы!

О, Ты плодородная, — и невинна;
Непорочность вечная, — сладострастна;
Ночь и яркий свет, и морская пена
В огненном нимбе!

Ты, что тайно милуешь тех, кто – к смерти;
Ты Одна Единственная; ты – любишь;
Ты в экстаз любовный всех сущих вводишь, —
Соединяешь!

О, Неотразимая, — обладай мной!
Всякий год, тринадцать раз кровь исторгни
Из меня для жертвенных возлияний
В храме Астарты!


СКАЗАНИЯ О ТАРЕ

На поселение опустилась ночь дивная. Месяц молодой в небе светит, да с сестрицами звездами играет. Тепло и пахнет воздух душисто, травами и цветами. Костры догорают и гулянья утихают, час покоя пришёл. Только Святозар не спит, и словно вор, крадётся вдоль ограды деревянной. В лес дорога его лежит и не хочет, чтобы увидали его соседи. Ведь точно спросят, почему он не спит, а узнают засмеют ещё, ведь не пристало охотнику лютому шастать по ночам, да девичьи забавы выполнять. Да только не ради забавы простой, Святозар в столь поздний час про сон забыл, и не для девицы какой-то так старается. Для сестрицы своей младшей Яры. Тоненькая она, как тростиночка озёрная, светлая и молчаливая, а глаза у неё, точно небо летнее, голубое. Святозар сестру больше жизни любит, холит и лелеет, как может, только Яра и не улыбается вовсе. Сироты они, отца на охоте медведь загрыз, а матушка от хвори страшной слегла, да и померла три весны назад. С тех пор Яра молчит всё время, угрюмой ходит, бровки светлые домиком сложены, не улыбается вовсе. Хозяйство вести не может совсем — ручки белые, тонкие трясутся. Ведунья сказала, что горе большое такое с девочкой сотворило и лекарства от этого нет. Святозар смотрит на сестрицу и сердце, в груди сильное его рвётся раненым зверем. Вот и сейчас в лес крадётся он, чтобы цветы волшебные найти, что только ночью цветут, да светом особым светятся. Хочет братец, для Яры венок сплести дивный, пусть она у него самой красивой будет на гуляньях, а то взрослая уже почти, глядишь кто и посватается к ней. Про цветы те, ему ведунья рассказала и с тех пор не выходили они у Святозара из головы. Подумалось ему, что такой подарок Яру точно обрадует и улыбку, хоть одну, но подарит.
Месяц высоко в небе уже, а Святозар всё кругами ходит, да толку в этом мало. Выдохся весь, а поляны заветной так и не нашёл. Не хочет домой с пустыми руками возвращаться.
— Тарушка-Хозяюшка! Услышь меня и мольбу мою. Помоги! Не для себя прошу, для сестры своей, любимой,- взмолился наконец Святозар.

Видно без помощи богини лесной, ему не обойтись. Только не всем Тара благоволит, не всем помогает. Никто в их деревне не слыхал, чтобы богиня милостью своей кого-то одаривала, а ведь люди к ней ходили просить добрые, и желания у них были тоже добрые. Но видно этого недостаточно. Богам виднее.
Взмолился всё же Святозар, потому, как дороги иной нет у него больше. И только слово последнее молвит, видит впереди, деревья, будто живые раступаются и кланяются, и не идёт, а плывёт будто, дева светлая. Прекрасней не видывал никого прежде Святозар. А дева светится, словно месяц, светом серебристым и улыбается ему.
— Ты звал меня, охотник молодой, вот я и пришла. Просьба твоя меня призвала. А ведь многие меня просят, да только о пустом. Им всё только зверя, да еды побольше подавай. А ты всего лишь цветы попросил, для сестры своей. Хочешь ей улыбку подарить. Ты чист душой, и думы твои не по земле стелятся, а в небе летают. Оттого будет тебе помощь моя. Да только, те цветы волшебные, я тебе просто так отдать не могу. Их сын мой, дух лесной, сторожит. Коль отдашь ему в жёны сестрицу свою, то и цветы он тебе отдаст.
— Не гневайся матушка лесная, да только где видано, что девица, хворая да духу лесному в жёны годилась?!
— Сестра твоя, ещё совсем несмышлёной была, а сыну моему приглянулась. Потому я и пришла. Коль отдашь сестру, знай, и хворь её пройдёт, и будет она вечно молодой и прекрасной. Ни одна беда её не коснётся. Только больше не видать тебе её, коль нашей станет.
Призадумался Святозар. Любит он Яру больше жизни, и счастья для неё хочет. Если замуж отдаст за духа лесного, то и здорова будет сестра и любима. Вот только не увидит он её больше. И как разлуку вынести, если Святозар, сам растил её, баловал и защищал её от мальчишек деревенских.
— Я согласен, коль сестра счастливой будет,- нелегко слова дались Святозару, да только для Яры он всё стерпит.

Стоит Тарушка прекрасная и улыбается ему добро, словно матушка сыну.
— Вижу, тяжело тебе молодец, да только не о себе ты думаешь, а о сестре своей. За это я тебя благословлю. Будет у тебя всегда в доме достаток. Будет и жена тебе красавица и хозяюшка, и деток будет много, здоровых и умных. Охотниками станут славными, в рать пойдут к князю служить сыновья твои, да только знай, дочь будет у тебя одна. Чтобы не случилось, не пугайся, ибо силы её будут велики. Ведуньей будет, и тайны все узнает, и хвори всякие лечить станет. На сестру твою будет похожа, и грусть твою развеет. Это мой самый главный дар тебе охотник. А теперь иди с миром.
Святозар, словно во сне шёл. Тропы неведомые прошёл, на поляну совсем крохотную вышел, а там цветов этих серебристых море целое. Нарвал целую охапку, и хотел уже он венок сплести неумелый, как кто-то цветы отнял у него. Смотрит, а перед ним, стоит молодец удалой. Красивый, как месяц молодой, и свет от него льётся, как от Тарушки. Плетёт пальцами умело венок. Плетёт, да что-то приговаривает, только Святозар не слышит ничего. Закончил и протянул ему венок, и улыбнулся. Все тревоги мигом оставили молодого охотника, счастлива и любима будет Ярушка. Не о чем больше Святозару беспокоиться. Вот и идёт он дорогой своей прямой, в самую деревню, счастливый и усталый. Тарушка стоит меж деревьев, словно в листву одетая и улыбается в след охотнику. А в небе новый день рождался…
БОГИНЯ ТАРА (ТАБИТИ) У СКИФОВ

У Скифов она известна как богиня Табити и почиталась верховным божеством, которая стояла на первом месте. Они поклонялись ей как владетельнице и покровительницы огня, одной из самых могучих стихий. Табити, по их представлениям, считалась хозяйкой любого очага, поэтому любой огонь, особенно домашний очаг, священны, поскольку там живет их главная богиня. Любое пиршество или праздник скифы обязательно начинали с кормления своей заступницы, дабы умилостивить богов. Для этого, прежде чем выпить первую чашу вина, половину выливали в огонь, чтобы Табити тоже участвовала в людском празднике. В противном случае могущественная богиня могла обидеться и жестоко отомстить.

Скифы представляли себе, ее в образе молодой и красивой женщины, одетой в длинное вечернее платье с высоким вырезом на правой ноге. Табити всегда носит с собой волшебное зеркало, в которое она наблюдает за миром, и где отражаются все людские судьбы. Но эта же богиня могла изображаться и в виде Матери с ребенком на руках, чему она никак не возражала. Не удивительно, что у скифов она олицетворяла собой богиню плодородия и материнства.

В России по сей день сохранились места связаные с Богиней Тарой, это - город и река Тара, находящиеся в Омской области. В урочище Тары,в 70-80-е годы, проводились раскопки храмового комплекса богини Тары. Также в Калужской области есть город и река Таруса.

Та?ра — город в России, административный центр Тарского района Омской области, второй по величине город Омской области. Расположен на левом берегу Иртыша.

Тара — название нескольких рек:

Тара — река в Новосибирской и Омской областях России, правый приток Иртыша.

Тара — небольшая речка в Суземском районе Брянской области.

Тара — река в в Черногории и Боснии и Герцеговине, вместе с рекой Пивой образует Дрину.

Река Тара (Tara) является самой длинной рекой в Черногории (144 км). Тара – самое большое в Европе вместилище питьевой воды. Вода настолько чиста, что ее можно пить без дополнительной очистки. Воды реки Тара ясны и прозрачны как кристалл. Каньоне Тары сохранился один из последних в Европе девственных лесов из

Черной сосны (Crna poda) с необычно высокими 400-летними деревьями; некоторые сосны достигают 50-метровой высоты. Черное озеро - это гордость Черногории.Черное озеро состоит из двух озер – Большого и Малого. Черногория получила свое название (Черная Гора) от темной горы и лесов, которые занимают большую часть ее территории.

Тара — холм в Ирландии, легендарная резиденция Высоких королей Ирландии.

Тара-Сарасвати наделяет даром поэтического красноречия своих приверженцев, которые стремятся овладеть этими способностями и сознательно почитают свою Богиню.

СЛАВЯНСКИЕ ПРЕДАНИЯ О ТАРЕ
Бог Митра, спас Роды Рассенов и Святорусов от засухи, даровал им воду и пищу и указал каким Родам в какие земли цветущие переселиться. За то, что Митра спас Роды, тёмные силы его приковали цепями к горам Кавказским и посылали диких прит клевать его плоть. Митра три дня находлся между Жизнью и Смертью. Из Родов Святорусов была избрана дружина из тридевяти наилучших воинов, которую возглавила Жрица - Воительница Ас'Тара. Она привела воинов к месту мучения Митры, где были разбиты тёмные силы, освободила Митру от оков, оживила его Силой своей Любви, после чего на Огненной Божественной Колеснице поднялась с Митрой в Небеса. С той поры многие Роды Южной Скифии почитали Ас'Тару как Богиню Высшей Спасительной Любви и Возрождения.

Отсюда появились легенды о том, что распятые Боги в третий день воскресают, т.к. на Кавказских горах был распят и Тарх Даждьбог, спасённый Лебедью Дживой.


Икона Богородицы «СЛАДКОЕ ЛОБЗАНИЕ»

день почитания - 26 апреля

В чем помогает:
ставит защиту от простуды

МОЛИТВА

Приими, Всеблагомощная, Пречистая Госпоже, Владычице Богородительнице, сия честныя дары,

Тебе единей прикладныя, от нас недостойных рабов Твоих, от всех родов избранная, всех тварей небесных и земных вышшая явльшаяся.

Понеже бо Тебе ради бысть Господь сил с нами, и Тобою Сына Божия познахом, и сподобихомся Святаго Тела Его и Пречистыя Крове Его.

Темже блаженна еси в родех родов, Богоблаженная, Херувимов светлейши и Серафимов честнейши сущая.

И ныне, Всепетая Пресвятая Богородице, не престай молящися о нас, недостойных рабех Твоих, еже избавитися нам от всякаго совета лукаваго и от всякаго обстояния, и сохранитися нам неврежденным от всякаго ядовитаго прилога диавольскаго.

Но даже до конца молитвами Твоими неосужденных нас соблюди, яко да Твоим заступлением и помощию спасаеми, славу, хвалу, благодарение и поклонение за вся в Троице Единому Богу и всех Создателю возсылаем, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Кому возносим данную молитву -http://baymakova24.ru/serafim#rec174133604
История иконы - http://baymakova24.ru/istoria-ikon#rec196037030

АЛЕКСАНДРА ФЕДОРОВНА, ИМПЕРАТРИЦА
Рождение 13 июля 1798, Потсдам, Пруссия
Смерть 20 октября 1860 (62 года) Царское Село, Российская империя

В 1821 году в Берлине прусский король Фридрих устроил праздник в честь приезда его дочери великой княгини Александры Федоровны с супругом, будущим императором Николаем I. На празднике была театрализована поэма Томаса Мура «Лалла Рук» о дочери монгольского правителя, которая должна выйти замуж за царевича Бактрии. Главную роль исполняла Александра Федоровна. Присутствовавший на представлении поэт Василий Жуковский был так очарован княгиней, что написал о ней стихотворение «Лалла Рук»:

Ах! Не с нами обитает
Гений чистой красоты:
Лишь порой он навещает
Нас с небесной высоты.

Позже Пушкин позаимствует и увековечит фразу «гений чистой красоты», а в черновом варианте «Онегина» даже была строфа, посвященная Александре Федоровне:

И в зале яркой и богатой
Когда в умолкший тесный круг
Подобна лилии крылатой
Колеблясь входит Лалла-Рук
И над поникшею толпою
Сияет царственной главою
И тихо вьется и скользит
Звезда — Харита меж Харит.

Такой была запечатлена императрица в поэзии.

После знакомства с Александрой Федоровной Пушкин записал в своем дневнике: «Я обожаю императрицу!». Она действительно очаровывала всех с первого взгляда. «Два звонка, и в залу впорхнуло прелестное существо. Эта молодая дама была одета в голубое платье, розы украшали ее маленькую головку. Она не шла, а как будто плыла по паркету. Она поцеловала руку императрице Марии Федоровне, которая ее нежно обняла. Мы все сказали: «Какая прелесть! Кто это такая? Мы будем ее обожать», — так придворные дамы вспоминали первое появление Александры Федоровны на балу.

Тем не менее прусская принцесса отправлялась в Россию в качестве невесты Николая Павловича с грустью и страхом перед своим будущим вдали от родины. «Я много плакала при мысли, что мне придется встретиться с вдовствующей Государыней, рассказы о которой меня напугали», — писала она в своем дневнике. Приехав в Россию, Фpедеpика-Луиза-Шаpлотта-Вильгельмина (именно так звали ее до принятия православия) пришлась по душе всему двору, а мать Николая Мария Федоровна и вовсе была в восторге от юной Шарлотты. «Я очутилась в объятиях моей будущей свекрови, которая отнеслась ко мне так нежно и ласково, что сразу завоевала мое сердце», — вспоминала будущая княгиня.

Брак прусской принцессы и русского царевича должен был укрепить русско-германские отношения, но, несмотря на преследуемые политические цели, союз был заключен по любви, что было редкостью в монарших семьях. Они обручились 25-го июня 1817 года — в день рождения Николая Павловича, а венчание состоялось уже в день рождения Александры Федоровны — 1 июля. «Мне надели на голову корону и кроме того бесчисленное множество крупных коронных украшений, под тяжестью которых я была едва жива. Посреди всех этих уборов я приколола к поясу одну белую розу. Я почувствовала себя очень, очень счастливой, когда руки наши наконец соединились; с полным доверием отдавала я свою жизнь в руки моего Николая, и он никогда не обманул этой надежды!» — так описывала день венчания Александра Федоровна.

Первые годы семейной жизни супруги провели в «аничковском раю», так Николай называл Аничков дворец. «Мы совершали прогулки, поездки, экскурсии морем в Кронштадт, где император производил смотр флоту. Многочисленное общество, в котором дамы отличались более нарядами, нежели красотою, а кавалеры были скорее натянуты, чем любезны, было, однако, веселое: присутствие императора Александра, очарование, которое он умел придать всему, что ни предпринимал, наэлектризовывали весь двор. Несколько лет спустя все это изменилось совершенно в обратную сторону, о чем я вспоминаю с грустью; тем не менее это правда, и я расскажу об этом в свое время», — вспоминала это время Александра Федоровна. Под изменениями она, конечно, подразумевала вступление на престол Николая I, чего никто из супругов не только не ожидал, но и не хотел. Княгиня вообще не собиралась становиться императрицей, а корону воспринимала как тяжелую ношу. Когда у супругов родился первенец, Александра написала в своем дневнике: «Я ощутила нечто важное и грустное при мысли, что этому маленькому существу предстоит некогда сделаться императором».
Но еще больше ее огорчило внезапное признание императора Александра летом 1819 года о том, что царевич Константин собирается отречься от престола. Это означало, что после смерти Александра I императором должен будет стать великий князь Николай Павлович. «На него со временем ляжет большое бремя, так как император смотрит на него как на своего наследника, и это произойдет гораздо скорее, нежели можно ожидать, так как Николай заступит его место еще при его жизни», — описывала в дневнике Александра Федоровна свой разговор с Александром I. «Кажется, вы удивлены, так знайте же, что брат Константин, который никогда не помышлял о престоле, порешил ныне, тверже чем когда-либо, формально отказаться от него, передав свои права брату своему Николаю и его потомкам. Что же касается меня, то я решил отказаться от лежащих на мне обязанностей и удалиться от мира. Европа теперь более чем когда-либо нуждается в Государях молодых, вполне обладающих энергией и силой, а я уже не тот, каким был прежде, я считаю долгом удалиться вовремя», — эти слова Александра I перечеркнули надежды княгини на спокойное и счастливое будущее, она никогда даже представить себе такого не могла.

В ноябре 1825 года из Таганрога, где находился император, приходит страшная новость — скончался царь. Александра пишет в своем дневнике: «Николай немедленно принес присягу императору Константину. Совет сделал ему упреки, показал волеизъявление императора Александра, но Николай не переменил своего решения, он знал, что делал». Действительно, Николай считал невозможным воспользоваться неопубликованным манифестом об отречении Константина от престола, к тому же он знал, что гвардейские войска в Петербурге не хотят видеть его императором. Константин, находившийся тогда в Польше, узнав о присяге Николая, написал ему письмо, где сказал, что отрекся от престола еще при жизни Александра. Так как это было частное письмо, а не официальный документ, никакой юридической силы у него не было, поэтому Николай просит Константина приехать в Петербург и лично объявить о своем отречении. Константин отказывается, тогда Николай прекращает переговоры и сам объявляет о своем вступлении на престол. Не зря Александра Федоровна так не хотела, чтобы Николай становился императором, ведь восшествие его на престол вызвало в обществе реакцию известную, под названием «Восстание декабристов».

«Все, кто были очевидцами этих событий, находили, что государь был слишком терпелив, что ему следовало прибегнуть к пушкам. Я же так хорошо понимала, что должно было происходить в сердце моего Николая. Все дивились его спокойствию, его хладнокровию, его кротости, но хотели, чтобы он скорее приступил к решительным действиям», — писала Александра Федоровна. Николай все же перешел к решительным действиям, которые закончились массовыми расстрелами, арестами и ссылками декабристов.

«Я так взволнована! Господь видит это. Еще бы! — Столица и такие казни — это вдвойне опасно. Счастье, что я осталась здесь, но я бы хотела знать, как все пойдет дальше. Да сохранит Господь священную жизнь моего Николая! Я бы хотела, чтобы эти ужасные два дня уже прошли… Это так тяжело. И я должна переживать подобные минуты… О, если б кто-нибудь знал, как колебался Николай! Я молюсь за спасение душ тех, кто будет повешен», — из дневника Александры Федоровны. Николай с супругой воспринимали подавление восстания декабристов как спасение России.

После окончания процесса декабристов следовала коронация Николая Павловича и Александры Федоровны. «Мэри издали проливала слезы, видя меня на коленях пред императором, возлагавшим корону на мою бедную голову», — писала императрица Жуковскому о своей коронации.

Однако все свои переживания императрица оставляла в дневниках, на людях она умела владеть собой и не показывать эмоций. Французский аристократ Маркиз де Кюстин говорил, что Александра Федоровна «будет танцевать до тех пор, пока у неё не станет сил держаться на ногах». Она любила блистать и кокетничать, танцевать и наряжаться в дорогие платья. Все вокруг восхищались легкостью, грациозностью и веселым нравом Лалла Рук, не подозревая, что творится в ее душе.
1 июля почитаем МУЧЕНИКОВ ЛЕОНТИЯ, ИПАТИЯ И ФЕОДУЛА

МОЛИТВА О БОЖЕСТВЕННОЙ ЗАЩИТЕ
Читается в течение всей жизни

Мученицы Твои, Господи, во страданиих своих венцы прияша нетленныя от Тебе, Бога нашего: имуще бо крепость Твою, мучителей низложиша, сокрушиша и демонов немощныя дерзости. Тех молитвами спаси души наша. Мучителей посрамил еси лукавая коварства и еллинов обличил еси безбожное служение, возсиял еси богоразумие всем человеком ученьми благочестия, богомудре мучениче. Сего ради твою память почитаем любовию, премудре Леонтие. Величаем вас, страстотерпцы святии, и чтем честная страдания ваша, яже за Христа претерпели есте. Аминь

МОЛИТВА ОБ ОЧИЩЕНИИ И ИСЦЕЛЕНИИ ДУШИ( святому мученику Леонтию):
Читается в течение всей жизни

Что тя, страстотерпче, пронаречем; воина Христова, яко погубителя врагов: царя страстей, яко благочестия страдальца: питателя алчущих, яко нищелюбца: праведника, яко рачителя небомудренна. Различная твоя страдания, светлейша борения. Моли, спастися душам нашим. Аминь

О ЖИЗНИ СВЯТЫХ = https://tilda.cc/page/?pageid=4481824&projectid=438392#rec207616535

ВЛАДЫКА МЕРЛИН - ВОПЛОЩЕНИЯ
в одном из воплощений друид, МЕРЛИН
дни почитания:
день рождения - 7 ноября


Мерлин, волшебник, наставник короля Артура и талантливый ученый, создатель Круглого стола, города-крепости Камелота и Стоунхенджа. Маг, чародей, обладатель тайного знания...
Родился в современной области Кот-дю-Нор, бывший лес Пемполь. Крещен святым Власием

Мерлин: «Добро пожаловать в Школу Таинств, где темные и светлые тайны существуют вместе. Я чемпион как по светлым, так и по темным тайнам. Извлекаю силу из энергии обоих свойств, что возможно при условии обязательного уважения к энергии каждой. Если вам требуется усиление магических способностей или вас околдовали, вы ищете внутреннюю силу или стойкость, тогда без сомнения вызывайте меня. Я с удовольствием обучу и направлю вас, но предупреждаю: я могущественный надзиратель — из тех, кто не может спокойно относиться к обжорству или праздности. Будьте готовы, что придется хорошо поработать. Не ждите компромиссов, если вы вызываете меня».

***
Время действия - пятый век. Среди хаоса медленно умирающей Римской империи появился король, вознамерившийся объединить страну, раздираемую враждующими кланами и разграбленную саксонскими завоевателями. Его сподвижником стал старец - наполовину друид, наполовину христианский святой, провидец, маг, советник, друг, вдохновивший короля на двенадцать сражений, целью которых было объединение страны и установление мира.

В определенный момент дух Мерлина прошел через катарсис. Произошло это, как гласит предание, во время жестокого боя. От зрелища кровавой бойни на Мерлина нашло умопомрачение: он одновременно видел прошлое, настоящее и будущее (особенность, характерная для провидцев). Удалившись в лес, он жил там отшельником, и однажды, сидя под деревом, начал изрекать пророчества о будущем Уэллса.

Вот как он рассказывает об этом:

"Я покинул свое привычное "я". Я уподобился духу, постиг глубины прошлого моего народа и мог предсказывать будущее. Мне были ведомы тайны природы, полет птиц, странствия звезд, скольжение рыб". Его пророчества, как и магические способности, служили единственно делу объединения племен древних бриттов в единое королевство. О том, насколько велико было его влияние, напоминает старинное кельтское название Британии - "Clas Myrddin", что означает "Земли Мерлина".

Выступая советником и помощником Артура в деле объединения страны, Мерлин старался превратить Британию в крепость, неприступную для невежества и суеверия, где процветали бы достижения Христа и где преданность Единому росла бы в поисках Святого Грааля. Труды его на этом поприще дали плоды в девятнадцатом веке, когда Британские острова стали местом невиданного за последние двенадцать тысяч лет расцвета частного предпринимательства и промышленности.

Камелот - роза Англии - рос и расцветал, но вместе с тем у корней его стала появляться и дурная поросль. Черная магия, интриги, вероломство - вот что погубило Камелот, а вовсе не любовь Ланселота и Гвиневир, как полагает в своем, проникнутом женоненавистничеством, повествовании Томас Мэлори. Увы, из-за мифа, который он породил, истинные виновники на протяжении всех этих долгих веков оставались в тени.

А были ими Модред, внебрачный сын Марго - сводной сестры короля, Моргана ле Фэй и кучка таких же колдуний и черных рыцарей, которым удалось украсть корону, заточить в тюрьму королеву и разрушить на время узы Любви. Такой Любви, которой подобным им (присягнувшим пути левой руки) вовек не познать и перед которой в действительности при всем их желании, кознях и чародействе они бессильны.

Тяжело было на сердце и на душе Мерлина - пророка, предвидевшего несчастья и запустение, уход радости и острую боль бесконечно продолжающегося кармического возмездия, когда подошел он к развязке собственной жизни, позволив недалекой и коварной Вивьен опутать себя своими же собственными чарами и усыпить. Увы, человеку свойственно ошибаться, однако тосковать в разлуке со своим близнецовым пламенем - участь многих странствующих рыцарей, королей или же одинокого пророка, который, возможно, предпочел погрузиться в омут забвенья, лишь бы избавиться от горького чувства стыда за бесчестье, которым покрыл себя его народ...

Специализация:
В алхимии, работе с кристаллами, в Божественной магии, в работе с энергией, в пророчестве и гаданиях, в развитии психических способностей, изменении формы и трансформации времени.

Вы можете обратиться к великому Чародею самостоятельно. Во время своей земной жизни Мерлин часто покидал Камелот, чтобы медитировать в тиши леса, и возвращался, только если Артур или его сподвижники обращались к нему за помощью. По этой причине лучше вызывать Мерлина, когда вы находитесь на природе, особенно среди деревьев.
Еще до того, как вы успели его призвать, Мерлин уже знает о вашем намерении. Ему известно кто вы, в каком вопросе вам требуется его помощь, и какое решение в данной ситуации будет наилучшим. Но, прежде чем приблизиться к вам, он изучает вас, чтобы понять, кто вы — ученик, готовый к долгому пути, или тот, кого интересует быстрый результат.
Мерлин приходит к тем, чьи намерения искренни и кто стремится изучать духовные секреты алхимии, Божественной магии и искусства материализации, делая это во имя добра, а не ради славы. Он всегда подчеркивает: все эти знания не должны быть использованы для причинения вреда или уничтожения других — физически или эмоционально. Знания, которыми обладает Мерлин, — ценная собственность. Он делится ими только с тем, чье сердце чисто и полно любви.
С вами ничего не произойдет, если вы вызовете Мерлина, но при этом не будете уверены в том, что готовы к встрече. Он знает об этом.
Подумайте о нем и мысленно попросите прийти на помощь. Если вы готовы работать и учиться, вы почувствуете его присутствие. Если не готовы, Мерлин направит вас к другому вознесенному мастеру. В любом случае, обязательно поблагодарите Мерлина за его любящую заботу.

Также вы можете также заказать комплект свечей от Мерлина (http://baymakova24.ru/page1925071.html#!/tproduct/153265595-1497456130776)



ВЕЛИКИЙ МАГ МЕРЛИН
Великий Мерлин, наверное, именно та фигура, с которой списаны портреты всех могущественных чародеев средневековья. От рождения и до смерти жизнь его сплошь состоит из тайн и чудесных событий. В позапрошлом веке не забыл вспомнить о Мерлине Марк Твен в романе «Янки при дворе короля Артура», в наши дни ему посвятила свою трилогию известная английская писательница Мэри Стюарт. Царствование знаменитого короля Артура относят к концу V — началу VI века. На это же время пришлась жизнь и деяния его верного советника — мага Мерлина. Согласно одной из легенд Мерлин был рожден земной женщиной от демона. Ему предназначалась роль Антихриста, однако мать ребенка раскаялась и исповедалась в своем грехе. Младенец был крещен святым Власием, и это нейтрализовало действие злых сил, сохранив, однако, заложенные в нем магические способности.

И они вскоре пригодились мальчику. Уже в раннем возрасте он вынужден был вступить в борьбу с магами короля бриттов Вортигерна. Ситуация в стране к тому моменту сложилась тяжелая: Вортигерн боролся с германцами, пытавшимися захватить остров, но им, как гласят летописи, удалось опоить его приворотным зельем. И король, воспылав безумной страстью к дочери германского вождя Ронвене, фактически позволил иноземцам беспрепятственно завоевывать Британию.

И тогда придворные маги, не сумевшие одолеть германское колдовство, посоветовали монарху построить в Уэльсе крепость, которая якобы должна остановить нашествие. Но стоило только заложить на вершине холма ее фундамент, как он тут же ушел под землю. Тогда маги провозгласили, что возвести крепость не удастся, если холм не будет окроплен кровью мальчика, рожденного смертной матерью, но не имевшего смертного отца. Поиски такого ребенка закончились тем, что Мерлина и его мать заманили в замок Вортигерна. Однако будущий великий кудесник предстал перед королем исполненный величия, красоты и благородства. Он так очаровал монарха, что тот не решился умертвить его, а изложил суть дела и попросил совета. На что Мерлин ответил: — Ваше Величество, маги ваши лишены ума, а предсказатели — примитивны и глупы. Они показали свое невежество и полное незнание тайн природы: ведь под холмом находится огромный водоем, который и поглотил фундамент. Прикажите углубить траншеи, и вы найдете озеро, на дне которого лежат два плоских камня, скрывающих спящих драконов. Это пророчество оказалось верным, а когда драконы были обнаружены, они вступили друг с другом в смертельную схватку.

Начав таким образом свою карьеру, Мерлин остался при дворе короля Вортигерна, затем Утера Пендрагона и его сына Артура. Но об этом — иная легенда. …В угрюмом замке на скалистом мысе ждала красавица Игрейна своего старого мужа Горлойса, герцога Корнуоллского. И не ведала она, что король Британии Утер так страстно желает ее, что готов пойти на все. Он обратился к Мерлину, и тот, используя свою способность изменять внешность людей, на время придал королю облик Горлойса. Судьба сплела свои нити так, что, пока Утер совершал подвиги в постели, герцог Корнуоллский погиб в битве.

И тогда маг отправился проститься с телом Горлойса, покоящимся в пустынном зале крепости. Он был опечален: ведь не за золото или расположение короля Утера пошел он на этот обман. Волшебник знал, прозревая будущее, что плод преступной любви — Артур, станет могучим королем, который объединит Британию и даст ей мир. Многое останется после Артура: слава Англии, гордый национальный дух, благородные законы рыцарства, легенды, которые станут опорой в тяжелую годину. Пусть совсем иные по крови правители придут на зеленый остров, но и они будут считать Артура своим предком — символом могущества и непобедимости.

Пока Артур был младенцем, Мерлин, предвидя попытки других претендентов на престол убить мальчика, заставил королевскую чету отдать дитя ему. Где он жил и воспитывался, знал только волшебник. Когда же король Утер оказался при смерти, маг обратился к нему при всех лордах, дабы тот признал и провозгласил своего сына Артура новым королем. Так Утер и сделал. Затем Мерлин изготовил огромный меч Эскалибур и заключил его силою своего волшебства внутрь большого камня, на котором было начертано: «Кто извлечет сей меч из камня, тот — по праву рождения король над всей Британией». Когда же люди удостоверились, что, кроме Артура, никто не может сделать этого, его признали своим повелителем и богатые, и бедные.

В легенде всегда все просто, но на самом деле Мерлину пришлось немало потрудиться, чтобы учесть интересы наиболее могущественных лордов из числа строптивой знати и сделать их верными слугами или хотя бы союзниками Артура. Прошло много лет в войнах и сражениях за объединение Британии: за это время Мерлин то появляется при дворе, то долго отсутствует, невзирая на протесты своего воспитанника. Он любит его всей душой, связан с ним судьбой, но прекрасно понимает, что под его постоянной опекой Артур не сможет стать могущественным королем. И потому появляется при дворе в те моменты, когда это особенно необходимо.

Однажды король Артур сказал Мерлину: «Не дают мне покоя мои бароны, требуют, чтобы я взял себе жену». «Это верно, — ответил Мерлин. — Тебе надо жениться. Нет ли такой женщины, чтобы была тебе милее прочих?» «Есть, — ответил король Артур. — Мне всех милее Гвиневра, дочь короля Лодегранса, что правит в стране Камелиард, и в доме у него хранится круглый стол, а достался он ему от моего отца».

Мерлин предостерег короля, что не следует ему брать в жены Гвиневру, а также предрек, что ее полюбит лучший из рыцарей Артура — Ланселот. Но не послушался король, женился, хотя позже все случилось именно так, как и предрекал Мерлин: Гвиневра и Ланселот полюбили друг друга. Однако любви их предстояло еще долго гореть лишь в сердцах и мечтах.

Период благодатного мирного правления Артура длился 12 лет. Это было время пышного расцвета рыцарского духа. В своем замке Камелот собирал король наиболее храбрых и преданных рыцарей и усаживал их вокруг знаменитого круглого стола. Именно Мерлин учил рыцарей, сидящих за этим столом, не совершать убийств, не творить зло, избегать предательства, лжи и бесчестья, даровать милосердие просящему и, что превыше всего, оказывать уважение и покровительство женщинам. И отсюда, из Камелота, отправлялись рыцари сражаться с драконами, великанами и хитрыми карликами.

Но беда подстерегала и Мерлина: он безумно влюбился в некую Вивиану. Британская исследовательница Е. Батлер пишет, что «Вивиану одни источники считали королевской дочерью, другие — водной феей. Но кем бы ни была эта женщина, она полюбила великого волшебника и безнадежно его околдовала; чтобы сохранить свою власть над ним, она выудила у него секрет волшебной гробницы, вырубленной в скале, заманила его туда и навечно там заперла, так что Мерлин был жив, но полностью отрезан от мира». Предвидя такой поворот событий, Мерлин открыл Артуру, что ему недолго осталось находиться на земле: он будет погребен заживо. Чародей умолял короля пуще ока беречь Эскалибур, ибо его может выкрасть женщина, которой Артур будет доверять. Так все и случилось. У Артура была сестра по матери — фея Моргана, решившая извести короля. Моргана сама была не чужда колдовскому искусству: в юности, наведя чары на молодого Артура, она провела с ним ночь и родила от брата сына — Мордреда, которого мечтала посадить на британский трон. Фея Моргана и выкрала у Артура Эскалибур, подменив его неотличимой копией. Волшебный меч она отдала некоему сэру Акколону, подбив его на поединок с королем, но Артур, несмотря на это, победил самозванца. Более того, узнав о роли Морганы в заговоре, он простил ее. И напрасно, так как колдунья на этом не успокоилась.

И тут вновь на сцене появляется храбрый рыцарь Ланселот. Долго сдерживал он свои чувства к жене короля Гвиневре, но чему быть, того не миновать — сбылось предсказание Мерлина: рыцарь и королева стали любовниками. Мордред разоблачил их и вынудил Артура осудить жену на публичное сожжение. Ланселот не мог допустить этого: он выкрал королеву и бежал с нею во Францию. Собираясь в погоню, король передал Мордреду бразды правления, но тот, пользуясь отсутствием Артура, совершил переворот.

О последующей судьбе Ланселота и Гвиневры легенды рассказывают по-разному: в них и смерть обоих в кровопролитной войне с рыцарями Артура; смерть Ланселота и заточение королевы в монастырь. Гласят легенды и о том, что перед смертью Ланселот понял: его руками силы тьмы сыграли свою партию — пришел конец миру в Британии, пришел конец братству «Круглого стола», чести и любви, настало время предательства и крови. Сознание его мутится, и он утрачивает память, а когда вновь возрождается к жизни, это уже не блистательный рыцарь, а грязный, оборванный проповедник, держащий в руке вместо меча крест. Зато в отношении Мордреда все авторы единодушны: возвратившись в Британию, Артур в жестокой схватке пронзил копьем вероломного предателя. Но, увы, и сын Морганы успел нанести королю смертельную рану.

Так заканчивается и не заканчивается история о Мерлине и короле Артуре, ибо где-то еще жив заточенный Вивианой великий волшебник. Одна из легенд гласит, что наряду с другими избранными он перенесся в легендарную Шамбалу и здравствует ныне среди великих учителей человечества. А что же сталось с королем? Соратники положили его в ладью, которая медленно, скользя сквозь туман, унесла славного Артура по морю на волшебный остров Авалон. «Утешьтесь, — сказал он перед смертью убитым горем рыцарям. — И знайте, что я снова приду, когда понадоблюсь Британии».

СЕРАФИМ САРОВСКИЙ
дата рождения - 19 июля 1759 года

Младший сын Прохор остался на попечении матери, воспитавшей в сыне глубокую веру.
После смерти мужа Агафия Мошнина, продолжавшая постройку собора, взяла однажды туда с собой Прохора, который, оступившись, упал с колокольни вниз. Господь сохранил жизнь будущего светильника Церкви: испуганная мать, спустившись вниз, нашла сына невредимым.
Юный Прохор, обладая прекрасной памятью, вскоре выучился грамоте. Он с детства любил посещать церковные службы и читать своим сверстникам Священное Писание и Жития святых, но больше всего любил молиться или читать Святое Евангелие в уединении.
Как-то Прохор тяжело заболел, жизнь его была в опасности. Во сне мальчик увидел Божию Матерь, обещавшую посетить и исцелить его. Вскоре через двор усадьбы Мошниных прошел крестный ход с иконой Знамения Пресвятой Богородицы; мать вынесла Прохора на руках, и он приложился к святой иконе, после чего стал быстро поправляться.
Еще в юности у Прохора созрело решение всецело посвятить жизнь Богу и уйти в монастырь. Благочестивая мать не препятствовала этому и благословила его на иноческий путь распятием, которое преподобный всю жизнь носил на груди. Прохор с паломниками отправился пешком из Курска в Киев на поклонение Печерским угодникам.
Схимонах старец Досифей, которого посетил Прохор, благословил его идти в Саровскую пустынь и спасаться там. Вернувшись ненадолго в родительский дом, Прохор навсегда простился с матерью и родными. 20 ноября 1778 года он пришел в Саров, где настоятелем тогда был мудрый старец, отец Пахомий. Он ласково принял юношу и назначил ему в духовники старца Иосифа. Под его руководством Прохор проходил многие послушания в монастыре: был келейником старца, трудился в хлебне, просфорне и столярне, нес обязанности пономаря, и всё исполнял с ревностью и усердием, служа как бы Самому Господу. Постоянной работой он ограждал себя от скуки - этого, как позже он говорил, "опаснейшего искушения для новоначальных иноков, которое врачуется молитвой, воздержанием от празднословия, посильным рукоделием, чтением Слова Божия и терпением, потому что рождается оно от малодушия, беспечности и празднословия".
Уже в эти годы Прохор, по примеру других монахов, удалявшихся в лес для молитвы, испросил благословение старца в свободное время тоже уходить в лес, где в полном одиночестве творил Иисусову молитву.
Через два года послушник Прохор заболел водянкой, тело его распухло, он испытывал тяжкие страдания. Наставник, отец Иосиф, и другие старцы, любившие Прохора, ухаживали за ним. Болезнь длилась около трех лет, и ни разу никто не услышал от него слова ропота. Старцы, опасаясь за жизнь больного, хотели вызвать к нему врача, однако Прохор просил этого не делать, сказав отцу Пахомию: "Я предал себя, отче святый, Истинному Врачу душ и телес - Господу нашему Иисусу Христу и Пречистой Его Матери...", и желал, чтобы его причастили Святых Таин. Тогда же Прохору было видение: в несказанном свете явилась Матерь Божия в сопровождении святых апостолов Петра и Иоанна Богослова. Указав рукой на больного, Пресвятая Дева сказала Иоанну: "Сей - от рода нашего". Затем она коснулась жезлом бока больного, и тотчас жидкость, наполнявшая тело, стала вытекать через образовавшееся отверстие, и он быстро поправился. Вскоре на месте явления Божией Матери была построена больничная церковь, один из приделов которой был освящен во имя преподобных Зосимы и Савватия Соловецких. Престол для придела преподобный Серафим соорудил своими руками из кипарисового дерева и всегда приобщался Святых Таин в этой церкви.
Пробыв восемь лет послушником в Саровской обители, Прохор принял иноческий постриг с именем Серафим, столь хорошо выражавшим его пламенную любовь ко Господу и стремление ревностно Ему служить. Через год Серафим был посвящен в сан иеродиакона. Горя духом, он ежедневно служил в храме, непрестанно совершая молитвы и после службы. Господь сподобил преподобного благодатных видений во время церковных служб: неоднократно он видел святых Ангелов, сослужащих братии. Особенного благодатного видения преподобный сподобился во время Божественной литургии в Великий Четверг, которую совершали настоятель отец Пахомий и старец Иосиф. Когда после тропарей преподобный произнес "Господи, спаси благочестивыя" и, стоя в царских вратах, навел орарь на молящихся с возгласом "и во веки веков", внезапно его осенил светлый луч. Подняв глаза, преподобный Серафим увидел Господа Иисуса Христа, идущего по воздуху от западных дверей храма, в окружении Небесных Бесплотных Сил. Дойдя до амвона, Господь благословил всех молящихся и вступил в местный образ справа от царских врат. Преподобный Серафим, в духовном восторге взирая на дивное явление, не мог ни слова проговорить, ни сойти с места. Его увели под руки в алтарь, где он простоял еще три часа, меняясь в лице от озарившей его великой благодати.
После видения преподобный усилил подвиги: днем он трудился в обители, а ночи проводил в молитве в лесной пустынной келлии. В 1793 году, в возрасте 39 лет, преподобный Серафим был рукоположен в сан иеромонаха и продолжал служение в храме. После смерти настоятеля, отца Пахомия, преподобный Серафим, имея его предсмертное благословение на новый подвиг пустынножительство, взял также благословение у нового настоятеля - отца Исаии - и ушел в пустынную келлию в нескольких километрах от монастыря, в глухом лесу. Здесь стал он предаваться уединенным молитвам, приходя в обитель лишь в субботу, перед всенощной и, возвращаясь к себе в келлию после литургии, за которой причащался Святых Таин.
Преподобный проводил жизнь в суровых подвигах. Свое келейное молитвенное правило он совершал по уставу древних пустынных обителей; со Святым Евангелием никогда не расставался, прочитывая в течение недели весь Новый Завет, читал также святоотеческие и Богослужебные книги. Преподобный выучил наизусть много церковных песнопений и воспевал их в часы работы в лесу. Около келлии он развел огород и устроил пчельник. Сам себе добывая пропитание, преподобный держал очень строгий пост, ел один раз в сутки, а в среду и пятницу совершенно воздерживался от пищи. В первую неделю Святой Четыредесятницы он не принимал пищи до субботы, когда причащался Святых Таин. Святой старец в уединении настолько иногда погружался во внутреннюю сердечную молитву, что подолгу оставался неподвижным, ничего не слыша и не видя вокруг. Навещавшие его изредка пустынники - схимонах Марк Молчальник и иеродиакон Александр, застав святого в такой молитве, с благоговением тихо удалялись, чтобы не нарушать его созерцания.
В летнюю жару преподобный собирал на болоте мох для удобрения огорода; комары нещадно жалили его, но он благодушно терпел это страдание, говоря: "Страсти истребляются страданием и скорбью, или произвольными, или посылаемыми Промыслом". Около трех лет преподобный питался только одной травой снитью, которая росла вокруг его келлии. К нему все чаще стали приходить, кроме братии, миряне - за советом и благословением. Это нарушало его уединение. Испросив благословение настоятеля, преподобный преградил к себе доступ женщинам, а затем и всем остальным, получив знамение, что Господь одобряет его мысль о полном безмолвии. По молитве преподобного, дорогу в его пустынную келлию преградили огромные сучья вековых сосен. Теперь только птицы, слетавшиеся во множестве к преподобному, и дикие звери посещали его. Преподобный из рук кормил медведя хлебом, когда из монастыря приносили ему хлеб.
Видя подвиги преподобного Серафима, враг рода человеческого вооружился против него и, желая принудить святого оставить безмолвие, решил устрашать его, но преподобный ограждал себя молитвой и силой Животворящего Креста. Диавол навел на святого "мысленную брань" - упорное продолжительное искушение. Для отражения натиска врага преподобный Серафим усугубил труды, взяв на себя подвиг столпничества. Каждую ночь он поднимался на огромный камень в лесу и молился с воздетыми руками, взывая: "Боже, милостив буди мне грешному". Днем же он молился в келлии, также на камне, который принес из леса, сходя с него только для краткого отдыха и подкрепления тела скудной пищей. Так молился преподобный 1000 дней и ночей. Диавол, посрамленный преподобным, задумал умертвить его и наслал грабителей.
Подойдя к святому, работавшему на огороде, разбойники стали требовать от него деньги. У преподобного в это время был в руках топор, он был физически силен и мог бы обороняться, но не захотел этого делать, вспомнив слова Господа: "Взявшие меч мечом погибнут" (Мф. 26, 52). Святой, опустив топор на землю, сказал: "Делайте, что вам надобно". Разбойники стали бить преподобного, обухом проломили голову, сломали несколько ребер, потом, связав его, хотели бросить в реку, но сначала обыскали келлию в поисках денег. Все сокрушив в келлии и ничего не найдя в ней, кроме иконы и нескольких картофелин, они устыдились своего злодеяния и ушли. Преподобный, придя в сознание, дополз до келлии и, жестоко страдая, пролежал всю ночь.
Наутро с великим трудом он добрел до обители. Братия ужаснулись, увидев израненного подвижника. Восемь суток пролежал преподобный, страдая от ран; к нему были вызваны врачи, удивившиеся тому, что Серафим после таких побоев остался жив. Но преподобный не от врачей получил исцеление: Царица Небесная явилась ему в тонком сне с апостолами Петром и Иоанном. Коснувшись головы преподобного, Пресвятая Дева даровала ему исцеление.
После этого случая преподобному Серафиму пришлось провести около пяти месяцев в обители, а затем он опять ушел в пустынную келлию. Оставшись навсегда согбенным, преподобный ходил, опираясь на посох или топорик, однако своих обидчиков простил и просил не наказывать. После смерти настоятеля отца Исаии, бывшего с юности преподобного его другом, он взял на себя подвиг молчальничества, совершенно отрекаясь от всех житейских помыслов для чистейшего предстояния Богу в непрестанной молитве.
Если святому в лесу встречался человек, он падал ниц и не вставал, пока прохожий не удалялся. В таком безмолвии старец провел около трех лет, перестав даже посещать обитель в воскресные дни. Плодом молчания явилось для преподобного Серафима стяжание мира души и радости о Святом Духе. Великий подвижник так впоследствии говорил одному из монахов монастыря: "... радость моя, молю тебя, стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя".
Новый настоятель, отец Нифонт, и старшая братия обители предложили отцу Серафиму или по-прежнему приходить в монастырь по воскресеньям для участия в богослужении и причащения в обители Святых Таин, или вернуться в обитель. Преподобный избрал последнее, так как ему стало трудно ходить из пустыни в монастырь. Весной 1810 года он возвратился в обитель после 15 лет пребывания в пустыни.
Не прерывая молчания, он к этому подвигу прибавил еще и затвор и, никуда не выходя и никого у себя не принимая, непрестанно находился в молитве и Богомыслии. В затворе преподобный Серафим приобрел высокую душевную чистоту и сподобился от Бога особых благодатных даров - прозорливости и чудотворения. Тогда Господь поставил Своего избранника на служение людям в самом высшем монашеском подвиге - старчестве.
25 ноября 1825 года Матерь Божия вместе с празднуемыми в этот день двумя святителями явилась в сонном видении старцу и повелела ему выйти из затвора и принимать у себя немощные души человеческие, требующие наставления, утешения, руководства и исцеления. Благословившись у настоятеля на изменение образа жизни, преподобный открыл двери своей келлии для всех.
Старец видел сердца людей, и он, как духовный врач, исцелял душевные и телесные болезни молитвой к Богу и благодатным словом. Приходившие к преподобному Серафиму чувствовали его великую любовь и с умилением слушали ласковые слова, с которыми он обращался к людям: "радость моя, сокровище мое". Старец стал посещать свою пустынную келлию и родник, называемый Богословским, около которого ему выстроили маленькую келлейку.
Выходя из келлии, старец всегда нес за плечами котомку с камнями. На вопрос, зачем он это делает, святой смиренно отвечал: "Томлю томящего меня".
В последний период земной жизни преподобный Серафим особенно заботился о своем любимом детище - Дивеевской женской обители. Еще в сане иеродиакона он сопровождал покойного настоятеля отца Пахомия в Дивеевскую общину к настоятельнице монахине Александре, великой подвижнице, и тогда отец Пахомий благословил преподобного всегда заботиться о "Дивеевских сиротах". Он был подлинным отцом для сестер, обращавшихся к нему во всех своих духовных и житейских затруднениях. Ученики и духовные друзья помогали святому окормлять Дивеевскую общину - Михаил Васильевич Мантуров, исцеленный преподобным от тяжкой болезни и по совету старца принявший на себя подвиг добровольной нищеты; Елена Васильевна Мантурова, одна из сестер Дивеевских, добровольно согласившаяся умереть из послушания старцу за своего брата, который был еще нужен в этой жизни; Николай Александрович Мотовилов, также исцеленный преподобным. Н. А. Мотовилов записал замечательное поучение преподобного Серафима о цели христианской жизни. В последние годы жизни преподобного Серафима один исцеленный им видел его стоявшим на воздухе во время молитвы. Святой строго запретил рассказывать об этом ранее его смерти.
Все знали и чтили преподобного Серафима как великого подвижника и чудотворца. За год и десять месяцев до своей кончины, в праздник Благовещения, преподобный Серафим еще раз сподобился явления Царицы Небесной в сопровождении Крестителя Господня Иоанна, апостола Иоанна Богослова и двенадцати дев, святых мучениц и преподобных. Пресвятая Дева долго беседовала с преподобным, поручая ему Дивеевских сестер. Закончив беседу, Она сказала ему: "Скоро, любимиче Мой, будешь с нами". При этом явлении, при дивном посещении Богоматери, присутствовала одна Дивеевская старица, по молитве за нее преподобного.
В последний год жизни преподобный Серафим стал заметно слабеть и говорил многим о близкой кончине. В это время его часто видели у гроба, стоявшего в сенях его келлии и приготовленного им для себя. Преподобный сам указал место, где следовало похоронить его, - близ алтаря Успенского собора. 1 января 1833 года преподобный Серафим в последний раз пришел в больничную Зосимо-Савватиевскую церковь к литургии и причастился Святых Таин, после чего благословил братию и простился, сказав: "Спасайтесь, не унывайте, бодрствуйте, днесь нам венцы готовятся". Второго января келейник преподобного, отец Павел, в шестом часу утра вышел из своей келлии, направляясь в церковь, и почувствовал запах гари, исходивший из келлии преподобного; в келлии святого всегда горели свечи, и он говорил: "Пока я жив, пожара не будет, а когда я умру, кончина моя откроется пожаром". Когда двери открыли, оказалось, что книги и другие вещи тлели, а сам преподобный стоял на коленях перед иконой Божией Матери в молитвенном положении, но уже бездыханный. Его чистая душа во время молитвы была взята Ангелами и взлетела к Престолу Бога Вседержителя, верным рабом и служителем Которого преподобный Серафим был всю жизнь.

Кончина преподобного Серафима

Последнее, в земной жизни, явление Богородицы преподобному старцу произошло ранним утром, в Праздник Благовещения, 25 марта 1831 года. Отцу Серафиму было сообщено, что его земные подвиги близятся к завершению. Готовясь к отшествию, старец предупредил ближних, что скоро оставит сей мир.

В 1833 году, в первый его день, Серафим несколько раз выходил к тому месту, которое выбрал для своего захоронения, и долго молился. На следующий день его нашли почившим, стоящим на коленях. Очевидцем чуда, сопутствующего блаженной кончине Филарет Глинский увидел сияние на небе и чью-то душу, с пением возносимую Ангелами на Небо. Долго смотрел он на это чудное видение. Подозвав к себе некоторых братий, оказавшихся тут, показал им необыкновенный свет и, подумав, сказал: «Вот как отходят души праведных! Ныне в Сарове почил отец Серафим». Видеть сияние сподобились только двое из братии. После узнали, что, действительно, в ту самую ночь скончался отец Серафим» (Глинский патерик). В дальнейшем тело праведника было положено во гроб, сделанный им заблаговременно и собственноручно, и предано земле, подле алтаря соборного храма.


1 июля почитаем МУЧЕНИКОВ ЛЕОНТИЯ, ИПАТИЯ И ФЕОДУЛА

МОЛИТВА О БОЖЕСТВЕННОЙ ЗАЩИТЕ
Читается в течение всей жизни

Мученицы Твои, Господи, во страданиих своих венцы прияша нетленныя от Тебе, Бога нашего: имуще бо крепость Твою, мучителей низложиша, сокрушиша и демонов немощныя дерзости. Тех молитвами спаси души наша. Мучителей посрамил еси лукавая коварства и еллинов обличил еси безбожное служение, возсиял еси богоразумие всем человеком ученьми благочестия, богомудре мучениче. Сего ради твою память почитаем любовию, премудре Леонтие. Величаем вас, страстотерпцы святии, и чтем честная страдания ваша, яже за Христа претерпели есте. Аминь

МОЛИТВА ОБ ОЧИЩЕНИИ И ИСЦЕЛЕНИИ ДУШИ( святому мученику Леонтию):
Читается в течение всей жизни

Что тя, страстотерпче, пронаречем; воина Христова, яко погубителя врагов: царя страстей, яко благочестия страдальца: питателя алчущих, яко нищелюбца: праведника, яко рачителя небомудренна. Различная твоя страдания, светлейша борения. Моли, спастися душам нашим. Аминь

О ЖИЗНИ СВЯТЫХ = https://tilda.cc/page/?pageid=4481824&projectid=438392#rec207616535


КОСМА И ДАМИАН РИМСКИЕ
дни почитания - 14 июля


МОЛИТВА О РОДОВОЙ ЗАЩИТЕ

(Читается в течение года)

К вам, святи́и безсре́бреницы и чудотво́рцы Космо́ и Дамиа́не, я́ко к ско́рым помо́щником и те́плым моли́твенником о спасе́нии на́шем, мы, недосто́йнии, прекло́ньше коле́на, прибега́ем и, припа́дающе, усе́рдно вопие́м: не пре́зрите моле́ния нас, гре́шных, немощны́х, во мно́гая беззако́ния впа́дших и по вся дни и часы́ согреша́ющих. Умоли́те Го́спода, да проба́вит нам, недосто́йным чадам Свои́м, вели́кия и бога́тыя Своя́ ми́лости; изба́вите нас от вся́кия ско́рби и боле́зни, вы бо прия́ли есте́ от Го́спода и Спа́са на́шего Иису́са Христа́ неоску́дную благода́ть исцеле́ний, ра́ди тве́рдыя ве́ры, безме́зднаго врачева́ния и му́ченическия кончи́ны ва́шея. Услы́шите нас, моля́щихся, и благоприя́тным хода́тайством ва́шим испроси́те у Христа́ Бо́га правосла́вным лю́дем на враги́ побе́ду и одоле́ние. Па́ки, припа́дающе, приле́жно мо́лим: испроси́те нам от Го́спода вся благополе́зная, я́же в животе́ на́шем вре́меннем, наипа́че же ко спасе́нию ве́чному служа́щая, да сподо́бимся моли́твами ва́шими улучи́ти кончи́ну христиа́нскую, безболе́зненну, непосты́дну, ми́рну, и да изба́вимся от ко́зней диа́вольских и ве́чныя му́ки, безконе́чнаго же и блаже́ннаго Ца́рствия Небе́снаго насле́дницы бу́дем. Ей, уго́дницы Бо́жии, не преста́йте моля́щеся за ны, с ве́рою к вам притека́ющия. А́ще бо по мно́жеству грехо́в на́ших и не́смы досто́йны милосе́рдия ва́шего, оба́че вы, ве́рнии подража́телие человеколю́бия Бо́жия су́ще, сотвори́те, да принесе́м плоды́ досто́йны покая́ния и в ве́чный поко́й дости́гнем, хва́ляще и благословя́ще ди́внаго во святы́х Свои́х Го́спода и Бо́га и Спа́са на́шего Иису́са Христа́, и Пречи́стую Ма́терь Его́, и ва́ше те́плое заступле́ние, всегда́, ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

О ЖИЗНИ СВЯТЫХ- http://baymakova24.ru/svyatie#rec211295458

ПРЕПОДОБНЫЙ АФАНАСИЙ, ИГУМЕН АФОНСКИЙ
18 июля почитаем

МОЛИТВА О ДОЛГОЖИТЕЛЬСТВЕ
(читается в течение всей жизни)

Преподо́бне о́тче Афана́сие, изря́дный уго́дниче Христо́в и вели́кий Афо́нский чудотво́рче! Во дни земна́го жития́ твоего́ мно́гия на путь пра́вый наста́вивый и в Ца́рствие Небе́сное му́дре руководи́вый, ско́рбныя уте́шивый, па́дающим пода́вый ру́ку по́мощи и всем любе́зен, ми́лостив и сострада́телен оте́ц бы́вый, ты ны́не, в Небе́сней пребыва́я све́тлости, наипа́че умно́жавши любо́вь твою́ к нам, немощны́м, в мо́ри жите́йстем разли́чие бе́дствующим, искуша́емым ду́хом зло́бы и страстьми́ свои́ми, вою́ющими на дух. Сего́ ра́ди смире́нно мо́лим тя, святы́й о́тче: по да́нней тебе́ от Бо́га благода́ти помози́ нам твори́ти во́лю Госпо́дню в простоте́ се́рдца и смире́нии, искуше́ния же вра́жия победи́ти и свире́пое страсте́й мо́ре изсуши́ти, да та́ко немо́кренно пре́йдем жите́йскую пучи́ну и предста́тельством твои́м ко Го́споду сподо́бимся дости́гнути обетова́ннаго нам Ца́рствия Небе́снаго, сла́вяще Безнача́льную Тро́ицу, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь

ИСТОРИЯ

Ро­дил­ся в Тра­пезун­де, в бла­го­че­сти­вой хри­сти­ан­ской се­мье и на­зван был Ав­ра­ами­ем. Ра­но оси­ро­тев, он вос­пи­ты­вал­ся у од­ной бла­го­че­сти­вой мо­на­хи­ни, под­ра­жая ей в на­вы­ках ино­че­ской жиз­ни, по­сте и мо­лит­ве. Даль­ней­шее свое об­ра­зо­ва­ние свя­той про­дол­жил в Ви­зан­тии. В со­вер­шен­стве изу­чив раз­лич­ные на­у­ки, он стал на­став­ни­ком юно­ше­ства. По­сле зна­ком­ства с пре­по­доб­ным Ми­ха­и­лом Ма­ле­и­ном, пре­зрев всю мир­скую су­е­ту, свя­той уда­лил­ся в Ки­мин­ский мо­на­стырь в Ма­лой Азии, где при­нял ино­че­ский по­стриг с име­нем Афа­на­сий. В оби­те­ли пре­по­доб­ный Афа­на­сий с усер­ди­ем ис­пол­нял мо­на­стыр­ские по­слу­ша­ния, а в сво­бод­ное вре­мя за­ни­мал­ся пе­ре­пи­сы­ва­ни­ем свя­щен­ных книг. Из­вест­но, что он пе­ре­пи­сал Чет­ве­ро­е­ван­ге­лие и Апо­стол.

Дли­тель­ны­ми по­ста­ми, бде­ни­я­ми, ко­ле­но­пре­кло­не­ни­я­ми, из­ну­ри­тель­ны­ми тру­да­ми пре­по­доб­ный Афа­на­сий до­стиг та­ко­го со­вер­шен­ства, что в 960 г. по бла­го­сло­ве­нию игу­ме­на по­се­лил­ся для пу­стын­но­жи­тель­ства на Свя­той Го­ре Афон. Ко­вар­ный диа­вол, же­лая из­гнать его от­сю­да, бо­рол свя­то­го непре­стан­ны­ми по­мыс­ла­ми уй­ти с ме­ста по­дви­гов. Но пре­по­доб­ный Афа­на­сий по­беж­дал коз­ни вра­га мо­лит­вой, во вре­мя ко­то­рой по­лу­чил дар уми­ли­тель­ных слез.

Спу­стя несколь­ко вре­ме­ни пре­по­доб­ный ос­но­вал на Афоне об­ще­жи­тель­ный мо­на­стырь со стро­гим уста­вом, где и был игу­ме­ном. Сла­ва об оби­те­ли и ее игу­мене-по­движ­ни­ке рас­про­стра­ни­лась по­всю­ду, так что да­же игу­ме­ны мно­гих мо­на­сты­рей и ар­хи­ереи же­ла­ли быть про­сты­ми ино­ка­ми в Лав­ре пре­по­доб­но­го Афа­на­сия.

За свою свя­тую жизнь пре­по­доб­ный Афа­на­сий удо­сто­ил­ся от Гос­по­да да­ра про­зор­ли­во­сти и чу­до­тво­ре­ний: зна­ме­ни­ем кре­ста он ис­це­лял боль­ных и из­го­нял нечи­стых ду­хов. Са­ма Пре­чи­стая Бо­го­ро­ди­ца бла­го­во­ли­ла к свя­то­му и несколь­ко раз яв­ля­лась пре­по­доб­но­му, обе­щая ве­ли­кой Лав­ре свою неоску­де­ва­ю­щую по­мощь и за­щи­ту.

Про­ви­дя свою кон­чи­ну, пре­по­доб­ный про­сил бра­тию не со­блаз­нять­ся о том, что про­изой­дет. Пре­по­дав бра­тии по­след­нее на­став­ле­ние и по­мо­лив­шись, он взо­шел вме­сте с дру­ги­ми ше­стью бра­ти­я­ми на верх хра­ма осмот­реть стро­и­тель­ство. Вдруг неве­до­мы­ми судь­ба­ми Бо­жи­и­ми верх хра­ма об­ру­шил­ся, и пре­по­доб­ный с бра­ти­я­ми бы­ли за­ва­ле­ны кам­ня­ми и там пре­да­ли свои ду­ши в ру­ки Бо­жии. Кон­чи­на свя­то­го по­сле­до­ва­ла в 1000–1001 гг.

Те­ло пре­по­доб­но­го Афа­на­сия, про­ле­жав непо­гре­бен­ным три дня, не из­ме­ни­лось, не отек­ло и не по­тем­не­ло. А во вре­мя по­гре­баль­ных пес­но­пе­ний из ра­ны, ко­то­рая бы­ла на но­ге, во­пре­ки при­ро­де ис­тек­ла кровь. Неко­то­рые стар­цы со­би­ра­ли эту кровь в по­ло­тен­ца, и мно­гие через нее по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние от сво­их бо­лез­ней.


ВЛАДЫКА ШАИ - ВОПЛОЩЕНИЯ
ВЛАДЫКА ШАИ (или ХЕОПС)
дни почитания:
день рождения - 8 октября

4 династия старого царства. Правление около 2624 г. до н.э.

В Египте его почитали как бога судьбы и покровительства. Шаи определял срок человеческой жизни. Вместе со своей супругой Месхенет следил за поведением человека, а на суде в загробном мире рассказывал обо всех поступках богам Великой Эннеады. Если загробный Суд признавал умершего безгрешным, Шаи провожал его душу в Поля Иалу.

В земном мире носил имя Хеопс. Греки передали это имя как Суфис (др.-греч. Σοῦφις), Саофис или Хеопс (др.-греч. Χέωψ). Если отбросить греческое окончание, то получится Суф, Саоф или Хеоп. Это тронное имя царя. Оно означало «Он защищает [меня]».

Шаи (Хуфу)— древнеегипетский царь, второй представитель 4 царского дома, правил в 2589—2566 гг. до н.э. Известен благодаря тому, что ему приписывается самая большая пирамида Египта,— Великая Пирамида, расположенная в Гизе.

О самом Хуфу и его деятельности нам известно очень мало. Даже изображений царя практически не дошло до наших дней. Современной египтологии известно небольшое число памятников, изображающих Хуфу, практически все они фрагментарны:

  • Четыре статуи, на которых начертано имя Шаи;
  • Голова гранитного колосса из Бруклинского музея;
  • Небольшая известняковая голова из Мюнхенского музея;
  • Фрагменты известняковой головы с соколом из Бостонского музея.
Наиболее известным и информативным изображением Хуфу является небольшая статуэтка из слоновой кости, найденная Флиндерсом Питри в Абидосе, и ныне хранящаяся в Каирском музее (JE 36143). Она приведена у нас в качестве иллюстрации (см. справа). Здесь царь изображён в Красной короне.

Наиболее устоявшееся имя царя на русском языке — Хуфу (есть и другие варианты). В греческой традиции царь известен нам как Хеопс, греч. Χέωψ, это ещё одн устроявшееся в русском языке имя царя. Манефон же называел его Суфис, греч. Σοῦφις.

Хуфу — это сокращённая форма имени фараона. Полная — Хнум-Хуфу (Hnmw xwj=f w(j)), что можно перевести как «Оберегает меня Хнум».

Эпоха Старого царства, а особенно, 4 царский дом — это время окончательного формирования царской титулатуры. При Хуфу она ещё не приобрела классического вида. Так, например, у церей ещё не было имени «Сын Солнца», однако уже было имя «Хора Золота», также у Хуфу впервые появилось имя «Двух Владычиц» — Небти.

Несмотря на то, что имя фараона Хуфу известно практически каждому современному европейцу, и было известно ещё со времён античности, мы мало что знаем о реальном царе, времени его правления и личности.

Античная традиция рисует Хуфу классическим древневосточным тираном. Ниболее обстоятельные античные записи о Хуфу содержатся у Геродота:

Так вот, до времени царя Рампсинита, рассказывали далее жрецы, при хороших законах, Египет достиг великого процветания. Однако его преемник Хеопс вверг страну в пучину бедствий. Прежде всего, он повелел закрыть все святилища и запретил совершать жертвоприношения. Затем заставил всех египтян работать на него. Так, одни были обязаны перетаскивать к Нилу огромные глыбы камней из каменоломен в Аравийских горах (через реку камни перевозили на кораблях), а другим было приказано тащить их дальше до так называемых Ливийских гор. Сто тысяч людей выполняло эту работу непрерывно, сменяясь каждые три месяца. Десять лет пришлось измученному народу строить дорогу, по которой тащили эти каменные глыбы,— работа, по-моему, едва ли не столь же огромная, как и постройка самой пирамиды.

Геродот. История. Книга II, 124.

Такое негативное отношение Геродота, а вслед за ним и других античных и более поздних авторов вызвано было, вероятно, тем, что они поражены были размерами отстроенной при Хуфу Великой Пирамидой. Каждый пытался высчитать, сколько нужно было средств на простройку столь колоссального сооружения, сколько людей заставляли работать. Как бы ни была колоссальна постройка Хуфу, человеческих жертв ради неё было, по всей видимости не столь много, как кажется некоторым современным и древним обывателям. Дело в том, что пирамида для Хуфу — это не просто удовлетворение непомерных царских амбиций, а дорога в вечную жизнь. И, при этом, дорога не только для царя, но и для всего Египта. Кроме того, вряд ли древние египтяне особо переживали и работали из-под плётки на строительстве. Их мышление было совершенно другим. Они знали, что Хуфу — это не царь, а бог, живой бог, и работать на него было очень престижно. Более того, строители пирамиды не просто работали на бога-царя, они возволиди себе лестницу в будущую вечную жизнь. они верили в то, что, построив пирамиду, смогут попасть в вечную жизнь, а без неё — умрут вечной смертью.

Отцом Хуфу был добродетельный царь Снофру. Было у него несколько детей: Джедефра, Кауаб, Хафра, Джедефхор, Бауфра и др. Джедефра и Хафра впоследствии наследовали отцу и правили Египтом. Кауаб и Бауфра скончались, видимо, ещё молодыми. А Джедефхор известен, как великий мудрец Древнего Египта.

Если верить немногочисленным источникам, Хуфу отправлял военную экспедицию на Синайский полуостров с целью нейтрализации местных кочевых племён, однако, более знаменательных эпизодов его правления до сих пор не замечено. За исключение одного.

Дело, прославившее царя — это отстроенная визирем и родственником Хемиуном Великая пирамида. Древние греки считали пирамиду Хуфу первым из Семи чудес света. Вплоть до недавнего времени пирамида являлась самым колоссальным сооружением мира. Высотный рекорд Великой пирамиды был побит только в 1889 году с постройкой Эйфелевой башни. Первоначально высота пирамиды составляла 146,6 м. Сегодня, из-за утраты нескольких камней, высота пирамиды составляет около 137 метров. Пирамида сложена из 2,3 миллионов известняковых блоков, которые были подогнаны друг к другу с высочайшей точностью.

Внутри пирамиды Хеопса находятся три погребальные камеры, расположенные одна над другой. Саркофаг находится только в одной. Назначение же двух других до сих пор отсаётся под вопросом и является дискуссионным моментом.

КОСМА И ДАМИАН РИМСКИЕ
дни почитания - 14 июля


МОЛИТВА О РОДОВОЙ ЗАЩИТЕ

(Читается в течение года)

К вам, святи́и безсре́бреницы и чудотво́рцы Космо́ и Дамиа́не, я́ко к ско́рым помо́щником и те́плым моли́твенником о спасе́нии на́шем, мы, недосто́йнии, прекло́ньше коле́на, прибега́ем и, припа́дающе, усе́рдно вопие́м: не пре́зрите моле́ния нас, гре́шных, немощны́х, во мно́гая беззако́ния впа́дших и по вся дни и часы́ согреша́ющих. Умоли́те Го́спода, да проба́вит нам, недосто́йным чадам Свои́м, вели́кия и бога́тыя Своя́ ми́лости; изба́вите нас от вся́кия ско́рби и боле́зни, вы бо прия́ли есте́ от Го́спода и Спа́са на́шего Иису́са Христа́ неоску́дную благода́ть исцеле́ний, ра́ди тве́рдыя ве́ры, безме́зднаго врачева́ния и му́ченическия кончи́ны ва́шея. Услы́шите нас, моля́щихся, и благоприя́тным хода́тайством ва́шим испроси́те у Христа́ Бо́га правосла́вным лю́дем на враги́ побе́ду и одоле́ние. Па́ки, припа́дающе, приле́жно мо́лим: испроси́те нам от Го́спода вся благополе́зная, я́же в животе́ на́шем вре́меннем, наипа́че же ко спасе́нию ве́чному служа́щая, да сподо́бимся моли́твами ва́шими улучи́ти кончи́ну христиа́нскую, безболе́зненну, непосты́дну, ми́рну, и да изба́вимся от ко́зней диа́вольских и ве́чныя му́ки, безконе́чнаго же и блаже́ннаго Ца́рствия Небе́снаго насле́дницы бу́дем. Ей, уго́дницы Бо́жии, не преста́йте моля́щеся за ны, с ве́рою к вам притека́ющия. А́ще бо по мно́жеству грехо́в на́ших и не́смы досто́йны милосе́рдия ва́шего, оба́че вы, ве́рнии подража́телие человеколю́бия Бо́жия су́ще, сотвори́те, да принесе́м плоды́ досто́йны покая́ния и в ве́чный поко́й дости́гнем, хва́ляще и благословя́ще ди́внаго во святы́х Свои́х Го́спода и Бо́га и Спа́са на́шего Иису́са Христа́, и Пречи́стую Ма́терь Его́, и ва́ше те́плое заступле́ние, всегда́, ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

О ЖИЗНИ СВЯТЫХ- http://baymakova24.ru/svyatie#rec211295458



ПЕЛАГЕЯ ЖИДКО
26 июня день поминания

Му­че­ни­ца Пе­ла­гия ро­ди­лась в 1897 го­ду в се­ле Ку­че­ря­ев­ка Боб­ров­ско­го уез­да Во­ро­неж­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Сте­па­на Сте­па­но­ви­ча Жид­ко. Она вы­рос­ла, и серд­це ее уже не на­хо­ди­ло пол­но­го удо­вле­тво­ре­ния в мир­ской жиз­ни, и она ре­ши­ла все­це­ло по­свя­тить свою жизнь слу­же­нию Гос­по­ду. В два­дца­тых го­дах бы­ли уже за­кры­ты все мо­на­сты­ри в Во­ро­неж­ской об­ла­сти, и мо­на­хи разо­шлись по се­лам, мно­гие из них слу­жи­ли в при­ход­ских хра­мах, и во­круг них ста­ли со­би­рать­ся хри­сти­ан­ские об­щи­ны. Лю­ди да­ва­ли мо­на­ше­ские обе­ты и при­ни­ма­ли по­стри­ги, как в хри­сти­ан­ских об­щи­нах древ­но­сти во вре­мя пер­вых го­не­ний; по­се­ля­ясь в сель­ских до­мах по два-три еди­но­мыс­лен­ных че­ло­ве­ка, они ве­ли мо­на­ше­ский об­раз жиз­ни. По­сле то­го как бы­ли за­кры­ты все бли­жай­шие хра­мы, они ста­ли при­гла­шать свя­щен­ни­ков до­мой для со­вер­ше­ния бо­го­слу­же­ний.
Го­не­ния на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь не пре­кра­ща­лись, ка­ра­тель­ные ор­га­ны без­бож­но­го го­су­дар­ства аре­сто­вы­ва­ли все но­вых и но­вых лю­дей, и к кон­цу 1937 го­да уже не оста­лось во­все в Бу­тур­ли­нов­ском рай­оне свя­щен­ни­ков, но ищу­щие мо­на­ше­ской жиз­ни по-преж­не­му со­би­ра­лись вме­сте для об­щей мо­лит­вы, вы­би­рая се­бе в ка­че­стве ру­ко­во­ди­те­ля стар­ше­го и в ду­хов­ном от­но­ше­нии бо­лее гра­мот­но­го и опыт­но­го че­ло­ве­ка.
В 1937 го­ду со­труд­ни­ки Во­ро­неж­ско­го УНКВД при­сту­пи­ли к уни­что­же­нию по­след­них хри­сти­ан­ских об­щин. «Управ­ле­ни­ем НКВД по Во­ро­неж­ской об­ла­сти, – пи­са­ли они, – вскры­та и лик­ви­ди­ро­ва­на контр­ре­во­лю­ци­он­ная цер­ков­но-мо­нар­хи­че­ская ор­га­ни­за­ция на тер­ри­то­рии пя­ти рай­о­нов Во­ро­неж­ской об­ла­сти... по ко­то­рой аре­сто­ва­но 127 че­ло­век». Сре­ди дру­гих 27 но­яб­ря 1937 го­да бы­ла аре­сто­ва­на и Пе­ла­гия. Сле­до­ва­тель в тот же день до­про­сил ее.
– Вы аре­сто­ва­ны за про­во­ди­мую ва­ми контр­ре­во­лю­ци­он­ную про­па­ган­ду. При­зна­е­те се­бя в этом ви­нов­ной? – спро­сил он.
– Нет, – от­ве­ти­ла Пе­ла­гия, – ви­нов­ной се­бя в этом не при­знаю, так как ни­ка­кой контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­стью не за­ни­ма­лась.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы на сво­их сбо­ри­щах, кро­ме пе­ния цер­ков­ных пе­сен, ве­де­те контр­ре­во­лю­ци­он­ную про­па­ган­ду. При­зна­е­те вы это?
– Нет, я это­го не при­знаю, так как ни­ка­кой контр­ре­во­лю­ци­он­ной про­па­ган­дой мы там не за­ни­ма­лись.
– Вы про­дол­жа­е­те врать след­ствию. На­ста­и­ваю на да­че прав­ди­вых и ис­чер­пы­ва­ю­щих по­ка­за­ний.
– Я уже вам го­во­ри­ла, что ни­ка­кой контр­ре­во­лю­ци­он­ной про­па­ган­дой я не за­ни­ма­лась; я ви­но­ва­та толь­ко в том, что вы­ка­зы­ва­ла недо­воль­ство кол­хоз­ной жиз­нью, го­во­ря, что ес­ли бы не бы­ло кол­хо­зов, то жизнь бы­ла бы луч­ше. Боль­ше я ни­че­го не го­во­ри­ла.
– Вам за­чи­ты­ва­ют­ся по­ка­за­ния сви­де­те­лей... ули­ча­ю­щие вас в том, что вы в сен­тяб­ре 1937 го­да сре­ди кол­хоз­ни­ков ве­ли ан­ти­кол­хоз­ную про­па­ган­ду, при этом воз­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную кле­ве­ту на ру­ко­во­ди­те­лей пар­тии и со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства. При­зна­е­те се­бя в этом ви­нов­ной?
– Нет, в этом я се­бя ви­нов­ной не при­знаю.
Бы­ли вы­зва­ны штат­ные сви­де­те­ли; од­на из сви­де­тель­ниц по­ка­за­ла, что Пе­ла­гия во вре­мя раз­го­во­ра за­яви­ла ей, что вы, мол, де­тей ро­жа­е­те, тру­ди­тесь, му­ча­е­тесь, а мы му­ча­ем­ся тем, что нас треп­лет со­вет­ская власть, ком­му­ни­сты.
Несмот­ря на от­вер­же­ние ви­ны об­ви­ня­е­мы­ми, след­ствие, опи­ра­ясь на по­ка­за­ния сви­де­те­лей, со­чло до­ка­зан­ным, что об­ви­ня­е­мые «яв­ля­ют­ся ак­тив­ны­ми чле­на­ми лик­ви­ди­ро­ван­ной контр­ре­во­лю­ци­он­ной цер­ков­но-мо­нар­хи­че­ской ор­га­ни­за­ции... ко­то­рые про­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность, на­прав­лен­ную на свер­же­ние со­вет­ской вла­сти во­ору­жен­ным пу­тем, пу­тем ор­га­ни­за­ции тер­ро­ра над во­ждя­ми ВКП(б) и со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства».
15 де­каб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла Пе­ла­гию к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вом ла­ге­ре.
В это вре­мя она на­ча­ла слеп­нуть и, ко­гда 16 ян­ва­ря 1942 го­да по­сле мно­гих тю­рем при­бы­ла в Кар­лаг в Ка­зах­стане, то бы­ла уже со­вер­шен­но сле­пой. Внеш­ний мир по­мерк для нее, и пе­ред рев­ност­ной хри­сти­ан­кой от­крыл­ся про­стор для очей внут­рен­них. Пе­ла­гия Жид­ко скон­ча­лась 26 июня 1944 го­да на участ­ке Кар­ла­га Джар­тас и бы­ла по­гре­бе­на в без­вест­ной мо­ги­ле на ла­гер­ном клад­би­ще.

МОЛИТВА ПРОШЕНИЕ ЗА СВЯТЫХ
"Великий Творец, Бог. Каждый предстанет пред очами Твоими в назначенный час. Молим Тебя, Отче, помилуй души усопших братьев наших (имена). Даруй им милость свою, как прощаешь грехи раскаивавшимся искренне. Избавь их от мучений, прости и помилуй их невольные грехи. Как чада просят прощения у родителей своих, так и мы молим тебя за них о прощении. Направь их Путем Света, и дай им место в чертогах твоих. Аминь!"


1 июля почитаем МУЧЕНИКОВ ЛЕОНТИЯ, ИПАТИЯ И ФЕОДУЛА

МОЛИТВА О БОЖЕСТВЕННОЙ ЗАЩИТЕ
Читается в течение всей жизни

Мученицы Твои, Господи, во страданиих своих венцы прияша нетленныя от Тебе, Бога нашего: имуще бо крепость Твою, мучителей низложиша, сокрушиша и демонов немощныя дерзости. Тех молитвами спаси души наша. Мучителей посрамил еси лукавая коварства и еллинов обличил еси безбожное служение, возсиял еси богоразумие всем человеком ученьми благочестия, богомудре мучениче. Сего ради твою память почитаем любовию, премудре Леонтие. Величаем вас, страстотерпцы святии, и чтем честная страдания ваша, яже за Христа претерпели есте. Аминь

МОЛИТВА ОБ ОЧИЩЕНИИ И ИСЦЕЛЕНИИ ДУШИ( святому мученику Леонтию):
Читается в течение всей жизни

Что тя, страстотерпче, пронаречем; воина Христова, яко погубителя врагов: царя страстей, яко благочестия страдальца: питателя алчущих, яко нищелюбца: праведника, яко рачителя небомудренна. Различная твоя страдания, светлейша борения. Моли, спастися душам нашим. Аминь

О ЖИЗНИ СВЯТЫХ = https://tilda.cc/page/?pageid=4481824&projectid=438392#rec207616535
НИКОЛАЙ II, ИМПЕРАТОР ВСЕРОССИЙСКИЙ

МОЛИТВА О ДУХОВНОМ РАЗВИТИИ
Читается в течение всей жизни

О, святы́й страстоте́рпче, царю́ му́чениче Нико́лае! Госпо́дь тя избра́ пома́занника Своего́, во е́же ми́лостивно и пра́во суди́ти лю́дем твои́м и храни́телем Це́ркве Правосла́вныя бы́ти. Сего́ ра́ди со стра́хом Бо́жиим ца́рское служе́ние и о душа́х попече́ние соверша́л еси́. Госпо́дь же, испыту́я тя, я́ко И́ова Многострада́льнаго, попусти́ ти поноше́ния, ско́рби го́рькия, изме́ну, преда́тельство, бли́жних отчужде́ние и в душе́вных му́ках земна́го ца́рства оставле́ние. Вся сия́ ра́ди бла́га Росси́и, я́ко ве́рный сын ея́, претерпе́в и, я́ко и́стинное чадо Христо́во, му́ченическую кончи́ну прие́м, Небе́снаго Ца́рства дости́гл еси́, иде́же наслажда́ешися Вы́шния сла́вы у Престо́ла всех Царя́, ку́пно со свято́ю супру́жницею твое́ю, цари́цею Алекса́ндрою, и ца́рственными ча́ды Алекси́ем, О́льгою, Татия́ною, Мари́ею и Анастаси́ею. Ны́не, име́я дерзнове́ние ве́лие у Христа́ Царя́, моли́, да прости́т Госпо́дь грех отступле́ния наро́да на́шего, и пода́ст грехо́в проще́ние, и на вся́кую доброде́тель наста́вит нас, да стяжи́м смире́ние, кро́тость и любо́вь и сподо́бимся Небе́сного Ца́рствия, иде́же ку́пно с тобо́ю и все́ми святы́ми новому́ченики и испове́дники Росси́йскими просла́вим Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.


СТРАСТОТЕРПЦЫ ЦАРЬ НИКОЛАЙ II, ЦАРИЦА АЛЕКСАНДРА, ЦАРЕВИЧ АЛЕКСИЙ, ВЕЛИКИЕ КНЯЖНЫ ОЛЬГА, ТАТИАНА, МАРИЯ И АНАСТАСИЯ
(воплощения владыки Шаи и владыки Астары)

Бу­ду­щий им­пе­ра­тор Все­рос­сийский Ни­ко­лай II ро­дил­ся 6 (18) мая 1868 го­да, в день свя­то­го пра­вед­но­го Ио­ва Мно­го­стра­даль­но­го. Он был стар­шим сы­ном им­пе­ра­то­ра Алек­санд­ра III и его су­пру­ги им­пе­ра­три­цы Ма­рии Фе­одо­ров­ны. Вос­пи­та­ние, по­лу­чен­ное им под ру­ко­вод­ством от­ца, бы­ло стро­гим, по­чти су­ро­вым. «Мне нуж­ны нор­маль­ные здо­ро­вые рус­ские де­ти» – та­кое тре­бо­ва­ние вы­дви­гал им­пе­ра­тор к вос­пи­та­те­лям сво­их де­тей. А та­кое вос­пи­та­ние мог­ло быть по ду­ху только пра­во­слав­ным. Еще ма­леньким ре­бен­ком на­след­ник це­са­ре­вич про­яв­лял осо­бую лю­бовь к Бо­гу, к Его Церк­ви. Он по­лу­чил весь­ма хо­ро­шее до­маш­нее об­ра­зо­ва­ние – знал не­сколько язы­ков, изу­чил рус­скую и ми­ро­вую исто­рию, глу­бо­ко раз­би­рал­ся в во­ен­ном де­ле, был ши­ро­ко эру­ди­ро­ван­ным че­ло­ве­ком. У им­пе­ра­то­ра Алек­санд­ра III бы­ла про­грам­ма всесто­рон­ней под­го­тов­ки на­след­ни­ка к ис­пол­не­нию мо­нар­ших обя­зан­но­стей, но этим пла­нам в пол­ной ме­ре не суж­де­но бы­ло осу­ще­ствить­ся...

Им­пе­ра­три­ца Алек­санд­ра Фе­одо­ров­на1 (прин­цес­са Али­са Вик­то­рия Еле­на Лу­и­за Бе­ат­ри­са) ро­ди­лась 25 мая (7 июня) 1872 го­да в Дарм­штад­те, сто­ли­це не­боль­шо­го гер­ман­ско­го гер­цог­ства, к то­му вре­ме­ни уже на­сильствен­но вклю­чен­но­го в Гер­ман­скую им­пе­рию. От­цом Али­сы был ве­ли­кий гер­цог Гес­сен-Дарм­штадт­ский Лю­двиг, а ма­те­рью – прин­цес­са Али­са Ан­глий­ская, тре­тья дочь ко­ро­ле­вы Вик­то­рии. В мла­ден­че­стве прин­цес­са Али­са – до­ма ее зва­ли Али­кc – бы­ла ве­се­лым, жи­вым ре­бен­ком, по­лу­чив за это про­зви­ще «Сан­ни» (Сол­ныш­ко). Де­ти гес­сен­ской че­ты – а их бы­ло се­ме­ро – вос­пи­ты­ва­лись в глу­бо­ко пат­ри­ар­халь­ных тра­ди­ци­ях. Жизнь их про­хо­ди­ла по стро­го уста­нов­лен­но­му ма­те­рью ре­гла­мен­ту, ни од­ной ми­ну­ты не долж­но бы­ло про­хо­дить без де­ла. Одеж­да и еда де­тей бы­ли очень про­сты­ми. Де­воч­ки са­ми за­жи­га­ли ка­ми­ны, уби­ра­ли свои ком­на­ты. Мать ста­ра­лась с дет­ства при­вить им ка­че­ства, ос­но­ван­ные на глу­бо­ко хри­сти­ан­ском под­хо­де к жиз­ни.

Пер­вое го­ре Аликс пе­ре­нес­ла в шесть лет – от диф­те­рии в воз­расте трид­ца­ти пя­ти лет умер­ла ее мать. По­сле пе­ре­жи­той тра­ге­дии ма­ленькая Аликс ста­ла за­мк­ну­той, от­чуж­ден­ной, на­ча­ла сто­ро­нить­ся не­зна­ко­мых лю­дей; успо­ка­и­ва­лась она только в се­мей­ном кру­гу. По­сле смер­ти до­че­ри ко­ро­ле­ва Вик­то­рия пе­ре­нес­ла свою лю­бовь на ее де­тей, осо­бен­но на млад­шую, Аликс. Ее вос­пи­та­ние, об­ра­зо­ва­ние от­ны­не про­хо­ди­ло под кон­тро­лем ба­буш­ки.

Пер­вая встре­ча шест­на­дца­ти­лет­не­го на­след­ни­ка це­са­ре­ви­ча Ни­ко­лая Алек­сан­дро­ви­ча и со­всем юной прин­цес­сы Али­сы про­изо­шла в 1884 го­ду, ко­г­да ее стар­шая сест­ра, бу­ду­щая пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Ели­за­ве­та, всту­пи­ла в брак с Ве­ли­ким кня­зем Сер­ге­ем Алек­сан­дро­ви­чем, дя­дей це­са­ре­ви­ча. Меж­ду мо­ло­ды­ми людь­ми за­вя­за­лась креп­кая друж­ба, пе­ре­шед­шая за­тем в глу­бо­кую и все воз­рас­та­ю­щую лю­бовь. Ко­г­да в 1889 го­ду, до­стиг­нув со­вер­шен­но­ле­тия, на­след­ник об­ра­тил­ся к ро­ди­те­лям с прось­бой бла­го­сло­вить его на брак с прин­цес­сой Али­сой, отец от­ка­зал, мо­ти­ви­руя от­каз мо­ло­до­стью на­след­ни­ка. При­шлось сми­рить­ся пе­ред от­цов­ской во­лей. В 1894 го­ду, ви­дя не­по­ко­ле­би­мую ре­ши­мость сы­на, обыч­но мяг­ко­го и да­же роб­ко­го в об­ще­нии с от­цом, им­пе­ра­тор Алек­сандр III да­ет бла­го­сло­ве­ние на брак. Един­ствен­ным пре­пят­стви­ем оста­вал­ся пе­ре­ход в пра­во­сла­вие – по рос­сийским за­ко­нам не­ве­ста на­след­ни­ка рос­сийско­го пре­сто­ла долж­на быть пра­во­слав­ной. Про­те­стант­ка по вос­пи­та­нию, Али­са бы­ла убеж­де­на в истин­но­сти сво­е­го ис­по­ве­да­ния и по­на­ча­лу сму­ща­лась не­об­хо­ди­мо­стью пе­ре­ме­ны ве­ро­ис­по­ве­да­ния.

Ра­дость вза­им­ной люб­ви бы­ла омра­че­на рез­ким ухуд­ше­ни­ем здо­ро­вья от­ца – им­пе­ра­то­ра Алек­санд­ра III. По­езд­ка в Крым осе­нью 1894 го­да не при­нес­ла ему об­лег­че­ния, тя­же­лый не­дуг не­у­мо­ли­мо уно­сил си­лы...

20 ок­тяб­ря им­пе­ра­тор Алек­сандр III скон­чал­ся. На сле­ду­ю­щий день в двор­цо­вой церк­ви Ли­ва­дийско­го двор­ца прин­цес­са Али­са бы­ла при­со­еди­не­на к пра­во­сла­вию че­рез Ми­ро­по­ма­за­ние, по­лу­чив имя Алек­сан­д­ры Фе­одо­ров­ны.

Не­смот­ря на тра­ур по от­цу, бы­ло ре­ше­но не от­кла­ды­вать бра­ко­со­че­та­ние, но оно со­сто­я­лось в са­мой скром­ной об­ста­нов­ке 14 но­яб­ря 1894 го­да. На­сту­пив­шие за­тем дни се­мей­но­го сча­стья вско­ре сме­ни­лись для но­во­го им­пе­ра­то­ра не­об­хо­ди­мо­стью при­ня­тия на се­бя все­го бре­ме­ни управ­ле­ния Рос­сийской им­пе­ри­ей.

Ран­няя смерть Алек­санд­ра III не поз­во­ли­ла впол­не за­вер­шить под­го­тов­ку на­след­ни­ка к ис­пол­не­нию обя­зан­но­стей мо­нар­ха. Он еще не был пол­но­стью вве­ден в курс выс­ших го­су­дар­ствен­ных дел, уже по­сле вос­ше­ствия на пре­стол мно­гое ему при­шлось узна­вать из до­кла­дов сво­их ми­ни­стров.

Впро­чем, ха­рак­тер Ни­ко­лая Алек­сан­дро­ви­ча, ко­то­ро­му при во­ца­ре­нии бы­ло два­дцать шесть лет, и его ми­ро­воз­зре­ние к это­му вре­ме­ни впол­не опре­де­ли­лись.

Ли­ца, сто­яв­шие близ­ко ко дво­ру, от­ме­ча­ли его жи­вой ум – он все­гда быст­ро схва­ты­вал су­ще­ство до­кла­ды­ва­е­мых ему во­про­сов, пре­крас­ную па­мять, осо­бен­но на ли­ца, бла­го­род­ство об­ра­за мыс­лей. Но це­са­ре­ви­ча зас­ло­ня­ла мощ­ная фи­гу­ра Алек­санд­ра III. Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич сво­ей мяг­ко­стью, так­тич­но­стью в об­ра­ще­нии, скром­ны­ми ма­не­ра­ми на мно­гих про­из­во­дил впе­чат­ле­ние че­ло­ве­ка, не уна­сле­до­вав­ше­го силь­ной во­ли сво­е­го от­ца.


Ру­ко­вод­ством для им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II бы­ло по­ли­ти­че­ское за­ве­ща­ние от­ца: «Я за­ве­щаю те­бе лю­бить все, что слу­жит ко бла­гу, че­сти и до­сто­ин­ству Рос­сии. Охра­няй са­мо­дер­жа­вие, па­мя­туя при­том, что ты не­сешь от­вет­ствен­ность за судь­бу тво­их под­дан­ных пе­ред Пре­сто­лом Все­выш­не­го. Ве­ра в Бо­га и свя­тость тво­е­го цар­ско­го дол­га да бу­дет для те­бя ос­но­вой тво­ей жиз­ни. Будь тверд и му­же­ствен, не про­яв­ляй ни­ко­г­да сла­бо­сти. Выслу­ши­вай всех, в этом нет ни­че­го по­зор­но­го, но слу­шай­ся са­мо­го се­бя и сво­ей со­ве­сти».

С са­мо­го на­ча­ла сво­е­го прав­ле­ния дер­жа­вой Рос­сийской им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II от­но­сил­ся к не­се­нию обя­зан­но­стей мо­нар­ха как к свя­щен­но­му дол­гу. Го­су­дарь глу­бо­ко ве­рил, что и для сто­мил­ли­он­но­го рус­ско­го на­ро­да цар­ская власть бы­ла и оста­ет­ся свя­щен­ной. В нем все­гда жи­ло пред­став­ле­ние о том, что ца­рю и ца­ри­це сле­ду­ет быть бли­же к на­ро­ду, ча­ще ви­деть его и боль­ше до­ве­рять ему.

1896 год был оз­на­ме­но­ван ко­ро­на­ци­он­ны­ми тор­же­ства­ми в Москве. Вен­ча­ние на цар­ство – важ­ней­шее со­бытие в жиз­ни мо­нар­ха, в осо­бен­но­сти ко­г­да он про­ник­нут глу­бо­кой ве­рой в свое призва­ние. Над цар­ской че­той бы­ло со­вер­ше­но Та­ин­ство Ми­ро­по­ма­за­ния – в знак то­го, что как нет вы­ше, так и нет труд­нее на зем­ле цар­ской вла­сти, нет бре­ме­ни тя­же­лее цар­ско­го слу­же­ния, Гос­подь... даст кре­пость ца­рем на­шим (1Цар.2,10). С это­го мг­но­ве­ния го­су­дарь по­чув­ство­вал се­бя под­лин­ным по­ма­зан­ни­ком Бо­жи­им. С дет­ства об­ру­чен­ный Рос­сии, он в этот день как бы по­вен­чал­ся с ней.

К ве­ли­кой скор­би го­су­да­ря, тор­же­ства в Москве бы­ли омра­че­ны ка­та­стро­фой на Ходын­ском по­ле: в ожи­дав­шей цар­ских по­дар­ков тол­пе про­изо­шла дав­ка, в ко­то­рой по­гиб­ло мно­го лю­дей. Став вер­хов­ным пра­ви­те­лем огром­ной им­пе­рии, в ру­ках ко­то­ро­го прак­ти­че­ски со­сре­до­та­чи­ва­лась вся пол­но­та за­ко­но­да­тель­ной, ис­пол­ни­тель­ной и су­деб­ной вла­сти, Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич взял на се­бя гро­мад­ную исто­ри­че­скую и мо­раль­ную от­вет­ствен­ность за все про­ис­хо­дя­щее во вве­рен­ном ему го­су­дар­стве. И од­ной из важ­ней­ших сво­их обя­зан­но­стей по­чи­тал го­су­дарь хра­не­ние ве­ры пра­во­слав­ной, по сло­ву Свя­щен­но­го Пи­са­ния: «царь... за­клю­чил пред ли­цем Гос­под­ним за­вет — по­сле­до­вать Гос­по­ду и со­блю­дать за­по­ве­ди Его и от­кро­ве­ния Его и уста­вы Его все­го серд­ца и от всей ду­ши» (4Цар.23,3). Че­рез год по­сле сва­дь­бы, 3 но­яб­ря 1895 го­да, ро­ди­лась пер­вая дочь – ве­ли­кая княж­на Оль­га; за ней по­сле­до­ва­ло по­яв­ле­ние на свет трех пол­ных здо­ро­вья и жиз­ни до­че­рей, ко­то­рые со­став­ля­ли ра­дость сво­их ро­ди­те­лей, ве­ли­ких кня­жон Та­ти­а­ны (29 мая 1897 го­да), Ма­рии (14 июня 1899 го­да) и Ана­с­та­сии (5 июня 1901 го­да). Но эта ра­дость бы­ла не без при­ме­си го­ре­чи – за­вет­ным же­ла­ни­ем цар­ской че­ты бы­ло рож­де­ние на­след­ни­ка, что­бы Гос­подь при­ло­жил дни ко дням ца­ря, ле­та его про­длил в род и род (Пс.60,7).

Дол­го­ждан­ное со­бытие про­изо­шло 12 ав­гу­ста 1904 го­да, че­рез год по­сле па­лом­ни­че­ства цар­ской се­мьи в Са­ров, на тор­же­ства про­слав­ле­ния пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма. Ка­за­лось, на­чи­на­ет­ся но­вая свет­лая по­ло­са в их се­мей­ной жиз­ни. Но уже че­рез не­сколько не­дель по­сле рож­де­ния ца­ре­ви­ча Алек­сия выяс­ни­лось, что он бо­лен ге­мо­фи­ли­ей. Жизнь ре­бен­ка все вре­мя ви­се­ла на во­лос­ке: ма­лей­шее кро­во­те­че­ние мог­ло сто­ить ему жиз­ни. Стра­да­ния ма­те­ри бы­ли осо­бен­но силь­ны...

Глу­бо­кая и ис­крен­няя ре­ли­ги­оз­ность вы­де­ля­ла им­пе­ра­тор­скую че­ту сре­ди пред­ста­ви­те­лей то­г­даш­ней ари­сто­кра­тии. Ду­хом пра­во­слав­ной ве­ры бы­ло про­ник­ну­то с са­мо­го на­ча­ла и вос­пи­та­ние де­тей им­пе­ра­тор­ской се­мьи. Все ее чле­ны жи­ли в со­о­т­вет­ствии с тра­ди­ци­я­ми пра­во­слав­но­го бла­го­че­стия. Обя­за­тель­ные по­се­ще­ния бо­го­слу­же­ний в вос­крес­ные и празд­нич­ные дни, го­ве­ние во вре­мя по­стов бы­ли не­отъем­ле­мой ча­стью быта рус­ских ца­рей, ибо царь упо­ва­ет на Гос­по­да, и во бла­го­сти Все­выш­не­го не по­ко­леб­лет­ся (Пс.20,8).

Од­на­ко лич­ная ре­ли­ги­оз­ность го­су­да­ря Ни­ко­лая Алек­сан­дро­ви­ча и в осо­бен­но­сти его су­пру­ги бы­ла чем-то бес­спор­но боль­шим, чем про­стое сле­до­ва­ние тра­ди­ци­ям. Цар­ская че­та не только по­се­ща­ет хра­мы и мо­на­стыри во вре­мя сво­их мно­го­чис­лен­ных по­ез­док, по­кло­ня­ет­ся чу­до­твор­ным ико­нам и мо­щам свя­тых, но и со­вер­ша­ет па­лом­ни­че­ства, как это бы­ло в 1903 го­ду во вре­мя про­слав­ле­ния пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го. Крат­кие бо­го­слу­же­ния в при­двор­ных хра­мах не удо­вле­тво­ря­ли уже им­пе­ра­то­ра и им­пе­ра­три­цу. Спе­ци­аль­но для них со­вер­ша­лись служ­бы в цар­ско­сельском Фе­одо­ров­ском со­бо­ре, по­стро­ен­ном в сти­ле XVI ве­ка. Здесь им­пе­ра­три­ца Алек­санд­ра мо­ли­лась пе­ред ана­ло­ем с рас­крыты­ми бо­го­слу­жеб­ны­ми кни­га­ми, вни­ма­тель­но сле­дя за хо­дом цер­ков­ной служ­бы.

Нуж­дам Пра­во­слав­ной Церк­ви им­пе­ра­тор уде­лял огром­ное вни­ма­ние во все вре­мя сво­е­го цар­ство­ва­ния. Как и все рос­сийские им­пе­ра­то­ры, Ни­ко­лай II щед­ро жерт­во­вал на по­стройку но­вых хра­мов, в том чис­ле и за пре­де­ла­ми Рос­сии. За го­ды его цар­ство­ва­ния чис­ло при­ход­ских церк­вей в Рос­сии уве­ли­чи­лось бо­лее чем на 10 ты­сяч, бы­ло от­крыто бо­лее 250 но­вых мо­на­стырей. Им­пе­ра­тор сам участ­во­вал в за­клад­ке но­вых хра­мов и дру­гих цер­ков­ных тор­же­ствах. Лич­ное бла­го­че­стие го­су­да­ря про­яви­лось и в том, что за го­ды его цар­ство­ва­ния бы­ло ка­но­ни­зи­ро­ва­но свя­тых боль­ше, чем за два пред­ше­ству­ю­щих сто­ле­тия, ко­г­да бы­ло про­слав­ле­но лишь 5 свя­тых угод­ни­ков. За вре­мя по­след­не­го цар­ство­ва­ния к ли­ку свя­тых бы­ли при­чис­ле­ны свя­ти­тель Фе­одо­сий Чер­ни­гов­ский (1896 г.), пре­по­доб­ный Се­ра­фим Са­ров­ский (1903 г.), свя­тая кня­ги­ня Ан­на Ка­шин­ская (вос­ста­нов­ле­ние по­чи­та­ния в 1909 г.), свя­ти­тель Ио­а­саф Бел­го­род­ский (1911 г.), свя­ти­тель Ер­мо­ген Мос­ков­ский (1913 г.), свя­ти­тель Пи­ти­рим Там­бов­ский (1914 г.), свя­ти­тель Ио­анн То­больский (1916 г.). При этом им­пе­ра­тор вы­нуж­ден был про­явить осо­бую на­стой­чи­вость, до­би­ва­ясь ка­но­ни­за­ции пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, свя­ти­те­лей Ио­а­са­фа Бел­го­род­ско­го и Ио­ан­на То­больско­го. Им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II вы­со­ко чтил свя­то­го пра­вед­но­го от­ца Ио­ан­на Крон­штадт­ско­го. По­сле его бла­жен­ной кон­чи­ны царь по­ве­лел со­вер­шать все­на­род­ное мо­лит­вен­ное по­ми­но­ве­ние по­чив­ше­го в день его пре­став­ле­ния.


В го­ды прав­ле­ния им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II со­хра­ня­лась тра­ди­ци­он­ная си­но­даль­ная си­сте­ма управ­ле­ния Цер­ко­вью, од­на­ко имен­но при нем цер­ков­ная иерар­хия по­лу­чи­ла воз­мож­ность не только ши­ро­ко об­суж­дать, но и прак­ти­че­ски под­го­то­вить со­зыв По­мест­но­го Со­бо­ра.

Стрем­ле­ние при­вно­сить в го­су­дар­ствен­ную жизнь хри­сти­ан­ские ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­ные прин­ци­пы сво­е­го ми­ро­воз­зре­ния все­гда от­ли­ча­ло и внеш­нюю по­ли­ти­ку им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II. Еще в 1898 го­ду он об­ра­тил­ся к пра­ви­тельствам Ев­ро­пы с пред­ло­же­ни­ем о со­зыве кон­фе­рен­ции для об­суж­де­ния во­про­сов со­хра­не­ния ми­ра и со­кра­ще­ния во­ору­же­ний. След­стви­ем это­го ста­ли мир­ные кон­фе­рен­ции в Га­а­ге в 1889 и 1907 го­дах. Их ре­ше­ния не утра­ти­ли сво­е­го зна­че­ния и до на­ших дней.

Но, не­смот­ря на ис­крен­нее стрем­ле­ние го­су­да­ря к ми­ру, в его цар­ство­ва­ние Рос­сии при­шлось участ­во­вать в двух кро­во­про­лит­ных вой­нах, при­вед­ших к внут­рен­ним сму­там. В 1904 го­ду без объяв­ле­ния вой­ны на­ча­ла во­ен­ные действия про­тив Рос­сии Япо­ния – след­стви­ем этой тя­же­лой для Рос­сии вой­ны ста­ла ре­во­лю­ци­он­ная сму­та 1905 го­да. Как ве­ли­кую лич­ную скорбь вос­при­ни­мал го­су­дарь про­ис­хо­див­шие в стра­не бес­по­ряд­ки...

В не­о­фи­ци­аль­ной об­ста­нов­ке с го­су­да­рем об­ща­лись не­мно­гие. И все, кто знал его се­мей­ную жизнь не по­на­слыш­ке, от­ме­ча­ли уди­ви­тель­ную про­сто­ту, вза­им­ную лю­бовь и со­гла­сие всех чле­нов этой тес­но сп­ло­чен­ной се­мьи. Цен­тром ее был Алек­сей Ни­ко­ла­е­вич, на нем со­сре­до­та­чи­ва­лись все при­вя­зан­но­сти, все на­деж­ды. По от­но­ше­нию к ма­те­ри де­ти бы­ли пол­ны ува­же­ния и пре­ду­пре­ди­тель­но­сти. Ко­г­да им­пе­ра­три­це не­з­до­ро­ви­лось, до­че­ри устра­и­ва­ли по­о­че­ред­ное де­жур­ство при ма­те­ри, и та из них, ко­то­рая в этот день нес­ла де­жур­ство, без­вы­ход­но оста­ва­лась при ней. От­но­ше­ния де­тей с го­су­да­рем бы­ли тро­га­тель­ны – он был для них од­но­вре­мен­но ца­рем, от­цом и то­ва­ри­щем; чув­ства их ви­до­из­ме­ня­лись в за­ви­си­мо­сти от об­сто­я­тельств, пе­ре­хо­дя от по­чти ре­ли­ги­оз­но­го по­кло­не­ния до пол­ной до­вер­чи­во­сти и са­мой сер­деч­ной друж­бы.

Об­сто­я­тельством, по­сто­ян­но омра­чав­шим жизнь им­пе­ра­тор­ской се­мьи, бы­ла не­из­ле­чи­мая бо­лезнь на­след­ни­ка. При­сту­пы ге­мо­фи­лии, во вре­мя ко­то­рых ре­бе­нок ис­пыты­вал тяж­кие стра­да­ния, по­вто­ря­лись не­од­но­крат­но. В сен­тяб­ре 1912 го­да вслед­ствие не­о­сто­рож­но­го дви­же­ния про­изо­шло внут­рен­нее кро­во­те­че­ние, и по­ло­же­ние бы­ло на­столько се­рьез­но, что опа­са­лись за жизнь це­са­ре­ви­ча. Во всех хра­мах Рос­сии слу­жи­лись мо­леб­ны о его выздо­ров­ле­нии. Ха­рак­тер бо­лез­ни яв­лял­ся го­су­дар­ствен­ной тай­ной, и ро­ди­те­ли ча­сто долж­ны бы­ли скры­вать пе­ре­жи­ва­е­мые ими чув­ства, участ­вуя в обыч­ном рас­по­ряд­ке двор­цо­вой жиз­ни. Им­пе­ра­три­ца хо­ро­шо по­ни­ма­ла, что ме­ди­ци­на бы­ла здесь бес­силь­на. Но ведь для Бо­га нет ни­че­го не­воз­мож­но­го! Бу­дучи глу­бо­ко ве­ру­ю­щей, она всей ду­шой пре­да­ва­лась усерд­ной мо­лит­ве в ча­я­нии чу­дес­но­го ис­це­ле­ния. Под­час, ко­г­да ре­бе­нок был здо­ров, ей ка­за­лось, что ее мо­лит­ва услы­ша­на, но при­сту­пы сно­ва по­вто­ря­лись, и это на­пол­ня­ло ду­шу ма­те­ри бес­ко­неч­ной скор­бью. Она го­то­ва бы­ла по­ве­рить вся­ко­му, кто был спо­со­бен по­мочь ее го­рю, хоть как-то об­лег­чить стра­да­ния сы­на, – и бо­лезнь це­са­ре­ви­ча от­кры­ва­ла две­ри во дво­рец тем лю­дям, ко­то­рых ре­ко­мен­до­ва­ли цар­ской се­мье как це­ли­те­лей и мо­лит­вен­ни­ков. В их чис­ле по­яв­ля­ет­ся во двор­це кре­стья­нин Гри­го­рий Рас­пу­тин, ко­то­ро­му суж­де­но бы­ло сыграть свою роль в жиз­ни цар­ской се­мьи, да и в судь­бе всей стра­ны – но пре­тен­до­вать на эту роль он не имел ни­ка­ко­го пра­ва. Ли­ца, ис­крен­не лю­бив­шие цар­скую се­мью, пыта­лись как-то огра­ни­чить вли­я­ние Рас­пу­ти­на; сре­ди них бы­ли пре­по­доб­но­му­че­ни­ца ве­ли­кая кня­ги­ня Ели­за­ве­та, свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Вла­ди­мир... В 1913 го­ду вся Рос­сия тор­же­ствен­но празд­но­ва­ла трех­сот­ле­тие До­ма Ро­ма­но­вых. По­сле фев­ральских тор­жеств в Пе­тер­бур­ге и Москве вес­ной цар­ская се­мья до­вер­ша­ет по­езд­ку по древним сред­не­рус­ским го­ро­дам, исто­рия ко­то­рых свя­за­на с со­быти­я­ми на­ча­ла XVII ве­ка. На го­су­да­ря про­из­ве­ли боль­шое впе­чат­ле­ние ис­крен­ние про­яв­ле­ния на­род­ной пре­дан­но­сти – а на­се­ле­ние стра­ны в те го­ды быст­ро уве­ли­чи­ва­лось: во мно­же­стве на­ро­да ве­ли­чие ца­рю (Притч.14,28).

Рос­сия на­хо­ди­лась в это вре­мя на вер­ши­не сла­вы и мо­гу­ще­ства: не­ви­дан­ны­ми тем­па­ми раз­ви­ва­лась про­мыш­лен­ность, все бо­лее мо­гу­ще­ствен­ны­ми ста­но­ви­лись ар­мия и флот, успеш­но про­во­ди­лась в жизнь аг­рар­ная ре­фор­ма – об этом вре­ме­ни мож­но ска­зать сло­ва­ми Пи­са­ния: пре­вос­ход­ство стра­ны в це­лом есть царь, за­бо­тя­щий­ся о стра­не (Ек­кл.5,8). Ка­за­лось, что все внут­рен­ние про­бле­мы в не­да­ле­ком бу­ду­щем бла­го­по­луч­но раз­ре­шат­ся.

Но это­му не суж­де­но бы­ло осу­ще­ствить­ся: на­з­ре­ва­ла Пер­вая ми­ро­вая вой­на. Ис­поль­зо­вав как пред­лог убийство тер­ро­ри­стом на­след­ни­ка ав­ст­ро-вен­гер­ско­го пре­сто­ла, Ав­стрия на­па­ла на Сер­бию. Им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II по­счи­тал сво­им хри­сти­ан­ским дол­гом всту­пить­ся за пра­во­слав­ных серб­ских бра­тьев...

19 июля (1 ав­гу­ста) 1914 го­да Гер­ма­ния объяви­ла Рос­сии вой­ну, ко­то­рая вско­ре ста­ла об­ще­ев­ро­пейской. В ав­гу­сте 1914 го­да не­об­хо­ди­мость по­мочь сво­ей со­юз­ни­це Фран­ции заста­ви­ла Рос­сию на­чать слиш­ком по­спеш­ное на­ступ­ле­ние в Во­сточ­ной Прус­сии, что при­ве­ло к тя­же­ло­му по­ра­же­нию. К осе­ни ста­ло яс­но, что близ­ко­го кон­ца во­ен­ных действий не пред­ви­дит­ся. Од­на­ко с на­ча­ла вой­ны на вол­не пат­ри­о­тиз­ма в стра­не за­тих­ли внут­рен­ние раз­но­гла­сия. Да­же са­мые труд­ные во­про­сы ста­но­ви­лись раз­ре­ши­мы­ми – уда­лось осу­ще­ствить дав­но за­ду­ман­ное го­су­да­рем за­пре­ще­ние про­да­жи спирт­ных на­пит­ков на все вре­мя вой­ны. Его убеж­де­ние в по­лез­но­сти этой ме­ры бы­ло силь­нее всех эко­но­ми­че­ских со­об­ра­же­ний.

Го­су­дарь ре­гу­ляр­но выез­жа­ет в Став­ку, по­се­ща­ет раз­лич­ные сек­то­ры сво­ей огром­ной ар­мии, пе­ре­вя­зоч­ные пунк­ты, во­ен­ные гос­пи­та­ли, ты­ло­вые за­во­ды – од­ним сло­вом, все, что иг­ра­ло роль в ве­де­нии этой гран­ди­оз­ной вой­ны. Им­пе­ра­три­ца с са­мо­го на­ча­ла по­свя­ти­ла се­бя ра­не­ным. Прой­дя кур­сы се­стер ми­ло­сер­дия, вме­сте со стар­ши­ми до­черь­ми – ве­ли­ки­ми княж­на­ми Оль­гой и Та­тья­ной – она по не­сколько ча­сов в день уха­жи­ва­ла за ра­не­ны­ми в сво­ем цар­ско­сельском ла­за­ре­те, пом­ня, что тре­бу­ет Гос­подь лю­бить де­ла ми­ло­сер­дия (Мих.6,8).

22 ав­гу­ста 1915 го­да го­су­дарь вые­хал в Мо­ги­лев, что­бы при­нять на се­бя ко­ман­до­ва­ние все­ми во­ору­жен­ны­ми си­ла­ми Рос­сии. Им­пе­ра­тор с на­ча­ла вой­ны рас­смат­ри­вал свое пре­бы­ва­ние на по­сту Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го как ис­пол­не­ние нрав­ствен­но­го и го­су­дар­ствен­но­го дол­га пе­ред Бо­гом и на­ро­дом: на­зна­чал пу­ти им и си­дел во гла­ве и жил как царь в кру­гу во­и­нов, как уте­ши­тель пла­чу­щих (Иов.29,25). Впро­чем, го­су­дарь все­гда предо­став­лял ве­ду­щим во­ен­ным спе­ци­а­ли­стам ши­ро­кую ини­ци­а­ти­ву в ре­ше­нии всех во­ен­но-стра­те­ги­че­ских и опе­ра­тив­но-так­ти­че­ских во­про­сов.

С это­го дня им­пе­ра­тор по­сто­ян­но на­хо­дил­ся в Став­ке, ча­сто вме­сте с ним был и на­след­ник. При­мер­но раз в ме­сяц го­су­дарь на не­сколько дней при­ез­жал в Цар­ское Се­ло. Все от­вет­ствен­ные ре­ше­ния при­ни­ма­лись им, но в то же вре­мя он по­ру­чил им­пе­ра­три­це под­дер­жи­вать сно­ше­ния с ми­ни­стра­ми и дер­жать его в кур­се про­ис­хо­дя­ще­го в сто­ли­це. Го­су­да­ры­ня яв­ля­лась са­мым близ­ким ему че­ло­ве­ком, на ко­то­ро­го все­гда мож­но бы­ло по­ло­жить­ся. Са­ма Алек­санд­ра Фе­одо­ров­на за­ня­лась по­ли­ти­кой не из лич­но­го че­сто­лю­бия и жаж­ды вла­сти, как об этом то­г­да пи­са­ли. Един­ствен­ным ее же­ла­ни­ем бы­ло быть по­лез­ной го­су­да­рю в труд­ную ми­ну­ту и по­мо­гать ему сво­и­ми со­ве­та­ми. Еже­днев­но она от­прав­ля­ла в Став­ку по­дроб­ные пись­ма-до­не­се­ния, что хо­ро­шо бы­ло из­вест­но ми­ни­страм.

Ян­варь и фев­раль 1917 го­да го­су­дарь про­вел в Цар­ском Се­ле. Он чув­ство­вал, что по­ли­ти­че­ская об­ста­нов­ка ста­но­вит­ся все бо­лее и бо­лее на­тя­ну­той, но про­дол­жал на­де­ять­ся на то, что чув­ство пат­ри­о­тиз­ма все же возь­мет верх, со­хра­нял ве­ру в ар­мию, по­ло­же­ние ко­то­рой зна­чи­тель­но улуч­ши­лось. Это все­ля­ло на­деж­ды на успех боль­шо­го ве­сен­не­го на­ступ­ле­ния, ко­то­рое на­не­сет ре­ши­тель­ный удар Гер­ма­нии. Но это хо­ро­шо по­ни­ма­ли и враж­деб­ные го­су­да­рю си­лы.

22 фев­ра­ля Го­су­дарь вые­хал в Став­ку – этот мо­мент по­слу­жил сиг­на­лом для вра­гов по­ряд­ка. Им уда­лось по­се­ять в сто­ли­це па­ни­ку из-за на­дви­гав­ше­го­ся го­ло­да, ведь во вре­мя го­ло­да бу­дут злить­ся, ху­лить ца­ря сво­е­го и Бо­га Сво­е­го (Ис.8,21). На сле­ду­ю­щий день в Пет­ро­гра­де на­ча­лись вол­не­ния, вызван­ные пе­ре­бо­я­ми с под­во­зом хле­ба, они ско­ро пе­ре­рос­ли в за­ба­стов­ку под по­ли­ти­че­ски­ми ло­зун­га­ми – «До­лой вой­ну», «До­лой са­мо­дер­жа­вие». По­пыт­ки разо­г­нать ма­ни­фе­стан­тов не увен­ча­лись успе­хом. В Ду­ме тем вре­ме­нем шли де­ба­ты с рез­кой кри­ти­кой пра­ви­тельства – но в первую оче­редь это бы­ли вы­па­ды про­тив го­су­да­ря. Пре­тен­ду­ю­щие на роль пред­ста­ви­те­лей на­ро­да де­пу­та­ты слов­но за­бы­ли на­став­ле­ние пер­во­вер­хов­но­го апо­сто­ла: Всех по­чи­тай­те, брат­ство лю­би­те, Бо­га бой­тесь, ца­ря чти­те (1Пет.2,17).

25 фев­ра­ля в Став­ке бы­ло по­лу­че­но со­об­ще­ние о бес­по­ряд­ках в сто­ли­це. Узнав о по­ло­же­нии дел, го­су­дарь по­сы­ла­ет вой­ска в Пет­ро­град для под­дер­жа­ния по­ряд­ка, а за­тем сам от­прав­ля­ет­ся в Цар­ское Се­ло. Его ре­ше­ние бы­ло, оче­вид­но, вызва­но и же­ла­ни­ем быть в цен­тре со­бытий для при­ня­тия в слу­чае не­об­хо­ди­мо­сти быст­рых ре­ше­ний, и тре­во­гой за се­мью. Этот отъезд из Став­ки ока­зал­ся ро­ко­вым. За 150 верст от Пет­ро­гра­да цар­ский по­езд был оста­нов­лен – сле­ду­ю­щая стан­ция Лю­бань бы­ла в ру­ках мя­теж­ни­ков. При­шлось сле­до­вать че­рез стан­цию Дно, но и тут путь ока­зал­ся за­крыт. Ве­че­ром 1 мар­та го­су­дарь при­был в Пс­ков, в став­ку ко­ман­ду­ю­ще­го Се­вер­ным фрон­том ге­не­ра­ла Н.В. Руз­ско­го.

В сто­ли­це на­сту­пи­ло пол­ное без­вла­стие. Но го­су­дарь и ко­ман­до­ва­ние ар­ми­ей счи­та­ли, что Ду­ма кон­тро­ли­ру­ет по­ло­же­ние; в те­ле­фон­ных пе­ре­го­во­рах с пред­се­да­те­лем Го­су­дар­ствен­ной ду­мы М.В. Ро­дзян­ко го­су­дарь со­гла­шал­ся на все уступ­ки, ес­ли Ду­ма смо­жет вос­ста­но­вить по­ря­док в стра­не. От­вет был: уже позд­но. Бы­ло ли это так на са­мом де­ле? Ведь ре­во­лю­ци­ей бы­ли охва­че­ны только Пет­ро­град и окрест­но­сти, а ав­то­ри­тет ца­ря в на­ро­де и в ар­мии был еще ве­лик. От­вет Ду­мы ста­вил ца­ря пе­ред вы­бо­ром: от­ре­че­ние или по­пыт­ка ид­ти на Пет­ро­град с вер­ны­ми ему вой­с­ка­ми – по­след­нее озна­ча­ло граж­дан­скую вой­ну в то вре­мя, как внеш­ний враг на­хо­дил­ся в рос­сийских пре­де­лах.

Все окру­жа­ю­щие го­су­да­ря так­же убеж­да­ли его в том, что от­ре­че­ние – един­ствен­ный вы­ход. Осо­бен­но на этом на­ста­и­ва­ли ко­ман­ду­ю­щие фрон­та­ми, тре­бо­ва­ния ко­то­рых под­дер­жал на­чаль­ник Ге­не­раль­но­го шта­ба М.В. Алек­се­ев – в войске про­изо­шли страх и тре­пет и ро­пот на ца­рей (3Езд.15,33). И по­сле дол­гих и му­чи­тель­ных раз­мыш­ле­ний им­пе­ра­тор при­нял выстра­дан­ное ре­ше­ние: от­речь­ся и за се­бя и за на­след­ни­ка, вви­ду его не­из­ле­чи­мой бо­лез­ни, в поль­зу бра­та, ве­ли­ко­го кня­зя Ми­ха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча. Го­су­дарь по­ки­дал вер­хов­ную власть и глав­но­ко­ман­до­ва­ние как царь, как во­ин, как сол­дат, до по­след­ней ми­ну­ты не за­бы­вая о сво­ем вы­со­ком дол­ге. Его Ма­ни­фест – это акт вы­со­чай­ше­го бла­го­род­ства и до­сто­ин­ства.

8 мар­та ко­мис­са­ры Вре­мен­но­го пра­ви­тельства, при­быв в Мо­ги­лев, объяви­ли че­рез ге­не­ра­ла Алек­се­е­ва об аре­сте го­су­да­ря и не­об­хо­ди­мо­сти про­сле­до­вать в Цар­ское Се­ло. В по­след­ний раз он об­ра­тил­ся к сво­им вой­с­кам, при­зы­вая их к вер­но­сти Вре­мен­но­му пра­ви­тельству, то­му са­мо­му, ко­то­рое под­верг­ло его аре­сту, к ис­пол­не­нию сво­е­го дол­га пе­ред Ро­ди­ной до пол­ной по­бе­ды. Про­щаль­ный при­каз вой­с­кам, в ко­то­ром выра­зи­лись бла­го­род­ство ду­ши Го­су­да­ря, его лю­бовь к ар­мии, ве­ра в нее, был скрыт от на­ро­да Вре­мен­ным пра­ви­тельством, за­пре­тив­шим его пуб­ли­ка­цию. Но­вые пра­ви­те­ли, од­ни дру­гих одо­ле­вая, воз­не­ра­де­ли о ца­ре сво­ем (3Езд.15,16) – они, ко­неч­но, бо­я­лись, что ар­мия услы­шит бла­го­род­ную речь сво­е­го им­пе­ра­то­ра и Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го.

В жиз­ни им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II бы­ло два не­рав­ных по про­дол­жи­тель­но­сти и ду­хов­ной зна­чи­мо­сти пе­ри­о­да – вре­мя его цар­ство­ва­ния и вре­мя пре­бы­ва­ния в за­то­че­нии; ес­ли пер­вый из них да­ет пра­во го­во­рить о нем как о пра­во­слав­ном пра­ви­те­ле, ис­пол­нив­шем свои мо­нар­шие обя­зан­но­сти как свя­щен­ный долг пе­ред Бо­гом, о го­су­да­ре, па­мя­ту­ю­щем сло­ва Свя­щен­но­го Пи­са­ния: Ты из­брал мя еси ца­ря лю­дем Тво­им (Прем.9,7), то вто­рой пе­ри­од – крест­ный путь вос­хож­де­ния к вер­ши­нам свя­то­сти, путь на рус­скую Гол­го­фу...

Рож­ден­ный в день па­мя­ти свя­то­го пра­вед­но­го Ио­ва Мно­го­стра­даль­но­го, го­су­дарь при­нял свой крест так же, как биб­лейский пра­вед­ник, пе­ре­нес все нис­по­слан­ные ему ис­пыта­ния твер­до, крот­ко и без те­ни ро­по­та. Имен­но это дол­го­тер­пе­ние с осо­бен­ной яс­но­стью от­кры­ва­ет­ся в исто­рии по­след­них дней им­пе­ра­то­ра. С мо­мен­та от­ре­че­ния не столько внеш­ние со­бытия, сколько внут­рен­нее ду­хов­ное со­сто­я­ние го­су­да­ря при­вле­ка­ет к се­бе вни­ма­ние. Го­су­дарь, при­няв, как ему ка­за­лось, един­ствен­но пра­виль­ное ре­ше­ние, тем не ме­нее пе­ре­жи­вал тя­же­лое ду­шев­ное му­че­ние. «Ес­ли я по­ме­ха сча­стью Рос­сии и ме­ня все сто­я­щие ны­не во гла­ве ее об­ще­ствен­ные си­лы про­сят оста­вить трон и пе­ре­дать его сы­ну и бра­ту сво­е­му, то я го­тов это сде­лать, го­тов да­же не только цар­ство, но и жизнь свою от­дать за Ро­ди­ну. Я ду­маю, в этом ни­кто не со­м­не­ва­ет­ся из тех, кто ме­ня зна­ет», – го­во­рил го­су­дарь ге­не­ра­лу Д.Н. Ду­бен­ско­му.

В са­мый день от­ре­че­ния, 2 мар­та, тот же ге­не­рал Ду­бен­ский за­пи­сал сло­ва ми­ни­стра им­пе­ра­тор­ско­го дво­ра гра­фа В.Б. Фре­де­рик­са: «Го­су­да­рю глу­бо­ко груст­но, что его счи­та­ют по­ме­хой сча­стью Рос­сии, что его на­шли нуж­ным про­сить оста­вить трон. Его вол­но­ва­ла мысль о се­мье, ко­то­рая оста­ва­лась в Цар­ском Се­ле од­на, де­ти боль­ны. Го­су­дарь страш­но стра­да­ет, но ведь он та­кой че­ло­век, ко­то­рый ни­ко­г­да не по­ка­жет на лю­дях свое го­ре». Сдер­жан Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич и в лич­ном днев­ни­ке. Только в са­мом кон­це за­пи­си на этот день про­ры­ва­ет­ся его внут­рен­не чув­ство: «Нуж­но мое от­ре­че­ние. Суть та, что во имя спа­се­ния Рос­сии и удер­жа­ния ар­мии на фрон­те в спо­койствии нуж­но ре­шить­ся на этот шаг. Я со­гла­сил­ся. Из Став­ки при­сла­ли про­ект Ма­ни­фе­ста. Ве­че­ром из Пет­ро­гра­да при­бы­ли Гуч­ков и Шуль­гин, с ко­то­ры­ми я пе­ре­го­во­рил и пе­ре­дал им под­пи­сан­ный и пе­ре­де­лан­ный Ма­ни­фест. В час но­чи уехал из Пско­ва с тя­же­лым чув­ством пе­ре­жи­то­го. Кру­гом из­ме­на и тру­сость и об­ман!».

Вре­мен­ное пра­ви­тельство объяви­ло об аре­сте им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II и его ав­гу­стей­шей су­пру­ги и со­дер­жа­нии их в Цар­ском Се­ле. Арест им­пе­ра­то­ра и им­пе­ра­три­цы не имел ни ма­лей­ше­го за­кон­но­го ос­но­ва­ния или по­во­да.

Ко­г­да на­чав­ши­е­ся в Пет­ро­гра­де вол­не­ния пе­ре­ки­ну­лись и на Цар­ское Се­ло, часть войск вз­бун­то­ва­лась, и гро­мад­ная тол­па бун­тов­щи­ков – бо­лее 10 ты­сяч че­ло­век – дви­ну­лась к Алек­сан­дров­ско­му двор­цу. Им­пе­ра­три­ца в тот день, 28 фев­ра­ля, по­чти не вы­хо­ди­ла из ком­на­ты боль­ных де­тей. Ей до­кла­ды­ва­ли, что бу­дут при­ня­ты все ме­ры для без­опас­но­сти двор­ца. Но тол­па бы­ла уже со­всем близ­ко – все­го в 500 ша­гах от огра­ды двор­ца был убит ча­со­вой. В этот мо­мент Алек­санд­ра Фе­одо­ров­на про­яв­ля­ет ре­ши­мость и не­за­у­ряд­ное му­же­ство – вме­сте с ве­ли­кой княж­ной Ма­ри­ей Ни­ко­ла­ев­ной она об­хо­дит ря­ды вер­ных ей сол­дат, за­няв­ших обо­ро­ну во­круг двор­ца и уже го­то­вых к бою. Она убеж­да­ет их до­го­во­рить­ся с вос­став­ши­ми и не про­ли­вать кро­ви. К сча­стью, в этот мо­мент бла­го­ра­зу­мие воз­об­ла­да­ло. По­сле­ду­ю­щие дни го­су­да­ры­ня про­ве­ла в страш­ной тре­во­ге за судь­бу им­пе­ра­то­ра – до нее до­хо­ди­ли лишь слу­хи об от­ре­че­нии. Только 3 мар­та она по­лу­чи­ла от не­го крат­кую за­пис­ку. Пе­ре­жи­ва­ния им­пе­ра­три­цы в эти дни яр­ко опи­са­ны оче­вид­цем про­то­и­ере­ем Афа­на­си­ем Бе­ля­е­вым, слу­жив­шим во двор­це мо­ле­бен: «Им­пе­ра­три­ца, оде­тая сест­рою ми­ло­сер­дия, сто­я­ла под­ле кро­ва­ти На­след­ни­ка. Пе­ред ико­ною за­жг­ли не­сколько то­неньких вос­ко­вых све­чей. На­чал­ся мо­ле­бен... О, ка­кое страш­ное, не­ожи­дан­ное го­ре по­стиг­ло Цар­скую се­мью! По­лу­чи­лось из­ве­стие, что Го­су­дарь, воз­вра­щав­ший­ся из Став­ки в род­ную се­мью, аре­сто­ван и да­же, воз­мож­но, от­рек­ся от пре­сто­ла... Мож­но се­бе пред­ста­вить, в ка­ком по­ло­же­нии ока­за­лась бес­по­мощ­ная Ца­ри­ца, мать с пя­тью сво­и­ми тяж­ко за­бо­лев­ши­ми детьми! По­да­вив в се­бе не­мощь жен­скую и все те­лес­ные не­ду­ги свои, ге­ройски, са­мо­о­т­вер­жен­но, по­свя­тив се­бя ухо­ду за боль­ны­ми, [с] пол­ным упо­ва­ни­ем на по­мощь Ца­ри­цы Не­бес­ной, она ре­ши­ла преж­де все­го по­мо­лить­ся пред чу­до­твор­ною ико­ною Зна­ме­ния Бо­жьей Ма­те­ри. Го­ря­чо, на ко­ле­нях, со сле­за­ми про­си­ла зем­ная Ца­ри­ца по­мо­щи и заступ­ле­ния у Ца­ри­цы Не­бес­ной. При­ло­жив­шись к ико­не и по­дой­дя под нее, по­про­си­ла при­не­сти ико­ну и к кро­ва­тям боль­ных, что­бы и все боль­ные де­ти сра­зу мог­ли при­ло­жить­ся к Чу­до­твор­но­му Об­ра­зу. Ко­г­да мы вы­но­си­ли ико­ну из двор­ца, дво­рец уже был оцеп­лен вой­с­ка­ми, и все на­хо­дя­щи­е­ся в нем ока­за­лись аре­сто­ван­ны­ми».

9 мар­та аре­сто­ван­но­го на­ка­ну­не им­пе­ра­то­ра пе­ре­во­зят в Цар­ское Се­ло, где его с не­тер­пе­ни­ем жда­ла вся се­мья. На­чал­ся по­чти пя­ти­ме­сяч­ный пе­ри­од не­опре­де­лен­но­го пре­бы­ва­ния в Цар­ском Се­ле. Дни про­хо­ди­ли раз­ме­рен­но – в ре­гу­ляр­ных бо­го­слу­же­ни­ях, сов­мест­ных тра­пе­зах, про­гул­ках, чте­нии и об­ще­нии с род­ны­ми людь­ми. Од­на­ко при этом жизнь уз­ни­ков под­вер­га­лась ме­лоч­ным стес­не­ни­ям – го­су­да­рю бы­ло объяв­ле­но А.Ф. Ке­рен­ским, что он дол­жен жить от­дель­но и ви­деть­ся с го­су­да­ры­ней только за сто­лом, при­чем раз­го­ва­ри­вать только по-рус­ски. Ка­ра­уль­ные сол­да­ты в гру­бой фор­ме де­ла­ли ему за­ме­ча­ния, до­ступ во дво­рец близ­ких цар­ской се­мье лиц вос­пре­щал­ся. Од­на­жды сол­да­ты да­же от­ня­ли у на­след­ни­ка иг­ру­шеч­ное ру­жье под пред­ло­гом за­пре­та но­сить ору­жие.

Отец Афа­на­сий Бе­ля­ев, ре­гу­ляр­но со­вер­шав­ший в этот пе­ри­од бо­го­слу­же­ния в Алек­сан­дров­ском двор­це, оста­вил свои сви­де­тельства о ду­хов­ной жиз­ни цар­ско­сельских уз­ни­ков. Вот как про­хо­ди­ла во двор­це служ­ба утре­ни Ве­ли­кой Пят­ни­цы 30 мар­та 1917 го­да. «Служ­ба шла бла­го­го­вей­но и уми­ли­тель­но... Их Ве­ли­че­ства всю служ­бу слу­ша­ли стоя. Пе­ред ни­ми бы­ли по­став­ле­ны склад­ные ана­лои, на ко­то­рых ле­жа­ли Еван­ге­лия, так что по ним мож­но бы­ло сле­дить за чте­ни­ем. Все про­сто­я­ли до кон­ца служ­бы и ушли че­рез об­щее за­ло в свои ком­на­ты. На­до са­мо­му ви­деть и так близ­ко на­хо­дить­ся, что­бы по­нять и убе­дить­ся, как быв­шая цар­ствен­ная се­мья усерд­но, по-пра­во­слав­но­му, ча­сто на ко­ле­нях, мо­лит­ся Бо­гу. С ка­кою по­кор­но­стью, кро­то­стью, сми­ре­ни­ем, все­це­ло пре­дав се­бя в во­лю Бо­жию, сто­ят за бо­го­слу­же­ни­ем».

На сле­ду­ю­щий день вся се­мья ис­по­ве­до­ва­лась. Вот как вы­гля­де­ли ком­на­ты цар­ских де­тей, в ко­то­рых со­вер­ша­лось Та­ин­ство Ис­по­ве­ди: «Ка­кие уди­ви­тель­но по-хри­сти­ан­ски убран­ные ком­на­ты. У каж­дой княж­ны в уг­лу ком­на­ты устро­ен на­сто­я­щий ико­но­стас, на­пол­нен­ный мно­же­ством икон раз­ных раз­ме­ров с изоб­ра­же­ни­ем чти­мых осо­бен­но свя­тых угод­ни­ков. Пе­ред ико­но­ста­сом склад­ной ана­лой, по­крытый пе­ле­ной в ви­де по­ло­тен­ца, на нем по­ло­же­ны мо­лит­вен­ни­ки и бо­го­слу­жеб­ные кни­ги, а так­же Свя­тое Еван­ге­лие и крест. Убран­ство ком­нат и вся их об­ста­нов­ка пред­став­ля­ют со­бой не­вин­ное, не зна­ю­щее жи­тейской гря­зи, чи­стое, не­по­роч­ное дет­ство. Для выслу­ши­ва­ния мо­литв пе­ред ис­по­ве­дью все чет­ве­ро де­тей бы­ли в од­ной ком­на­те...».

«Впе­чат­ле­ние [от ис­по­ве­ди] по­лу­чи­лось та­кое: дай, Гос­по­ди, что­бы и все де­ти нрав­ствен­но бы­ли так вы­со­ки, как де­ти быв­ше­го Ца­ря. Та­кое не­зло­бие, сми­ре­ние, по­кор­ность ро­ди­тельской во­ле, пре­дан­ность без­услов­ная во­ле Бо­жи­ей, чи­сто­та в по­мыш­ле­ни­ях и пол­ное не­зна­ние зем­ной гря­зи – страст­ной и гре­хов­ной, – пи­шет отец Афа­на­сий, – ме­ня при­ве­ли в изум­ле­ние, и я ре­ши­тель­но не­до­у­ме­вал: нуж­но ли на­по­ми­нать мне как ду­хов­ни­ку о гре­хах, мо­жет быть, им не­ве­до­мых, и как рас­по­ло­жить к рас­ка­я­нию в из­вест­ных мне гре­хах».

Доб­ро­та и ду­шев­ное спо­койствие не остав­ля­ли им­пе­ра­три­цу да­же в эти са­мые труд­ные по­сле от­ре­че­ния го­су­да­ря от пре­сто­ла дни. Вот с ка­ки­ми сло­ва­ми уте­ше­ния об­ра­ща­ет­ся она в пись­ме к кор­не­ту С.В. Мар­ко­ву: «Вы не один, не бой­тесь жить. Гос­подь услы­шит на­ши мо­лит­вы и Вам по­мо­жет, уте­шит и под­кре­пит. Не те­ряй­те Ва­шу ве­ру, чи­стую, дет­скую, остань­тесь та­ким же ма­леньким, ко­г­да и Вы боль­шим бу­де­те. Тя­же­ло и труд­но жить, но впе­ре­ди есть Свет и ра­дость, ти­ши­на и на­гра­да за все стра­да­ния и му­че­ния. Иди­те пря­мо ва­шей до­ро­гой, не гля­ди­те на­пра­во и на­ле­во, и ес­ли кам­ня не уви­ди­те и упа­де­те, не стра­ши­тесь и не па­дай­те ду­хом. Под­ни­ми­тесь сно­ва и иди­те впе­ред. Боль­но бы­ва­ет, тя­же­ло на ду­ше, но го­ре нас очи­ща­ет. Помни­те жизнь и стра­да­ния Спа­си­те­ля, и Ва­ша жизнь по­ка­жет­ся вам не так чер­на, как ду­ма­ли. Цель од­на у нас, ту­да мы все стре­мим­ся, да по­мо­жем мы друг дру­гу до­ро­гу найти. Хри­стос с Ва­ми, не стра­ши­тесь».

В двор­цо­вой Церк­ви или в быв­ших цар­ских по­ко­ях отец Афа­на­сий ре­гу­ляр­но со­вер­шал все­нощ­ную и Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию, за ко­то­ры­ми все­гда при­сут­ство­ва­ли все чле­ны им­пе­ра­тор­ской се­мьи. По­сле дня Свя­той Тро­и­цы в днев­ни­ке от­ца Афа­на­сия все ча­ще и ча­ще по­яв­ля­ют­ся тре­вож­ные со­об­ще­ния – он от­ме­ча­ет рас­ту­щее раз­дра­же­ние ка­ра­уль­ных, до­хо­дя­щих по­рой до гру­бо­сти по от­но­ше­нию к цар­ской се­мье. Не оста­ет­ся без его вни­ма­ния и ду­шев­ное со­сто­я­ние чле­нов цар­ской се­мьи – да, все они стра­да­ли, от­ме­ча­ет он, но вме­сте со стра­да­ни­я­ми воз­рас­та­ли их тер­пе­ние и мо­лит­ва. В сво­их стра­да­ни­ях стя­жа­ли они под­лин­ное сми­ре­ние – по сло­ву про­ро­ка: Ска­жи ца­рю и ца­ри­це: сми­ри­тесь... ибо упал с го­ло­вы ва­шей ве­нец сла­вы ва­шей (Иер.13,18).

«...Ны­не сми­рен­ный раб Бо­жий Ни­ко­лай, как крот­кий аг­нец, доб­ро­же­ла­тель­ный ко всем вра­гам сво­им, не пом­ня­щий обид, мо­ля­щий­ся усерд­но о бла­го­ден­ствии Рос­сии, ве­ру­ю­щий глу­бо­ко в ее слав­ное бу­ду­щее, ко­ле­но­пре­кло­нен­но, взи­рая на крест и Еван­ге­лие... выска­зы­ва­ет Не­бес­но­му От­цу со­кро­вен­ные тай­ны сво­ей мно­го­стра­даль­ной жиз­ни и, по­вер­га­ясь в прах пред ве­ли­чи­ем Ца­ря Не­бес­но­го, слез­но про­сит про­ще­ния в воль­ных и не­воль­ных сво­их пре­гре­ше­ни­ях», – чи­та­ем мы в днев­ни­ке от­ца Афа­на­сия Бе­ля­е­ва.

В жиз­ни цар­ствен­ных уз­ни­ков тем вре­ме­нем на­з­ре­ва­ли се­рьез­ные из­ме­не­ния. Вре­мен­ное пра­ви­тельство на­зна­чи­ло ко­мис­сию по рас­сле­до­ва­нию де­я­тель­но­сти им­пе­ра­то­ра, но не­смот­ря на все ста­ра­ния об­на­ру­жить хоть что-то, по­ро­ча­щее ца­ря, ни­че­го не на­шли – царь был не­ви­но­вен. Ко­г­да не­ви­нов­ность его бы­ла до­ка­за­на и ста­ло оче­вид­но, что за ним нет ни­ка­ко­го пре­ступ­ле­ния, Вре­мен­ное пра­ви­тельство вме­сто то­го, что­бы осво­бо­дить го­су­да­ря и его ав­гу­стей­шую су­пру­гу, при­ня­ло ре­ше­ние уда­лить уз­ни­ков из Цар­ско­го Се­ла. В ночь на 1 ав­гу­ста они бы­ли от­прав­ле­ны в То­больск – сде­ла­но это бы­ло яко­бы вви­ду воз­мож­ных бес­по­ряд­ков, пер­вой жерт­вой ко­то­рых мог­ла сде­лать­ся цар­ская се­мья. На де­ле же тем са­мым се­мья об­ре­ка­лась на крест, ибо в это вре­мя дни са­мо­го Вре­мен­но­го пра­ви­тельства бы­ли со­чте­ны.

30 июля, за день до отъез­да цар­ской се­мьи в То­больск, бы­ла от­слу­же­на по­след­няя Бо­же­ствен­ная ли­тур­гия в цар­ских по­ко­ях; в по­след­ний раз быв­шие хо­зя­е­ва сво­е­го род­но­го до­ма со­бра­лись го­ря­чо по­мо­лить­ся, про­ся со сле­за­ми, ко­ле­но­пре­кло­нен­но у Гос­по­да по­мо­щи и заступ­ле­ния от всех бед и на­па­стей, и в то же вре­мя по­ни­мая, что всту­па­ют они на путь, пред­на­чер­тан­ный Са­мим Гос­по­дом Ии­су­сом Хри­стом для всех хри­сти­ан: Воз­ло­жат на вас ру­ки и бу­дут гнать вас, пре­да­вая в тем­ни­цы, и по­ве­дут пред пра­ви­те­лей за имя Мое (Лк.21,12). За этой ли­тур­ги­ей мо­ли­лась вся цар­ская се­мья и их уже со­всем ма­ло­чис­лен­ная при­слу­га.

6 ав­гу­ста цар­ствен­ные уз­ни­ки при­бы­ли в То­больск. Пер­вые не­де­ли пре­бы­ва­ния в То­больске цар­ской се­мьи бы­ли ед­ва ли не са­мы­ми спо­кой­ны­ми за весь пе­ри­од их за­то­че­ния. 8 сен­тяб­ря, в день празд­ни­ка Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, уз­ни­кам поз­во­ли­ли в пер­вый раз от­пра­вить­ся в цер­ковь. Впо­след­ствии и это уте­ше­ние край­не ред­ко вы­па­да­ло на их до­лю. Од­ним из са­мых боль­ших ли­ше­ний за вре­мя жиз­ни в То­больске бы­ло по­чти пол­ное от­сут­ствие вся­ких из­ве­стий. Пись­ма до­хо­ди­ли с огром­ным опоз­да­ни­ем. Что же ка­са­ет­ся га­зет, то при­хо­ди­лось до­вольство­вать­ся мест­ным лист­ком, пе­ча­тав­шим­ся на обер­точ­ной бу­ма­ге и да­вав­шим лишь ста­рые те­ле­грам­мы с опоз­да­ни­ем на не­сколько дней, да и те ча­ще все­го по­яв­ля­лись здесь в ис­ка­жен­ном и уре­зан­ном ви­де. Им­пе­ра­тор с тре­во­гой сле­дил за раз­вер­зав­ши­ми­ся в Рос­сии со­быти­я­ми. Он по­ни­мал, что стра­на стре­ми­тель­но идет к ги­бе­ли.
Кор­ни­лов пред­ло­жил Ке­рен­ско­му вве­сти вой­ска в Пет­ро­град, что­бы по­ло­жить ко­нец боль­ше­вист­ской аги­та­ции, ко­то­рая ста­но­ви­лась изо дня в день все бо­лее угро­жа­ю­щей. Без­мер­на бы­ла пе­чаль ца­ря, ко­г­да Вре­мен­ное пра­ви­тельство от­к­ло­ни­ло и эту по­след­нюю по­пыт­ку к спа­се­нию Ро­ди­ны. Он пре­крас­но по­ни­мал, что это бы­ло един­ствен­ное сред­ство из­бе­жать не­ми­ну­е­мой ка­та­стро­фы. Го­су­дарь рас­ка­и­ва­ет­ся в сво­ем от­ре­че­нии. «Ведь он при­нял это ре­ше­ние лишь в на­деж­де, что же­лав­шие его уда­ле­ния су­ме­ют все же про­дол­жать с че­стью вой­ну и не по­гу­бят де­ло спа­се­ния Рос­сии. Он бо­ял­ся то­г­да, что­бы его от­каз под­пи­сать от­ре­че­ние не по­вел к граж­дан­ской вой­не в ви­ду не­при­я­те­ля. Царь не хо­тел, что­бы из-за не­го бы­ла про­ли­та хоть кап­ля рус­ской кро­ви... Им­пе­ра­то­ру му­чи­тель­но бы­ло ви­деть те­перь бес­п­лод­ность сво­ей жерт­вы и со­зна­вать, что, имея в ви­ду то­г­да лишь бла­го ро­ди­ны, он при­нес ей вред сво­им от­ре­че­ни­ем», – вс­по­ми­на­ет П. Жи­льяр, вос­пи­та­тель це­са­ре­ви­ча Алек­сея.

А меж­ду тем к вла­сти в Пет­ро­гра­де уже при­шли боль­ше­ви­ки – на­сту­пил пе­ри­од, о ко­то­ром го­су­дарь на­пи­сал в сво­ем днев­ни­ке: «го­раз­до ху­же и по­зор­нее со­бытий Смут­но­го вре­ме­ни». Из­ве­стие об ок­тябрьском пе­ре­во­ро­те до­шло до То­больска 15 но­яб­ря. Сол­да­ты, охра­няв­шие гу­бер­на­тор­ский дом, про­ник­лись рас­по­ло­же­ни­ем к цар­ской се­мье, и про­шло не­сколько ме­ся­цев по­сле боль­ше­вист­ско­го пе­ре­во­ро­та, преж­де чем пе­ре­ме­на вла­сти ста­ла ска­зы­вать­ся на по­ло­же­нии уз­ни­ков. В То­больске об­ра­зо­вал­ся «сол­дат­ский ко­ми­тет», ко­то­рый, вся­че­ски стре­мясь к са­мо­утвер­жде­нию, де­мон­стри­ро­вал свою власть над го­су­да­рем – то застав­ля­ют его снять по­го­ны, то раз­ру­ша­ют ле­дя­ную гор­ку, устро­ен­ную для цар­ских де­тей: над ца­ря­ми он из­де­ва­ет­ся, по сло­ву про­ро­ка Ав­ва­ку­ма (Авв.1,10). С 1 мар­та 1918 го­да «Ни­ко­лай Ро­ма­нов и его се­мейство пе­ре­во­дят­ся на сол­дат­ский па­ек».

В пись­мах и днев­ни­ках чле­нов им­пе­ра­тор­ской се­мьи за­сви­де­тельство­ва­но глу­бо­кое пе­ре­жи­ва­ние той тра­ге­дии, ко­то­рая раз­во­ра­чи­ва­лась на их гла­зах. Но эта тра­ге­дия не ли­ша­ет цар­ствен­ных уз­ни­ков си­лы ду­ха, ве­ры и на­деж­ды на по­мощь Бо­жию.

«Тя­же­ло не­имо­вер­но, груст­но, обид­но, стыд­но, но не те­ряй­те ве­ру в Бо­жию ми­лость. Он не оста­вит Ро­ди­ну по­гиб­нуть. На­до пе­ре­не­сти все эти уни­же­ния, га­до­сти, ужа­сы с по­кор­но­стью (раз не в си­лах на­ших по­мочь). И Он спа­сет, дол­го­тер­пе­лив и мно­го­ми­ло­стив – не про­гне­ва­ет­ся до кон­ца... Без ве­ры не­воз­мож­но бы­ло бы жить...

Как я счаст­ли­ва, что мы не за гра­ни­цей, а с ней [Ро­ди­ной] все пе­ре­жи­ва­ем. Как хо­чет­ся с лю­би­мым боль­ным че­ло­ве­ком все раз­де­лить, все пе­ре­жить и с лю­бо­вью и вол­не­ни­ем за ним сле­дить, так и с Ро­ди­ной. Я чув­ство­ва­ла се­бя слиш­ком дол­го ее ма­те­рью, что­бы по­те­рять это чув­ство, – мы од­но со­став­ля­ем, и де­лим го­ре и сча­стье. Боль­но она нам сде­ла­ла, оби­де­ла, окле­ве­та­ла... но мы ее лю­бим все-та­ки глу­бо­ко и хо­тим ви­деть ее выздо­ров­ле­ние, как боль­но­го ре­бен­ка с пло­хи­ми, но и хо­ро­ши­ми ка­че­ства­ми, так и Ро­ди­ну род­ную...

Креп­ко ве­рю, что вре­мя стра­да­ний про­хо­дит, что солн­це опять бу­дет све­тить над мно­го­стра­даль­ной Ро­ди­ной. Ведь Гос­подь ми­ло­стив – спа­сет Ро­ди­ну...», – пи­са­ла им­пе­ра­три­ца.

Стра­да­ния стра­ны и на­ро­да не мо­гут быть бес­смыс­лен­ны­ми – в это твер­до ве­рят цар­ствен­ные стра­с­то­терп­цы: «Ко­г­да все это кон­чит­ся? Ко­г­да Бо­гу угод­но. По­тер­пи, род­ная стра­на, и по­лу­чишь ве­нец сла­вы, на­гра­ду за все стра­да­ния... Вес­на при­дет и по­ра­ду­ет, и вы­су­шит сле­зы и кровь, про­ли­тые стру­я­ми над бед­ной Ро­ди­ной...

Мно­го еще тя­же­ло­го впе­ре­ди – боль­но, сколько кро­во­про­ли­тий, боль­но ужас­но! Но прав­да долж­на окон­ча­тель­но по­бе­дить...

Как же жить, ес­ли нет на­деж­ды? На­до быть бод­рым, и то­г­да Гос­подь даст ду­шев­ный мир. Боль­но, до­сад­но, обид­но, стыд­но, стра­да­ешь, все бо­лит, ис­ко­ло­то, но ти­ши­на на ду­ше, спо­кой­ная ве­ра и лю­бовь к Бо­гу, Ко­то­рый Сво­их не оста­вит и мо­лит­вы усерд­ных услы­шит и по­ми­лу­ет и спа­сет...

...Сколько еще вре­ме­ни бу­дет на­ша не­счаст­ная Ро­ди­на тер­за­е­ма и раз­ди­ра­е­ма внеш­ни­ми и внут­рен­ни­ми вра­га­ми? Ка­жет­ся ино­г­да, что боль­ше тер­петь нет сил, да­же не зна­ешь, на что на­де­ять­ся, че­го же­лать? А все-та­ки ни­кто как Бог! Да бу­дет во­ля Его свя­тая!»

Уте­ше­ние и кро­тость в пе­ре­не­се­нии скор­бей цар­ствен­ным уз­ни­кам да­ют мо­лит­ва, чте­ние ду­хов­ных книг, бо­го­слу­же­ние, При­ча­ще­ние: «...Гос­подь Бог дал не­ожи­дан­ную ра­дость и уте­ше­ние, до­пу­стив нас при­об­щить­ся Свя­тых Хри­сто­вых Тайн для очи­ще­ния гре­хов и жиз­ни веч­ной. Свет­лое ли­ко­ва­ние и лю­бовь на­пол­ня­ют ду­шу».

В стра­да­ни­ях и ис­пыта­ни­ях умно­жа­ет­ся ду­хов­ное ве­де­ние, по­зна­ние се­бя, сво­ей ду­ши. Устрем­лен­ность к жиз­ни веч­ной по­мо­га­ет пе­ре­но­сить стра­да­ния и да­ет ве­ли­кое уте­ше­ние: «...Все, что люб­лю, – стра­да­ет, сче­та нет всей гря­зи и стра­да­ни­ям, а Гос­подь не до­пус­ка­ет уны­ния: Он охра­ня­ет от от­ча­я­ния, да­ет си­лу, уве­рен­ность в свет­лое бу­ду­щее еще на этом све­те».

В мар­те ста­ло из­вест­но, что в Бре­сте был за­клю­чен се­па­рат­ный мир с Гер­ма­ни­ей. Го­су­дарь не скры­вал к не­му сво­е­го от­но­ше­ния: «Это та­кой по­зор для Рос­сии» и это «рав­но­силь­но са­мо­у­бийству». Ко­г­да про­шел слух, что нем­цы тре­бу­ют от боль­ше­ви­ков вы­да­чи им цар­ской се­мьи, им­пе­ра­три­ца за­яви­ла: «Пред­по­чи­таю уме­реть в Рос­сии, не­же­ли быть спа­сен­ной нем­ца­ми». Пер­вый боль­ше­вист­ский от­ряд при­был в То­больск во втор­ник 22 ап­ре­ля. Ко­мис­сар Яко­влев осмат­ри­ва­ет дом, зна­ко­мит­ся с уз­ни­ка­ми. Че­рез не­сколько дней он со­об­ща­ет, что дол­жен увез­ти го­су­да­ря, уве­ряя, что ни­че­го пло­хо­го с ним не слу­чит­ся. Пред­по­ла­гая, что его хо­тят от­пра­вить в Моск­ву для под­пи­са­ния се­па­рат­но­го ми­ра с Гер­ма­ни­ей, го­су­дарь, ко­то­ро­го ни при ка­ких об­сто­я­тельствах не по­ки­да­ло вы­со­кое ду­шев­ное бла­го­род­ство (вс­пом­ним По­сла­ние про­ро­ка Иере­мии: царь, по­ка­зу­яй свое му­же­ство – По­сл.Иер.1,58), твер­до ска­зал: «Я луч­ше дам от­ре­зать се­бе ру­ку, чем под­пи­шу этот по­зор­ный до­го­вор».

На­след­ник в это вре­мя был бо­лен, и вез­ти его бы­ло не­воз­мож­но. Не­смот­ря на страх за боль­но­го сы­на, го­су­да­ры­ня при­ни­ма­ет ре­ше­ние сле­до­вать за су­пру­гом; с ни­ми от­пра­ви­лась и ве­ли­кая княж­на Ма­рия Ни­ко­ла­ев­на. Только 7 мая чле­ны се­мьи, остав­ши­е­ся в То­больске, по­лу­чи­ли из­ве­стие из Ека­те­рин­бур­га: го­су­дарь, го­су­да­ры­ня и Ма­рия Ни­ко­ла­ев­на за­клю­че­ны в дом Ипа­тье­ва. Ко­г­да здо­ро­вье на­след­ни­ка по­пра­ви­лось, осталь­ные чле­ны цар­ской се­мьи из То­больска бы­ли так­же до­став­ле­ны в Ека­те­рин­бург и за­то­че­ны в том же до­ме, но боль­шин­ство лиц, при­б­ли­жен­ных к се­мье, к ним до­пу­ще­но не бы­ло.

О ека­те­рин­бург­ском пе­ри­о­де за­то­че­ния цар­ской се­мьи сви­де­тельств оста­лось го­раз­до мень­ше. По­чти нет пи­сем. В ос­нов­ном этот пе­ри­од из­ве­стен лишь по крат­ким за­пи­сям в днев­ни­ке им­пе­ра­то­ра и по­ка­за­ни­ям сви­де­те­лей по де­лу об убийстве цар­ской се­мьи. Осо­бен­но цен­ным пред­став­ля­ет­ся сви­де­тельство про­то­и­ерея Ио­ан­на Сто­ро­же­ва, со­вер­шав­ше­го по­след­ние бо­го­слу­же­ния в Ипа­тьев­ском до­ме. Отец Ио­анн слу­жил там два­жды в вос­крес­ные дни обед­ни­цу; в пер­вый раз это бы­ло 20 мая (2 июня) 1918 го­да: «...диа­кон го­во­рил про­ше­ния ек­те­ний, а я пел. Мне под­пе­ва­ли два жен­ских го­ло­са (ду­ма­ет­ся, Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на и еще кто-то из них), по­рой низ­ким ба­сом и Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич... Мо­ли­лись очень усерд­но...»

«Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич был одет в гим­на­стер­ку за­щит­но­го цве­та, та­ких же брю­ках, при вы­со­ких са­по­гах. На гру­ди у не­го офи­цер­ский Ге­ор­ги­ев­ский крест. По­гон не бы­ло... [Он] про­из­вел на ме­ня впе­чат­ле­ние сво­ей твер­дой по­ход­кой, сво­им спо­койстви­ем и осо­бен­но сво­ей ма­не­рой при­сталь­но и твер­до смот­реть в гла­за...» – пи­сал отец Ио­анн.

Со­хра­ни­лось не­ма­ло порт­ре­тов чле­нов цар­ской се­мьи – от пре­крас­ных порт­ре­тов А.Н. Се­ро­ва до позд­них, сде­лан­ных уже в за­то­че­нии, фо­то­гра­фий. По ним мож­но со­ста­вить пред­став­ле­ние о внеш­но­сти го­су­да­ря, им­пе­ра­три­цы, це­са­ре­ви­ча и кня­жон – но в опи­са­ни­ях мно­гих лиц, ви­дев­ших их при жиз­ни, осо­бое вни­ма­ние обыч­но уде­ля­ет­ся гла­зам. «Он смот­рел на ме­ня та­ки­ми жи­вы­ми гла­за­ми...» — го­во­рил о на­след­ни­ке отец Ио­анн Сто­ро­жев. На­вер­ное, наи­бо­лее точ­но мож­но пе­ре­дать это впе­чат­ле­ние сло­ва­ми Пре­муд­ро­го Со­ло­мо­на: «В свет­лом взо­ре ца­ря – жизнь, и бла­го­во­ле­ние его – как об­ла­ко с позд­ним до­ждем...» В цер­ков­но­сла­вян­ском тек­сте это зву­чит еще выра­зи­тель­нее: «во све­те жиз­ни сын ца­рев» (Притч.16,15).

Усло­вия жиз­ни в «до­ме осо­бо­го на­зна­че­ния» бы­ли го­раз­до тя­же­лее, чем в То­больске. Ст­ра­жа со­сто­я­ла из 12-ти сол­дат, ко­то­рые жи­ли в не­по­сред­ствен­ной бли­зо­сти от уз­ни­ков, ели с ни­ми за од­ним сто­лом. Ко­мис­сар Ав­де­ев, за­ко­ре­не­лый пья­ни­ца, еже­днев­но изощ­рял­ся вме­сте со сво­и­ми под­чи­нен­ны­ми в из­мыш­ле­нии но­вых уни­же­ний для за­клю­чен­ных. При­хо­ди­лось ми­рить­ся с ли­ше­ни­я­ми, пе­ре­но­сить из­де­ва­тельства и под­чи­нять­ся тре­бо­ва­ни­ям этих гру­бых лю­дей – в чис­ле охран­ни­ков бы­ли быв­шие уго­лов­ные пре­ступ­ни­ки. Как только го­су­дарь и го­су­да­ры­ня при­бы­ли в дом Ипа­тье­ва, их под­верг­ли уни­зи­тель­но­му и гру­бо­му обыс­ку. Спать цар­ской че­те и княж­нам при­хо­ди­лось на по­лу, без кро­ва­тей. Во вре­мя обе­да се­мье, со­сто­я­щей из се­ми че­ло­век, да­ва­ли все­го пять ло­жек; си­дя­щие за этим же сто­лом охран­ни­ки ку­ри­ли, наг­ло вы­пус­кая дым в ли­цо уз­ни­кам, гру­бо от­би­ра­ли у них еду.

Про­гул­ка в са­ду раз­ре­ша­лась еди­но­жды в день, по­на­ча­лу в те­че­ние 15-20 ми­нут, а по­том не бо­лее пя­ти. По­ве­де­ние ча­со­вых бы­ло со­вер­шен­но не­при­стой­ным – они де­жу­ри­ли да­же воз­ле две­ри в туа­лет, при­чем не раз­ре­ша­ли за­пи­рать две­ри. На сте­нах охран­ни­ки пи­са­ли не­цен­зур­ные сло­ва, де­ла­ли не­при­лич­ные изоб­ра­же­ния.

Ря­дом с цар­ской се­мьей оста­ва­лись лишь док­тор Ев­ге­ний Бот­кин, ко­то­рый окру­жил уз­ни­ков за­бо­той и был по­сред­ни­ком меж­ду ни­ми и ко­мис­са­ра­ми, пыта­ясь за­щи­щать их от гру­бо­сти ст­ра­жи, и не­сколько ис­пытан­ных, вер­ных слуг: Ан­на Де­ми­до­ва, И.С. Ха­ри­то­нов, А.Е. Трупп и маль­чик Ле­ня Сед­нев.

Ве­ра за­клю­чен­ных под­дер­жи­ва­ла их му­же­ство, да­ва­ла им си­лу и тер­пе­ние в стра­да­ни­ях. Все они по­ни­ма­ли воз­мож­ность ско­ро­го кон­ца. Да­же у це­са­ре­ви­ча как-то вырва­лась фра­за: «Ес­ли бу­дут уби­вать, только бы не му­чи­ли...». Го­су­да­ры­ня и ве­ли­кие княж­ны ча­сто пе­ли цер­ков­ные пес­но­пе­ния, ко­то­рые про­тив во­ли слу­шал их ка­ра­ул. В по­чти пол­ной изо­ля­ции от внеш­не­го ми­ра, окру­жен­ные гру­бы­ми и же­сто­ки­ми охран­ни­ка­ми, уз­ни­ки Ипа­тьев­ско­го до­ма про­яв­ля­ют уди­ви­тель­ное бла­го­род­ство и яс­ность ду­ха.

В од­ном из пи­сем Оль­ги Ни­ко­ла­ев­ны есть та­кие стро­ки: «Отец про­сит пе­ре­дать всем тем, кто ему остал­ся пре­дан, и тем, на ко­го они мо­гут иметь вли­я­ние, что­бы они не мсти­ли за не­го, так как он всех про­стил и за всех мо­лит­ся, и что­бы не мсти­ли за се­бя, и что­бы пом­ни­ли, что то зло, ко­то­рое сей­час в ми­ре, бу­дет еще силь­ней, но что не зло по­бе­дит зло, а только лю­бовь».

Да­же гру­бые ст­ра­жи по­не­мно­гу смяг­чи­лись в об­ще­нии с за­клю­чен­ны­ми. Они бы­ли удив­ле­ны их про­сто­той, их по­ко­ри­ла пол­ная до­сто­ин­ства ду­шев­ная яс­ность, и они вско­ре по­чув­ство­ва­ли пре­вос­ход­ство тех, ко­го ду­ма­ли дер­жать в сво­ей вла­сти. Смяг­чил­ся да­же сам ко­мис­сар Ав­де­ев. Та­кая пе­ре­ме­на не укрылась от глаз боль­ше­вист­ских вла­стей. Ав­де­ев был сме­щен и за­ме­нен Юров­ским, ст­ра­жа за­ме­не­на ав­ст­ро-гер­ман­ски­ми плен­ны­ми и выбран­ны­ми людь­ми из чис­ла па­ла­чей «чрез­вы­чайки» – «дом осо­бо­го на­зна­че­ния» стал как бы ее от­де­ле­ни­ем. Жизнь его оби­та­те­лей пре­вра­ти­лась в сп­лош­ное му­че­ни­че­ство.

1 (14) июля 1918 го­да от­цом Ио­ан­ном Сто­ро­же­вым бы­ло со­вер­ше­но по­след­нее бо­го­слу­же­ние в Ипа­тьев­ском до­ме. При­б­ли­жа­лись тра­ги­че­ские ча­сы... При­го­тов­ле­ния к каз­ни де­ла­ют­ся в стро­жай­шей тай­не от уз­ни­ков Ипа­тьев­ско­го до­ма.

В ночь с 16 на 17 июля, при­мер­но в на­ча­ле тре­тье­го, Юров­ский раз­бу­дил цар­скую се­мью. Им бы­ло ска­за­но, что в го­ро­де не­спо­кой­но и по­это­му не­об­хо­ди­мо пе­рейти в без­опас­ное ме­сто. Ми­нут че­рез со­рок, ко­г­да все оде­лись и со­бра­лись, Юров­ский вме­сте с уз­ни­ка­ми спу­стил­ся на пер­вый этаж и при­вел их в по­лу­под­валь­ную ком­на­ту с од­ним за­ре­ше­чен­ным ок­ном. Все внеш­не бы­ли спо­кой­ны. Го­су­дарь нес на ру­ках Алек­сея Ни­ко­ла­е­ви­ча, у осталь­ных в ру­ках бы­ли по­душ­ки и дру­гие мел­кие ве­щи. По прось­бе го­су­да­ры­ни в ком­на­ту при­нес­ли два сту­ла, на них по­ло­жи­ли по­душ­ки, при­не­сен­ные ве­ли­ки­ми княж­на­ми и Ан­ной Де­ми­до­вой. На сту­льях раз­ме­сти­лись го­су­да­ры­ня и Алек­сей Ни­ко­ла­е­вич. Го­су­дарь сто­ял в цен­тре ря­дом с на­след­ни­ком. Осталь­ные чле­ны се­мьи и слу­ги раз­ме­сти­лись в раз­ных ча­стях ком­на­ты и при­го­то­ви­лись дол­го ждать – они уже при­вык­ли к ноч­ным тре­во­гам и раз­но­го ро­да пе­ре­ме­ще­ни­ям. Меж­ду тем в со­сед­ней ком­на­те уже стол­пи­лись во­ору­жен­ные, ожи­дав­шие сиг­на­ла убий­цы. В этот мо­мент Юров­ский по­до­шел к го­су­да­рю со­всем близ­ко и ска­зал: «Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич, по по­ста­нов­ле­нию Уральско­го об­ласт­но­го со­ве­та вы бу­де­те рас­стре­ля­ны с ва­шей се­мьей». Эта фра­за яви­лась на­столько не­ожи­дан­ной для ца­ря, что он обер­нул­ся в сто­ро­ну се­мьи, про­тя­нув к ним ру­ки, за­тем, как бы же­лая пе­ре­спро­сить, об­ра­тил­ся к ко­мен­дан­ту, ска­зав: «Что? Что?» Го­су­да­ры­ня и Оль­га Ни­ко­ла­ев­на хо­те­ли пе­ре­кре­стить­ся. Но в этот мо­мент Юров­ский выстре­лил в го­су­да­ря из ре­вольве­ра по­чти в упор не­сколько раз, и он сра­зу же упал. По­чти од­но­вре­мен­но на­ча­ли стре­лять все осталь­ные – каж­дый за­ра­нее знал свою жерт­ву.

Уже ле­жа­щих на по­лу до­би­ва­ли выстре­ла­ми и уда­ра­ми шты­ков. Ко­г­да, ка­за­лось, все бы­ло кон­че­но, Алек­сей Ни­ко­ла­е­вич вдруг сла­бо за­сто­нал – в не­го выстре­ли­ли еще не­сколько раз. Кар­ти­на бы­ла ужас­на: один­на­дцать тел ле­жа­ло на по­лу в по­то­ках кро­ви. Убе­див­шись, что их жерт­вы мерт­вы, убий­цы ста­ли сни­мать с них дра­го­цен­но­сти. За­тем уби­тых вы­нес­ли на двор, где уже сто­ял на­го­то­ве гру­зо­вик – шум его мо­то­ра дол­жен был за­глу­шить выстре­лы в под­ва­ле. Еще до вос­хо­да солн­ца те­ла вы­вез­ли в лес в окрест­но­сти де­рев­ни Коп­тя­ки. В те­че­ние трех дней убий­цы пыта­лись скрыть свое зло­де­я­ние...

Боль­шин­ство сви­де­тельств го­во­рит об уз­ни­ках Ипа­тьев­ско­го до­ма как о лю­дях стра­да­ю­щих, но глу­бо­ко ве­ру­ю­щих, не­со­м­нен­но, по­кор­ных во­ле Бо­жи­ей. Не­смот­ря на из­де­ва­тельства и оскорб­ле­ния, они ве­ли в до­ме Ипа­тье­ва до­стой­ную се­мей­ную жизнь, ста­ра­ясь скра­сить угне­та­ю­щую об­ста­нов­ку вза­им­ным об­ще­ни­ем, мо­лит­вой, чте­ни­ем и по­силь­ны­ми за­ня­ти­я­ми. «Го­су­дарь и Го­су­да­ры­ня ве­ри­ли, что уми­ра­ют му­че­ни­ка­ми за свою ро­ди­ну, – пи­шет один из сви­де­те­лей их жиз­ни в за­то­че­нии, вос­пи­та­тель на­след­ни­ка Пьер Жи­льяр, – они умер­ли му­че­ни­ка­ми за че­ло­ве­че­ство. Их истин­ное ве­ли­чие про­ис­те­ка­ло не из их цар­ско­го са­на, а от той уди­ви­тель­ной нрав­ствен­ной вы­со­ты, до ко­то­рой они по­сте­пен­но под­ня­лись. Они сде­ла­лись иде­аль­ной си­лой. И в са­мом сво­ем уни­чи­же­нии они бы­ли по­ра­зи­тель­ным про­яв­ле­ни­ем той уди­ви­тель­ной яс­но­сти ду­ши, про­тив ко­то­рой бес­силь­ны вся­кое на­си­лие и вся­кая ярость и ко­то­рая тор­же­ству­ет в са­мой смер­ти».

Вме­сте с им­пе­ра­тор­ской се­мьей бы­ли рас­стре­ля­ны и их слу­ги, по­сле­до­вав­шие за сво­и­ми гос­по­да­ми в ссыл­ку. К ним, по­ми­мо рас­стре­лян­ных вме­сте с им­пе­ра­тор­ской се­мьей док­то­ром Е.С. Бот­ки­ным, ком­нат­ной де­вуш­кой им­пе­ра­три­цы А.С. Де­ми­до­вой, при­двор­ным по­ва­ром И.М. Ха­ри­то­но­вым и ла­ке­ем А.Е. Труп­пом, при­над­ле­жа­ли уби­ен­ные в раз­лич­ных ме­стах и в раз­ные ме­ся­цы 1918 го­да ге­не­рал-адъ­ютант И.Л. Та­ти­щев, гоф­мар­шал князь В.А. Дол­го­ру­ков, «дядька» на­след­ни­ка К.Г. На­гор­ный, дет­ский ла­кей И.Д. Сед­нев, фрей­ли­на им­пе­ра­три­цы А.В. Генд­ри­ко­ва и гофлек­трис­са Е.А. Шней­дер.

Вско­ре по­сле то­го, как бы­ло объяв­ле­но о рас­стре­ле го­су­да­ря, свя­тей­ший пат­ри­арх Ти­хон бла­го­сло­вил ар­хи­пас­тырей и пас­тырей со­вер­шать о нем па­ни­хи­ды. Сам свя­тей­ший 8 (21) июля 1918 го­да во вре­мя бо­го­слу­же­ния в Ка­зан­ском со­бо­ре в Москве ска­зал: «На днях свер­ши­лось ужас­ное де­ло: рас­стре­лян быв­ший Го­су­дарь Ни­ко­лай Алек­сан­дро­вич... Мы долж­ны, по­ви­ну­ясь уче­нию сло­ва Бо­жия, осу­дить это де­ло, ина­че кровь рас­стре­лян­но­го па­дет и на нас, а не только на тех, кто со­вер­шил его. Мы зна­ем, что он, от­рек­шись от пре­сто­ла, де­лал это, имея в ви­ду бла­го Рос­сии и из люб­ви к ней. Он мог бы по­сле от­ре­че­ния найти се­бе без­опас­ность и срав­ни­тель­но спо­кой­ную жизнь за гра­ни­цей, но не сде­лал это­го, же­лая стра­дать вме­сте с Рос­си­ей. Он ни­че­го не пред­при­ни­мал для улуч­ше­ния сво­е­го по­ло­же­ния, без­ро­пот­но по­ко­рил­ся судь­бе».

По­чи­та­ние цар­ской се­мьи, на­ча­тое уже свя­тей­шим пат­ри­ар­хом Ти­хо­ном в за­у­по­кой­ной мо­лит­ве и сло­ве на па­ни­хи­де в Ка­зан­ском со­бо­ре в Москве по уби­ен­но­му им­пе­ра­то­ру че­рез три дня по­сле ека­те­рин­бург­ско­го убийства, про­дол­жа­лось – не­смот­ря на гос­под­ство­вав­шую идео­ло­гию – на про­тя­же­нии не­скольких де­ся­ти­ле­тий со­вет­ско­го пе­ри­о­да на­шей исто­рии.

Мно­гие свя­щен­но­слу­жи­те­ли и ми­ря­не втай­не воз­но­си­ли к Бо­гу мо­лит­вы о упо­ко­е­нии уби­ен­ных стра­даль­цев, чле­нах цар­ской се­мьи. В по­след­ние го­ды во мно­гих до­мах в крас­ном уг­лу мож­но бы­ло ви­деть фо­то­гра­фии цар­ской се­мьи, во мно­же­стве ста­ли рас­про­стра­нять­ся и ико­ны с изоб­ра­же­ни­ем цар­ствен­ных му­че­ни­ков. Со­став­ля­лись об­ра­щен­ные к ним мо­лит­во­сло­вия, ли­те­ра­тур­ные, ки­не­ма­то­гра­фи­че­ские и му­зыкаль­ные про­из­ве­де­ния, от­ра­жа­ю­щие стра­да­ние и му­че­ни­че­ский по­двиг цар­ской се­мьи. В Си­но­даль­ную Ко­мис­сию по ка­но­ни­за­ции свя­тых по­сту­па­ли об­ра­ще­ния пра­вя­щих ар­хи­ере­ев, кли­ри­ков и ми­рян в под­держ­ку ка­но­ни­за­ции цар­ской се­мьи – под не­ко­то­ры­ми из та­ких об­ра­ще­ний сто­я­ли ты­ся­чи под­пи­сей. К мо­мен­ту про­слав­ле­ния цар­ствен­ных му­че­ни­ков на­ко­пи­лось огром­ное ко­ли­че­ство сви­де­тельств о их бла­го­дат­ной по­мо­щи – об ис­це­ле­ни­ях боль­ных, со­еди­не­нии раз­об­щен­ных се­мей, за­щи­те цер­ков­но­го до­сто­я­ния от рас­коль­ни­ков, о ми­ро­то­че­нии икон с изоб­ра­же­ни­я­ми им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая и цар­ствен­ных му­че­ни­ков, о бла­го­у­ха­нии и по­яв­ле­нии на икон­ных ли­ках цар­ствен­ных му­че­ни­ков пя­тен кро­ва­во­го цве­та.

Од­ним из пер­вых за­сви­де­тельство­ван­ных чу­дес бы­ло из­бав­ле­ние во вре­мя граж­дан­ской вой­ны сот­ни ка­за­ков, окру­жен­ных в не­про­хо­ди­мых бо­ло­тах крас­ны­ми вой­с­ка­ми. По при­зыву свя­щен­ни­ка от­ца Илии в еди­но­ду­шии ка­за­ки об­ра­ти­лись с мо­лит­вен­ным воз­зва­ни­ем к ца­рю-му­че­ни­ку, го­су­да­рю Рос­сийско­му – и не­ве­ро­ят­ным об­ра­зом вы­шли из окру­же­ния.

В Сер­бии в 1925 го­ду был опи­сан слу­чай, ко­г­да од­ной по­жи­лой жен­щи­не, у ко­то­рой двое сы­но­вей по­гиб­ли на вой­не, а тре­тий про­пал без ве­сти, бы­ло ви­де­ние во сне им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая, ко­то­рый со­об­щил, что тре­тий сын жив и на­хо­дит­ся в Рос­сии – че­рез не­сколько ме­ся­цев сын вер­нул­ся до­мой.

В ок­тяб­ре 1991 го­да две жен­щи­ны по­еха­ли за клюк­вой и за­блу­ди­лись в не­про­хо­ди­мом бо­ло­те. На­дви­ну­лась ночь, и бо­лот­ная тря­си­на мог­ла бы лег­ко за­тя­нуть не­о­сто­рож­ных пу­те­ше­ствен­ниц. Но од­на из них вс­пом­ни­ла опи­са­ние чу­дес­но­го из­бав­ле­ния от­ря­да ка­за­ков – и по их при­ме­ру ста­ла усерд­но мо­лить о по­мо­щи цар­ствен­ных му­че­ни­ков: «Уби­ен­ные цар­ствен­ные му­че­ни­ки, спа­си­те нас, ра­бу Бо­жию Ев­ге­нию и Лю­бовь!» Вне­зап­но в тем­но­те жен­щи­ны уви­де­ли све­тя­щий­ся сук от де­ре­ва; ухва­тив­шись за не­го, вы­бра­лись на су­хое ме­сто, а за­тем вы­шли на ши­ро­кую про­се­ку, по ко­то­рой до­шли до де­рев­ни. При­ме­ча­тель­но, что вто­рая жен­щи­на, так­же сви­де­тельство­вав­шая об этом чу­де, бы­ла в то вре­мя еще да­ле­ким от Церк­ви че­ло­ве­ком.

Уча­ща­я­ся сред­ней шко­лы из го­ро­да По­дольска Ма­ри­на – пра­во­слав­ная хри­сти­ан­ка, осо­бо по­чи­та­ю­щая цар­скую се­мью – чу­дес­ным заступ­ни­че­ством Цар­ских де­тей бы­ла из­бав­ле­на от ху­ли­ган­ско­го на­па­де­ния. На­па­дав­шие трое мо­ло­дых лю­дей хо­те­ли за­та­щить ее в ма­ши­ну, увез­ти и обес­че­стить, но вне­зап­но в ужа­се бе­жа­ли. Позд­нее они призна­лись, что уви­де­ли им­пе­ра­тор­ских де­тей, ко­то­рые засту­пи­лись за де­вуш­ку. Это про­изо­шло на­ка­ну­не празд­ни­ка Вве­де­ния во храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в 1997 го­ду. Впо­след­ствии ста­ло из­вест­но, что мо­ло­дые лю­ди по­ка­я­лись и в кор­не из­ме­ни­ли свою жизнь.

Дат­ча­нин Ян-Майкл в те­че­ние шест­на­дца­ти лет был ал­ко­го­ли­ком и нар­ко­ма­ном, при­чем при­стра­с­тил­ся к этим по­ро­кам с ран­ней мо­ло­до­сти. По со­ве­ту доб­рых зна­ко­мых в 1995 го­ду он от­пра­вил­ся в па­лом­ни­че­скую по­езд­ку по исто­ри­че­ским ме­стам Рос­сии; по­пал он и в Цар­ское Се­ло. На Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии в до­мо­вой церк­ви, где не­ко­г­да мо­ли­лись цар­ствен­ные му­че­ни­ки, он об­ра­тил­ся к ним с го­ря­чей моль­бой о по­мо­щи – и по­чув­ство­вал, что Гос­подь из­бав­ля­ет его от гре­хов­ной стра­с­ти. 17 июля 1999 го­да он при­нял пра­во­слав­ную ве­ру с име­нем Ни­ко­лай в честь свя­то­го ца­ря-му­че­ни­ка.


Мос­ков­ский врач Олег Бель­чен­ко 15 мая 1998 го­да по­лу­чил в по­да­рок ико­ну ца­ря-му­че­ни­ка, пе­ред ко­то­рой прак­ти­че­ски еже­днев­но мо­лил­ся, и в сен­тяб­ре стал за­ме­чать на ико­не не­боль­шие пят­на кро­ва­во­го цве­та. Олег при­нес ико­ну в Сре­тен­ский мо­на­стырь; во вре­мя мо­леб­на все мо­ля­щи­е­ся по­чув­ство­ва­ли от ико­ны силь­ное бла­го­у­ха­ние. Ико­на бы­ла пе­ре­не­се­на в ал­тарь, где на­хо­ди­лась в те­че­ние трех не­дель, при­чем бла­го­у­ха­ние не пре­кра­ща­лось. Позд­нее ико­на по­бы­ва­ла в не­скольких мос­ков­ских хра­мах и мо­на­стырях; бы­ло мно­го­крат­но за­сви­де­тельство­ва­но ми­ро­то­че­ние от это­го об­ра­за, сви­де­те­ля­ми ко­то­ро­го бы­ли сот­ни при­хо­жан. В 1999 го­ду чу­дес­ным об­ра­зом у ми­ро­то­чи­вой ико­ны ца­ря-му­че­ни­ка Ни­ко­лая II ис­це­лил­ся от сле­по­ты 87-лет­ний Алек­сандр Ми­хай­ло­вич: слож­ная глаз­ная опе­ра­ция по­чти не по­мог­ла, но ко­г­да он с го­ря­чей мо­лит­вой при­ло­жил­ся к ми­ро­то­чи­вой ико­не, а слу­жив­ший мо­ле­бен свя­щен­ник по­крыл его ли­цо по­ло­тен­цем со сле­да­ми ми­ра, на­сту­пи­ло ис­це­ле­ние – зре­ние вер­ну­лось. Ми­ро­то­чи­вая ико­на по­бы­ва­ла в ря­де епар­хий – Ива­нов­ской, Вла­ди­мир­ской, Ко­стром­ской, Одес­ской... Вез­де, где по­бы­ва­ла ико­на, бы­ли за­сви­де­тельство­ва­ны мно­го­чис­лен­ные слу­чаи ее ми­ро­то­че­ния, а двое при­хо­жан одес­ских хра­мов со­об­щи­ли о ис­це­ле­нии от бо­лез­ни ног по­сле мо­лит­вы пе­ред ико­ной. Из Туль­чин­ско-Брац­лав­ской епар­хии со­об­щи­ли о слу­ча­ях бла­го­дат­ной по­мо­щи по мо­лит­вам пред этой чу­до­твор­ной ико­ной: от тя­же­ло­го ге­па­ти­та бы­ла ис­це­ле­на ра­ба Бо­жия Ни­на, по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние сло­ман­ной клю­чи­цы при­хо­жан­ка Оль­га, от тя­же­ло­го по­ра­же­ния под­же­лу­доч­ной же­ле­зы ис­це­ли­лась ра­ба Бо­жия Люд­ми­ла.

Во вре­мя Юби­лей­но­го Ар­хи­ерейско­го Со­бо­ра при­хо­жан­ки стро­я­ще­го­ся в Москве хра­ма в честь пре­по­доб­но­го Ан­дрея Руб­ле­ва со­бра­лись для сов­мест­ной мо­лит­вы цар­ствен­ным му­че­ни­кам: один из при­де­лов бу­ду­ще­го хра­ма пла­ни­ру­ет­ся освя­тить в честь но­во­му­че­ни­ков. При чте­нии ака­фи­ста мо­ля­щи­е­ся по­чув­ство­ва­ли силь­ное бла­го­у­ха­ние, ис­хо­див­шее от книг. Это бла­го­у­ха­ние про­дол­жа­лось в те­че­ние не­скольких дней.

К цар­ствен­ным стра­с­то­терп­цам мно­гие хри­сти­а­не об­ра­ща­ют­ся ны­не с мо­лит­вой о укреп­ле­нии се­мьи и вос­пи­та­нии де­тей в ве­ре и бла­го­че­стии, о со­хра­не­нии их чи­сто­ты и це­ло­муд­рия – ведь во вре­мя го­не­ний им­пе­ра­тор­ская се­мья бы­ла осо­бен­но сп­ло­чен­ной, про­нес­ла не­со­кру­ши­мую ве­ру пра­во­слав­ную чрез все скор­би.

В стра­да­ни­ях, пе­ре­не­сен­ных цар­ской се­мьей в за­то­че­нии с кро­то­стью, тер­пе­ни­ем и сми­ре­ни­ем, в их му­че­ни­че­ской кон­чи­не был яв­лен по­беж­да­ю­щий зло свет Хри­сто­вой ве­ры, по­доб­но то­му, как он вос­си­ял в жиз­ни и смер­ти мил­ли­о­нов пра­во­слав­ных хри­сти­ан, пре­тер­пев­ших го­не­ние за Хри­ста в XX ве­ке.

Па­мять свя­тым стра­с­то­терп­цам им­пе­ра­то­ру Ни­ко­лаю, им­пе­ра­три­це Алек­сан­дре, их ча­дам – Алек­сию, Оль­ге, Та­ти­а­не, Ма­рии и Ана­с­та­сии со­вер­ша­ет­ся в день их уби­е­ния, 4 (17) июля, и в день со­бор­ной па­мя­ти но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сийских 25 ян­ва­ря (7 фев­ра­ля), ес­ли этот день сов­па­да­ет с вос­крес­ным днем, а ес­ли не сов­па­да­ет, то в бли­жай­шее вос­кре­се­ние по­сле 25 ян­ва­ря (7 фев­ра­ля).

Жи­тие по жур­на­лу: Мос­ков­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти. 2000. №10-11. С. 20-33.

1 От­че­ство Фе­до­ров­на бра­ли все ино­стран­ные же­ны рус­ских им­пе­ра­то­ров и кня­зей — в честь Фе­одо­ров­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, счи­тав­шей­ся по­кро­ви­тель­ни­цей до­ма Ро­ма­но­вых.
БРИГИТ

БОГИНЯ БРИГИТ

дата почитания:
день рождения - 17 августа
день смерти - 25 мая


Бригит — воинственная богиня, добившаяся баланса между женственностью и бескомпромиссной властью. Ее имя означает «яркая», «яркая стрела» или «могущественная».

Ирландские мифы сохранили для нас сказания о прекрасной дочери великого бога друидов бога Дагды - рыжеволосого бога всех знаний мира, где Дагда был предводителем Туатта-Де-Данаан и сыном богини-прародительницы Дану. Его партнершей была богиня войны Морриган.

Его дочь Бригитта была замужем за Туинеанном и родила ему прекрасных трех сыновей: Бриана, Лечара и Лучарба.

Дагда стал Верховным королём Племён богини Дану после ранения Нуаду. От богини Боанн (Бойн), супруги Нехтана, у него родился сын Оэнгус, или Энгус Мак Ок. Всего у Дагды было семеро детей, из которых наибольшей известностью пользуются Бригита, Оэнгус, Мидхир, Огма, король сидов Бодб Дирг (Бодб Рыжий).

На севере Англии Бригиту почитали под именем Бригантия, что означает «могущественная, вершина, королева». Ей особо поклонялись бриганты, господствовавшие на севере Англии до прихода римлян]. Бригантия — богиня благосостояния], врачевания, войны и воды

Существует Алтарь Брайди у источника Шалис Вел в Гластонбери

Церкви и монастыри в Ирландии основывались на месте древних святилищ. Да и не только в Ирландии. А местные боги, получали новые имена, как святые.

Килдар был древним святилищем друидов и это нашло отражение в его названии Cill Dara – церковь ( возле) дуба. По другим версиям – церковь дуба. Здесь действительно рос древний дуб, почитаемый друидами и находилось святилище священного огня. Это место до сих пор сохранилось и привлекает к себе паломников со всего мира.

Благодаря древним поэмам мы знаем о том, что Бригитт это богиня принадлежавшая к племени Туатта-Де-Данаан – племени богов богини Дану, правивших на островах до прихода "сынов Миля" – предков современных ирландцев.

Бригит является тройственной богиней огня, который используется для очищения, защиты и исцеления.
Бригит — супермама — любящая, и отчаянно оберегающая своих чад. Ничто не способно ослабить безупречную защищающую силу и энергию Бригит. Установите связь с богиней Бригит, чтобы попросить у нее исцеления и женской мудрости. Вы получите помощь в зачатии, вынашивании плода или разрешение от бремени.
Как богиня солнца, Бригит ассоциируется с огнем. Когда она рядом, вы можете ощущать жар.

Помогает обрести женственность, получить женское исцеление и мудрость

Ее минералы - это огненный опал, розовый кварц, янтарь и яшма.
День недели, когда небеса особенно щедро дают энергию солнца - это воскресенье.
Ее растения:

- манжетка - священная трава, символизирующая все аспекты материнства и исцеления. Манжетка наделяет мудростью любого, кто к ним прикасается. Призовите эту священную траву помочь вам в достижении глубокого внутреннего умиротворения и общем исцелении тела;

- Одуванчик (цветок Брайди) , который несет в себе энергии жизнестойкости, упорства и силы.

Ежегодно 1 февраля отмечается день Бригит, или так называемый праздник Имболк. Единственная традиция Имболка, которая дожила неприкосновенной до нашего времени - это плетение крестов святой Бригитты. Это крест-оберег в форме свастики, явно солярный знак. Плетется из соломы или тростника. Помещается над входной дверью - и защищает дом и его обитателей от болезней и невзгод в течении всего года.


Вы можете приобрести свечи-программы Богини Бригит - http://baymakova24.ru/page1925071.html

МОЛИТВА-ОБРАЩЕНИЕ

Бригитта Поэзии, благослови мое сердце и позволь мне видеть красоту во всех вещах мира.
Бригитта Врачевательница, благослови мое сердце и дай мне силы исцелять, распространяя твою заботу на все существа этого мира.
Бригитта Кузницы, закали мое сердце в своем огне и дай мне творить себя в этот день, как сама ты творишь себя каждый день.


Made on
Tilda