Сайт "Мир Волшебства" с Ириной - http://baymakova24.ru/
 
Боги, Владыки, Святые приходят на Землю с одной лишь целью - нести Свет, и этим светом очищать сознания людей, помогать бороться со злом. Поэтому мы должны воздавать молитвы за них, чтить и благодарить...
Многое сейчас открывается для живущих в новом свете, в том числе и история, потому что сознание людей уже готово принимать ИСТИНУ...

МОЛИТВА ПРОШЕНИЕ К БОГУ ЗА СВЯТЫХ
"Великий Творец, Бог. Каждый предстанет пред очами Твоими в назначенный час. Молим Тебя, Отче, помилуй души усопших братьев наших (Имена). Даруй им милость свою, как прощаешь грехи раскаивавшимся искренне. Избавь их от мучений, прости и помилуй их невольные грехи. Как чада просят прощения у родителей своих, так и мы молим тебя за них о прощении. Направь их Путем Света, и дай им место в чертогах твоих. Аминь"

МОЛИТВА - благодарность СВЯТЫМ
"Благодарим Великих Воинов Света за их божественную помощь в исцелении Душ наших, за их терпение, за мир у нас над головой, за их искреннюю любовь, за наше новое сознание, за получение высших знаний и обретение мудрости!"

КОГДА мы возносим молитву к Богу ЗА СВЯТЫХ, мы делимся с ними своей земной энергией. Бог восполняет нам нашу энергию троекратно - здоровье, любовь, изобилие.
Кроме того, наша Сущность, Дух и Душа наполняются энергией благодати, радости и счастья...
Ксения Петербургская

МОЛИТВЫ - http://baymakova24.ru/drakon#rec199695802

Родилась Ксения Петербургская 12 июля 1727 года. Ее отец был военным, а мать из старинного дворянского рода. В семье Ксения была третьим ребенком. Две сестры были старше ее – одна на десять, другая на восемь лет.

Маленькая Ксения была очень спокойным ребенком – когда она оставалась одна, ее было не видно и не слышно. Она могла часами просидеть на одном месте.

В октябре 1733 года семью постигло страшное горе – в войне с Польшей погиб отец. А через два месяца при родах умерла мать. Очевидно, женщина просто не вынесла свалившегося на нее горя. Ребенок появился на свет мертворожденным.

Девочек взяла на воспитание сестра отца. Своих детей у этой старой девы не было. От природы эта женщина была злая, жадная, завистливая и замкнутая. Поэтому девочки попали в совершенно иной мир, чем тот, в котором они жили. Их родители были людьми добрыми и общительными.

Через два года вышла замуж старшая сестра Ольга и переехала в Москву к мужу. Еще через два года вышла замуж средняя Наталья. И десятилетняя Ксения осталась с теткой одна. Если ее сестры как-то могли постоять за себя и Ксению, то она, послушная и тихая, смирилась со своей участью, позволив тем самым тетке еще больше помыкать собой.

И желание у Ксении было одно: как можно скорее уйти из дому, так раньше горячо любимого ею и ставшего теперь таким постылым.

Ей исполнилось только шестнадцать лет, когда она увидела своего избранника и сразу же с первой минуты полюбила, несмотря на разницу в возрасте в двадцать лет.

Любовь, вспыхнувшая в сердце Ксении, была первой и единственной. Она пронесла ее сквозь всю свою жизнь.

Это был Андрей Федорович Петров, тогда еще подполковник. Он зашел в их дом не случайно. Когда-то еще в чине поручика он служил вместе с отцом Ксении и на войне получил ранение. Затем долгое время лечился за границей. А вернувшись в Петербург, решил проведать семью своего командира.

Ксения была прекрасна, ее проницательные ясные серые глаза, казалось, пронизывали насквозь, согревая спокойствием и неземным теплом, ее голову украшала толстая русая коса, и веяло от нее какой-то божественностью.

Молодой мужчина был впервые по-настоящему покорен девушкой. Через полгода он сделал Ксении предложение, которое она приняла с огромной радостью. О большем счастье для себя Ксения и не мечтала. Что может быть для женщины лучше жизни с любимым и желанным человеком.

Супруги жили душа в душу, счастливо до безумия в полном смысле этого слова. Детей у них не было. Они прожили десять лет, когда в их дом неожиданно пришла беда.

Андрей Федорович заболел воспалением легких, Ксения ни на минуту не отходила от мужа ни днем, ни ночью больше месяца. Болезнь медленно стала отступать, и когда казалось, еще немного – и беда останется позади, полковника Андрея Федоровича Петрова не стало.

Он умер ночью во сне 22 марта 1754 года от кровоизлияния в мозг.

Ксении Григорьевне исполнилось 27 лет. Молодая женщина, не выдержав свалившегося на нее горя, впала в состояние, подобное ступору. Девять дней она не откликалась, не ела и не пила, сидела и молча смотрела в окно.

Когда ее попытались положить в постель, то не смогли разжать ей руки, которыми она держалась за стул. Ксения так и просидела все девять дней на стуле. За эти дни она полностью поседела и постарела лет на пятьдесят.

На девятый день она встала со стула, как будто присела на него десять минут назад, молча подошла к шкафу, надела одежду мужа, вышла в гостиную и стала здороваться с собравшимися почтить в этот день Андрея Федоровича: «Добрый день! Андрей Федорович, а как вас зовут?»

С этого дня она стала носить мужское платье и откликаться только на имя Андрей, говоря при этом, что Андрей Федорович не умер, а переселился в ее тело.

Все считали Ксению сумасшедшей. У нее после перенесенного несчастья открылся дар прозорливости, и она стала предсказывать будущее. Но делала это с большой неохотой и не всем. И как выяснялось позже, все ее предсказания сбывались со стопроцентной точностью.

Как это было со всеми пророками и пророчицами во все времена, поначалу люди к ней относились с недоверием. Но чем больше проходило времени, тем все больше и больше ее одолевали желающие узнать свое будущее.

Но чаще всего Ксения помогала тем, кого ждала неминуемая гибель. Своими предсказаниями она спасла сотни людей от смерти, от тюрьмы, от болезней.

Ксения не имела ни дома, ни смены белья, ни запасов еды. Всю жизнь она надевала только сине-зеленую одежду (цвет мундира ее мужа).

Ксения никогда не болела, даже тогда, когда, распарившись, выходила из бани с мокрыми волосами на мороз.

В отличие от других юродивых Ксения никогда не брала милостыню более одной копейки. Даже если ей давали две копейки, она все равно брала только одну. Собранные таким образом деньги женщина передавала совсем нищим семьям.

По ночам Ксения уходила молиться на Смоленское поле, зорко следя за тем, чтобы ей никто не мешал.

Лавочники заметили, что тому, кто подавал ей копеечку с утра, весь день потом везло на торговлю. И наоборот, если у кого-то она отказывалась брать деньги, то такому человеку можно было закрывать лавку, потому что торговля в этот день просто никак не шла.

Извозчики тоже знали, что если подвезти блаженную хотя бы сажень, то потом весь день от клиентов отбою не будет. Поэтому за Ксенией ежедневно гонялось до нескольких сот извозчиков одновременно.

Умерла Ксения Петербуржская 11 марта 1776 года от разрыва сердца. Ее похоронили на Смоленском кладбище. После ее смерти сотни тысяч нуждающихся стали посещать ее могилу, оставляя записки с просьбой о помощи.

Со временем над ее могилой воздвигли небольшую часовню. И в наши дни сотни тысяч верующих обращаются за помощью к святой Ксении Петербуржской, оставляя у ее могилы, как и двести лет назад, записки с просьбой.



МАТРОНУШКА

Молитвы -

Рождение
Родилась блаженная Матрона (Матрона Димитриевна Никонова) 5 мая 1881 года в селе Себино Епифанского уезда (ныне Кимовского района) Тульской губернии. Село это расположено километрах в двадцати от знаменитого Куликова поля. Родители ее — Димитрий и Наталия, крестьяне — были людьми благочестивыми, честно трудились, жили бедно. В семье было четверо детей: двое братьев — Иван и Михаил, и две сестры — Мария и Матрона. Матрона была младшей. Когда она родилась, родители ее были уже немолоды.
При той нужде, в которой жили Никоновы, четвертый ребенок мог стать прежде всего лишним ртом. Поэтому из-за бедности еще до рождения последнего ребенка мать решила избавиться от него. Об убийстве младенца во чреве матери в патриархальной крестьянской семье не могло быть и речи. Зато существовало множество приютов, где незаконнорожденные и необеспеченные дети воспитывались за казенный счет или на средства благотворителей.
Мать Матроны решила отдать будущего ребенка в приют князя Голицина в соседнее село Бучалки, но увидела вещий сон. Еще не родившаяся дочь явилась Наталии во сне в виде белой птицы с человеческим лицом и закрытыми глазами и села ей на правую руку. Приняв сон за знамение, богобоязненная женщина отказалась от мысли отдать ребенка в приют. Дочь родилась слепой, но мать любила свое «дитя несчастное».
Священное Писание свидетельствует, что Всеведущий Бог иногда предъизбирает Себе служителей еще до их рождения. Так, Господь говорит святому пророку Иеремии: «Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя» (Иер. 1, 5). Господь, избрав Матрону для особого служения, с самого начала возложил на нее тяжелый крест, который она с покорностью и терпением несла всю жизнь.

Младенчество
При крещении девочка была названа Матроной в честь преподобной Матроны Константинопольской, греческой подвижницы 5 века, память которой празднуется 9 (22) ноября.
О богоизбранности девочки свидетельствовало то, что при крещении, когда священник опустил дитя в купель, присутствующие увидели над младенцем столб благоухающего легкого дыма. Об этом поведал родственник блаженной Павел Иванович Прохоров, присутствовавший при крещении. Священник, отец Василий, которого прихожане почитали как праведника и блаженного, был несказанно удивлен: «Я много крестил, но такое вижу в первый раз, и этот младенец будет свят». Еще отец Василий сказал Наталии: «Если девочка что-то попросит, вы обязательно обратитесь прямо ко мне, идите и говорите прямо, что нужно».
Он добавил, что Матрона встанет на его место и предскажет даже его кончину. Так впоследствии и получилось. Однажды ночью Матронушка вдруг сказала матери, что отец Василий умер. Удивленные и испуганные родители побежали в дом священника. Когда они пришли, то оказалось, что он действительно только что скончался. Рассказывают и о внешнем, телесном знаке богоизбранности младенца — на груди девочки была выпуклость в форме креста, нерукотворный нательный крестик. Позже, когда ей было уже лет шесть мать как-то стала ругать ее: «Зачем ты крестик с себя снимаешь?» «Мамочка, у меня свой крестик на груди», — отвечала девочка. «Милая дочка, — опомнилась Наталия, — прости меня! А я-то все тебя ругаю…»
Подруга Наталии позже рассказывала, что, когда Матрона была еще младенцем, мать жаловалась: «Что мне делать? Девка грудь не берет в среду и пятницу, спит в эти дни сутками, разбудить ее невозможно».
Матрона была не просто слепая, у нее совсем не было глаз. Глазные впадины закрывались плотно сомкнутыми веками, как у той белой птицы, что видела ее мать во сне. Но Господь дал ей духовное зрение. Еще в младенчестве по ночам, когда родители спали, она пробиралась в святой угол, какимо непостижимым образом снимала с полки иконы, клала их на стол и в ночной тишине играла с ними.
Матронушку часто дразнили дети, даже издевались над нею: девочки стегали крапивой, зная, что она не увидит, кто именно ее обижает. Они сажали ее в яму и с любопытством наблюдали, как она на ощупь выбиралась оттуда и брела домой. Поэтому она рано перестала играть с детьми и почти всегда сидела дома.
Открытие дара
С семи-восьмилетнего возраста у Матронушки открылся дар предсказания и исцеления больных. Дом Никоновых находился поблизости от церкви Успения Божией Матери. Храм красивый, один на семь-восемь окрестных деревень.
Родители Матроны отличались глубоким благочестием и любили вместе бывать на богослужениях. Матронушка буквально выросла в храме, ходила на службы сначала с матерью, потом одна, при всякой возможности. Не зная, где дочка, мать обычно находила ее в церкви. У нее было свое привычное место — слева, за входной дверью, у западной стены, где она неподвижно стояла во время службы. Она хорошо знала церковные песнопения и часто подпевала певчим. Видимо, еще в детстве Матрона стяжала дар непрестанной молитвы.
Когда мать, жалея ее, говорила Матронушке: «Дитя ты мое несчастное!» — она удивлялась: «Я-то несчастная? У тебя Ваня несчастный да Миша». Она понимала, что ей дано от Бога гораздо больше, чем другим.
Даром духовного рассуждения, прозорливости, чудотворения и исцеления Матрона была отмечена Богом с ранних пор. Близкие стали замечать, что ей ведомы не только человеческие грехи, преступления, но и мысли. Она чувствовала приближение опасности, предвидела стихийные и общественные бедствия. По ее молитве люди получали исцеление от болезней и утешение в скорбях. К ней стали ходить и ездить посетители. К избе Никоновых шли люди, тянулись подводы, телеги с больными из окрестных сел и деревень, со всего уезда, из других уездов и даже губерний. Привозили лежачих больных, которых девочка поднимала на ноги. Желая отблагодарить Матрону, они оставляли ее родителям продукты и подарки. Так девочка, вместо того чтобы стать обузой для семьи, стала ее главной кормилицей.
Родители Матроны любили ходить в храм вместе. Однажды в праздник мать Матроны одевается и зовет с собой мужа. Но он отказался и не пошел. Дома он читал молитвы, пел, Матрона тоже была дома. Мать же, находясь в храме, все думала о своем муже: «Вот, не пошел». И все волновалась. Литургия закончилась, Наталия пришла домой, а Матрона ей говорит: «Ты, мама, в храме не была». «Как не была? Я только что пришла и вот раздеваюсь!» А девочка замечает: «Вот отец был в храме, а тебя там не было». Духовным зрением она видела, что мать находилась в храме только телесно.
Как-то осенью Матронушка сидела на завалинке. Мать ей говорит: «Что же ты сидишь, холодно, иди в избу». Матрона отвечает: «Мне дома сидеть нельзя, огонь мне подставляют, вилами колют». Мать недоумевает: «Там нет никого». А Матрона ей объясняет: «Ты же, мама, не понимаешь, сатана меня искушает!»
Однажды Матрона говорит матери: «Мама, готовься, у меня скоро будет свадьба». Мать рассказала священнику, тот пришел, причастил девочку (он всегда причащал ее на дому по ее желанию). И вдруг через несколько дней едут и едут повозки к дому Никоновых, идут люди со своими бедами и горестями, везут больных, и все почему-то спрашивают Матронушку. Она читала над ними молитвы и очень многих исцеляла. Мать ее спрашивает: «Матрюшенька, да что же это такое?» А она отвечает: «Я же тебе говорила, что будет свадьба».
Ксения Ивановна Сифарова, родственница брата блаженной Матроны рассказывала, как однажды Матрона сказала матери: «Я сейчас уйду, а завтра будет пожар, но ты не сгоришь». И действительно, утром начался пожар, чуть ли не вся деревня сгорела, затем ветер перекинул огонь на другую сторону деревни, и дом матери остался цел.


Отрочество
В отрочестве ей представилась возможность попутешествовать. Дочь местного помещика, благочестивая и добрая девица Лидия Янькова, брала Матрону с собой в паломничества: в Киево-Печерскую Лавру, Троице-Сергиеву Лавру, в Петербург, другие города и святые места России. До нас дошло предание о встрече Матронушки со святым праведным Иоанном Кронштадтским, который по окончании службы в Андреевском соборе Кронштадта попросил народ расступиться перед подходящей к солее 14-летней Матроной и во всеуслышание сказал: «Матронушка, иди-иди ко мне. Вот идет моя смена — восьмой столп России».
Значения этих слов матушка никому не объяснила, но ее близкие догадывались, что отец Иоанн провидел особое служение Матронушки России и русскому народу во времена гонений на Церковь.
Прошло немного времени, и на семнадцатом году Матрона лишилась возможности ходить: у нее внезапно отнялись ноги. Сама матушка указывала на духовную причину болезни. Она шла по храму после причастия и знала, что к ней подойдет женщина, которая отнимет у нее способность ходить. Так и случилось. «Я не избегала этого — такова была воля Божия».
До конца дней своих она была «сидячей». И сидение ее — в разных домах и квартирах, где она находила приют, — продолжалось еще пятьдесят лет. Она никогда не роптала из-за своего недуга, а смиренно несла этот тяжкий крест, данный ей от Бога.

Наставления Матронушки
«Матушка Матрона всю жизнь боролась за каждую приходящую к ней душу, — вспоминает Зинаида Жданова, — и одерживала победу. Она никогда не сетовала, не жаловалась на трудности своего подвига. Не могу себе простить, что ни разу не пожалела Матушку, хотя и видела, как ей было трудно, как она болела за каждого из нас. Свет тех дней согревает до сих пор. В доме перед образами теплились лампады, любовь матушки и ее тишина окутывали душу. В доме были святость, радость, покой, благодатное тепло. Шла война, а мы жили как на небе». Какой запомнилась Матрона близким людям? С миниатюрными, словно детскими, короткими ручками и ножками. Сидящей, скрестив ножки, на кровати или сундуке. Пушистые волосы на прямой пробор. Крепко сомкнутые веки. Доброе светлое лицо. Ласковый голос. Она утешала, успокаивала болящих, гладила их по голове, осеняла крестным знамением, иногда шутила, порой строго обличала и наставляла. Она не была строгой, была терпима к человеческим немощам, сострадательна, тепла, участлива, всегда радостна, никогда не жаловалась на свои болезни и страдания. Матушка не проповедовала, не учительствовала. Давала конкретный совет, как поступить в той или иной ситуации, молилась и благословляла. Она вообще была немногословна, кратко отвечала приходящим на вопросы. Остались некоторые ее наставления общего характера. Матушка учила не осуждать ближних. Она говорила: «Зачем осуждать других людей? Думай о себе почаще. Каждая овечка будет подвешена за свой хвостик. Что тебе до других хвостиков?» Матрона учила предавать себя в волю Божию. Жить с молитвой. Часто налагать на себя и окружающие предметы крестное знамение, ограждаясь тем самым от злой силы. Советовала чаще причащаться Святых Христовых Тайн. «Защищайтесь крестом, молитвою, святой водой, причащением частым… Перед иконами пусть горят лампады». Учила также любить и прощать старых и немощных. «Если вам что-нибудь будут неприятное или обидное говорить старые, больные или кто из ума выжил, то не слушайте, а просто им помогите. Помогать больным нужно со всем усердием и прощать им надо, что бы они ни сказали и ни сделали». Матронушка не позволяла придавать значения снам: «Не обращай на них внимания, сны бывают от лукавого — расстроить человека, опутать мыслями». Матрона предостерегала не бегать по духовникам в поисках «старцев» или «прозорливцев». Бегая по разным отцам, говорила она, можно потерять духовную силу и правильное направление жизни. Вот ее слова: «Мир лежит во зле и прелести, и прелесть — прельщение душ — будет явная, остерегайся». «Если идете к старцу или священнику за советом, молитесь, чтобы Господь умудрил его дать правильный совет». Учила не интересоваться священниками и их жизнью. Желающим христианского совершенства советовала не выделяться внешне среди людей (черной одеждой и т. д.). Она учила терпению скорбей.
В. Ждановой она говорила: «Ходи в храм и ни на кого не смотри, молись с закрытыми глазами или смотри на какой- нибудь образ, икону». Подобное наставление есть также у преподобного Серафима Саровского и других святых отцов. Вообще в наставлениях Матроны не было ничего, что шло бы вразрез со святоотеческим учением. Матушка говорила, что краситься, то есть употреблять декоративную косметику — большой грех: человек портит и искажает образ естества человеческого, дополняет то, чего не дал Господь, создает поддельную красоту, это ведет к развращению. Про девушек, которые уверовали в Бога, Матрона говорила: «Вам, девицам, Бог все простит, если будете преданы Богу. Кто себя обрекает не выходить замуж, та должна держаться до конца. Господь за это венец даст». Матронушка говорила: «Враг подступает — надо обязательно молиться. Внезапная смерть бывает, если жить без молитвы. Враг у нас на левом плече сидит, а на правом — ангел, и у каждого своя книга: в одну записываются наши грехи, в другую — добрые дела. Чаще креститесь! Крест — такой же замок, как на двери». Она наставляла не забывать крестить еду. «Силою Честнаго и Животворящаго Креста спасайтесь и защищайтесь!» О колдунах матушка говорила: «Для того, кто вошел добровольно в союз с силой зла, занялся чародейством, выхода нет. Нельзя обращаться к бабкам, они одно вылечат, а душе повредят». Матушка часто говорила близким, что сражается с колдунами, со злой силой, невидимо воюет с ними. Однажды пришел к ней благообразный старик, с бородой, степенный, пал перед ней на колени весь в слезах и говорит: «У меня умирает единственный сын». А матушка наклонилась к нему и тихо спросила: «А ты как ему сделал? На смерть или нет?» Он ответил: «На смерть». А матушка говорит: «Иди, иди от меня, незачем тебе ко мне приходить». После его ухода она сказала: «Колдуны Бога знают! Если бы вы так молились, как они, когда вымаливают у Бога прощение за свое зло!» Матушка почитала покойного священника Валентина Амфитеатрова. Говорила, что он велик перед Богом и что на могилке своей он помогает страждущим, некоторых из своих посетителей посылала за песочком с его могилы.

Последние годы жизни Последний земной приют Матронушка нашла на подмосковной станции Сходня (улица Курганная, дом 23), где поселилась у дальней родственницы, покинув комнату в Староконюшенном переулке. И сюда тоже потоком шли посетители и несли свои скорби. Лишь перед самой кончиной матушка, уже совсем слабая, ограничила прием. Но люди все равно шли, и некоторым она не могла отказать в помощи. Говорят, что о времени кончины ее отпели в церкви Ризоположения. (В это время служил там любимый прихожанами священник Николай Голубцов. Он знал и почитал блаженную Матрону.) Она не велела приносить на похороны венки и пластмассовые цветы. До последних дней жизни она исповедовалась и причащалась у приходивших к ней священников. По своему смирению она, как и обыкновенные грешные люди, боялась смерти и не скрывала от близких своего страха. Перед смертью пришел ее исповедовать священник, отец Димитрий, она очень волновалась, правильно ли сложила ручки. Батюшка спрашивает: «Да неужели и вы боитесь смерти?» «Боюсь».
2 мая 1952 года она почила.

Молитвы Матронушке -http://baymakova24.ru/molitva#rec79727015

Блаженная Матрона. Фильм Аркадия Мамонтова
Последнее пророчество Святой Матроны .Документальный спецпроект

ЦАРИЦА ТАМАРА

Дни почитания - 14 мая (рождение) и 18 января (смерть)

Детство и юность

Святая царица Тамара (1166–1213) происходила из рода Багратидов, который по сложившейся грузинской традиции принято возводить к потомкам царя Давида. Автор «Истории и восхваления венценосцев» в самом начале своего повествования пишет о том, что будет «вещать "похвалу похвал" той, которая произошла от семени Соломона», ибо она «вполне соответствовала своим предкам — Давидидам, Хосровидам иПанкратидам».

Отцом святой Тамары был «царь царей» Георгий, внук знаменитого святого Давида Строителя. Он много боролся с магометанами. При нём границы Грузии были ещё больше расширены, так что «ему приносили дары и братались с ним цари греческие, алеманские в Иерусалиме, римские, индийские и китайские; султаны же хварасанскне, вавилонские, шамские, египетские и иконийские служили ему». Бурдухан, мать святой Тамары, была красива и умна. От таких родителей и произошла та, которой надлежало стать украшением Грузии, да и всего Средиземноморья.

В 1178 году Георгий, собрав представителей семи своих царств, с согласия патриархов и всех епископов, вельмож, военачальников и полководцев, объявил Тамару царицей.

Через 7 лет, на Страстной Седмице 1184 года, отец скончался, и представители высшей знати пришли к Тамаре, чтобы та, будучи «по уму сознательной, разумной и знающей», приняла царство в свои руки. Автор «Жизни…» так описывает юную царицу: «Правильно сложенное тело, темный цвет глаз и розовая окраска белых ланит; застенчивый взгляд, … приятный язык, веселая и чуждая всякой развязности, услаждающая слух речь, чуждый всякой порочности разговор».

Два замужества и утверждение на престоле

С самого начала своего царствования Тамара проявила недюжинный ум, озаботившись прежде всего избранием наиболее достойных лиц на должности везиров и военачальников. За это время Тамара обеспечила епископов пожертвованиями, освободив церкви от оброков и податей. По сообщению летописца, «в ее царствование земледельцы сделались азнаурами, азнауры — вельможами, последние же стали властителями».

Своими приближёнными она сделала Антония Глонистависдзе из Гареджи и двух сыновей амирспасалара Мхаргрдзели: Захарию и Иванэ. Хотя по вере они были армянами, но весьма почитали православие, так что один из них — Иванэ — впоследствии «постиг кривизну веры армян, перекрестился и стал истинным христианином». В дальнейшем все эти люди проявят себя с лучших сторон.
Впрочем, не все оценили цепкий ум юной царицы. Некоторые из высших должностных лиц сговорились возвыситься ещё больше и не пропустить новых приближённых выше по карьерной лестнице. Министр финансов Кутлу-Арслан открыто предложил создать некое подобие парламента, которое занималось бы делами управления, а власть Тамары сводилась бы при этом лишь к формальному утверждению всех принятых ими законов. Царица задержала министра, за него вступились военные, но путем переговоров ситуацию удалось наладить.

В 1185 году по единогласному решению Патриарха, епископов и придворных, было принято решение найти юной Тамаре мужа. Для этого на Русь, «ввиду принадлежности русских племен к христианству и православию» послали купца Зоровавеля. Приехав на Русь и познакомившись с Георгием, сыном святого мученика Андрея Боголюбского, «юношей доблестным, совершенным по телосложению и приятным для созерцания», Занкан привез его в Грузию. Все одобрили выбор жениха, но Тамара, не по возрасту рассудительная, заявила: «Как можно сделать такой необдуманный шаг? Дайте мне переждать, пока не увидите достоинства или недостатки его». Но придворные настояли на своем, вынудили у нее согласие и устроили свадьбу.

Немного спустя опасения Тамары оправдались: наш соотечественник, увы, проявил себя пьяницей, совершавшим «много неприличных дел». Два с половиной года святая терпела пороки мужа, обращалась к нему через достойных монахов, затем сама лицом к лицу принялась обличать его. Но Георгий рассвирепел еще больше и стал совершать более губительные проступки. Тогда Тамара, «проливая слезы, отправила его в изгнание, снабдив несметным богатством и драгоценностями». В 1187 году Георгий поселился в Константинополе.

Благодаря природной красоте, уму и обаянию святая стала желанной невестой для множества царей и князей со всего света. Старший сын византийского императора Мануила чуть было не сошёл из-за неё с ума. Несколько султанов готовы были изменить исламу, только бы добиться её руки. Но Тамара оставалась непреклонной, т.к. по врождённой тяге к чистоте вообще желала оставаться безбрачной.
Однако придворные тревожились из-за отсутствия наследника, и только ради него святая согласилась выйти замуж в 1188 году за воспитанника своей тётки Русудан осетинского царевича Давида. Этот брак оказался удачным. В Давиде святая Тамара нашла прекрасного мужа и бесстрашного военачальника. Современники говорили о его способностях, что «этот Давид в течение одного года превзошел всех во всем, что исходит из рук человека». Вскоре Тамара родила наследника, которому дала имя деда Георгия, а затем и дочь, которую назвала именем тётки — Русудан.

Узнав о браке святой Тамары, русский князь задумал побороться за утерянный престол. Он отбыл из Константинополя и явился в страну Эзинкан. Там к нему присоединились многочисленные предатели. Собрав большую армию, они пошли войной на Тамару, но были разбиты в ночном сражении при реке Куре. Святая явила милосердие и никого из предателей не казнила, даже бывшего мужа отпустив на свободу.

Георгий дважды после этого пытался вернуть себе грузинский престол, но всякий раз был разбит преданными Тамаре вассалами.



Государственные свершения

Правление святой благоверной царицы Тамары стало временем процветания не только для Грузии, но и для окрестных народов. По словам летописца, «она восседала как судья меж соседствующими царями, следила, чтобы никто не начинал войны или пытался набросить ярмо насилия друг на друга». При этом сама она никогда не расслаблялась от действия времени и не выказывала неприлежания к управлению. И именно во время её царствования Грузия добилась такой славы и могущества, какими уже не обладала ни до, ни после того.

Перечисление одних только взятых ею городов может составить целую книгу. И потому мы подробно остановимся лишь на двух блестящих победах, одержанных ею над теми, кто хотел по ненависти к христианству стереть Грузию с лица земли.

Халиф Абу-Бакр, ненавидевший христианство, «открыл древние сокровищницы», чтобы собрать огромное войско из Индии, Самарканда и Дербента и двинуться на Грузию. Собранных им войск было так много, что, по слову летописца, у них «не было возможности уместиться в одной какой-нибудь стране». Узнав о готовящемся вторжении, святая Тамара повелела распространить указ, чтобы немедленно собралось войско, чтобы во всех церквях и монастырях совершались всенощные бдения и литии, а царедворцы послали бы «побольше денег и все потребное для нищих». За десять дней удалось собрать немалую армию. Святая обратилась к воинам: «Братья мои, не бойтесь оттого, что их такое множество, а вас мало, потому что с нами Бог». После чего препоручила их Богу, а сама сняла обувь и босой пришла в храм Богоматери в Метехи, где, пав перед святой иконой, не переставала молиться со слезами.

Грузины первыми напали на неприятеля. Увидев исламские силы между Гандзой и Шамхором, они сошли с коней, поклонились Богу и помолились перед святым Крестом со слезами, а затем ударили по врагам и победили. Количество пленных было так велико, что их продавали за деревянную меру муки.

«Возгордилось ли сердце Тамар?», — спрашивает её жизнеописатель и сам тут же отвечает: «Напротив, еще более скромной делалась она перед Богом».

В 1202 году против святой Тамары выступил Румский султан Рукн-ад-Дин, который притворно заключил с ней ряд мирных договоров, а сам в это время набирал войско по всей Эйкумене: по Месопотамии и Калонеро, по Галатии, Гангре, Анкирии, Исаврии, Каппадокии, Великой Армении, Вифинии и на границах Пафлагонии.

Рукн-ад-Дин, увидев собранное им войско, отправил к Тамаре посла: «Я, Рукн-ад-Дин, султан всего поднебесья, совосседающий с Богом, уведомляю тебя, царицу Грузии, Тамару. Я иду, чтобы вам никогда более не дерзнуть браться за меч. А жить дам только тому, кто исповедует веру пророка Мухаммеда, отвергнет твою веру и своей рукой станет ломать крест. Жди расправы от меня за ту беду, какую навлекла на мусульман». Тамара, возложив всё упование на Бога, призвала придворных и стала совещаться с ними «не как баба и не с пренебрежением велений разума». В немного дней удалось собрать воинов, которые сперва направились в храм Пресвятой Богородицы в Вардзии. Царица препоручила Богородице мужа и всё его войско, а султану написала письмо: «Доверившая себя Всемогущему Богу Вседержителю и вечно молящаяся Деве Марии и с верою уповающая на честный Крест, прочла я твое, Бога гневающее, послание, Нукардин. Всякий, лживо клянущийся именем Господа, Богом будет стерт с лица земли. Я посылаю христолюбивое воинство, чтобы сокрушить твою гордыню и заносчивость». Воины поклонились Животворящему Кресту и вышли в поход, а царица предалась посту и молитве.
Когда грузинские войска прибыли в Басиани, то увидели, что у султана не выставлены караульные. Они напали первыми, турки бросили свой лагерь и кинулись в укрепления. Грузины окружили их и так устрашили, что побежденные сами связывали своих соплеменников. Горожане разукрасили Тбилиси к приезду царя и царицы, и те въехали в город со знаменем Рукн-ад-Дина. Царские сокровищницы наполнились золотом и золотой утварью.

Интересно, что стараниями царицы Тамары была утверждена целая Трапезундская империя, появившаяся в 1204 году после разграбления Константинополя крестоносцами. Как известно, святая Тамара много покровительствовала монастырям и храмам. Однажды к ней прибыло множество монахов с Черной горы, Кипра и других мест. Святая выдала им большое количество золота. Когда византийский император Алексий Ангел увидел его, то отобрал его у монахов. Царица послала на имя преподобных отцов золото в ещё большем количестве. Одновременно разгневавшись на греческого царя, она отправила войско из Западной Грузии в греческие владения, так что грузины отняли у греков Лазику, Трапезунд, Лимон, Самисон, Синоп, Керасунд, Китиору, Амастриду, Араклию и все земли Пафлагонии и Понта. Над всеми этими землями она поставила своего дальнего родственника Алексия Комнина, который и стал императором Трапезундской империи.


Расцвет грузинской культуры

Сразу после своего избрания святая Тамара выразила волю, чтобы был созван церковный собор. Она призвала из Иерусалима Николая Гулаберисдзе, который, по скромности своей, в свое время бежал от сана картлийского католикоса. Когда он прибыл в Картли, она собрала всех священноучителей, монахов и пустынников своего царства и людей, знатоков закона Божьего, стремясь к тому, чтобы злые семена, проросшие в почве православия, были изничтожены в ее царстве. Собрав всех на Собор в одном помещении и усадив их на престолы, царица села поодаль и сказала: «О, святые отцы, исследуйте хорошо все и утвердите прямое и изгоните кривое. Не будьте лицеприятны в отношении князей из-за их богатства и не пренебрегайте нищими из-за скудности. Вы словом, а я делом, вы учением, а я поучением, вы наставлением, а я установлением подадим все друг другу руку помощи, чтобы сохранить Божьи законы непоруганными».

Царица сделала все для того, чтобы в ее царствование чин церковной службы выполнялся сполна, по предписанию Типикона и по Уставу палестинских монастырей.
Святая Тамара много заботилась о благоустроении Божиих храмов. В самом дворце непрерывно служились бдения и молитвословия, приносилась Бескровная Жертва. В Картли в этот период были построены церкви Икорта, Бетания, Кватахеви, в Тбилиси — Лурджи Монастери. До нас дошли лишь развалины некогда великолепного Гегутского дворца. Уникальным памятником XII века является высеченный в скале монастырский комплекс Вардзиа в Джавахети. Это город-крепость, который состоит из нескольких сот пещер. Поблизости от Вардзии расположен также высеченный в скале Ваханский монастырь. О высоком уровне инженерного искусства свидетельствуют Беслетский, Рконский мосты и мост Дандало.

Также она посылала своих доверенных по всему свету, прося их: «Объезжайте, начиная от Александрии, всю Ливию и Синайскую гору». Печалилась о нуждах церквей, монастырей и христианских народов тех стран, посылала потиры, дискосы, покровы для святынь и неисчислимое золото для монахов и нищих То же делалось ею и в областях Эллады и Святой Горы, также в Македонии и Болгарии, в областях Фракии и в монастырях Константинополя, в Исаврии и во всех окрестностях Черной горы и Кипра.

Вообще само время царствования святой Тамары стало «Золотым веком» грузинской культуры. Даже если не упоминать мало известные русскому читателю имена Чахрухадзе и Шавтели, написавших «Тамариани» и «Абдул-Мессию», у всех на слуху самое известное грузинское поэтическое произведение «Витязь в тигровой шкуре». Интересно, что его автор, гениальный Шотэ Руставели, по одной из версий был безнадёжно влюблён в свою госпожу и вывел её светлый образ в личности одной из героинь своей великой поэмы.

Смерть и посмертное почитание

В 1206 году умер муж святой Тамары Давид Сослан, человек, «исполненный всякого добра, божеского и человеческого, прекрасный на вид, в сражениях и на войне храбрый и мужественный, щедрый, смиренный и превознесенный в добродетелях».

Святая сделала своим соправителем сына Георгия Лашу, а сама, по неизбежному закону мироздания, стала готовиться к смерти. Сначала она позаботилась о государственных делах и управилась с ними, затем управилась с делами церковными и монастырскими. Тогда-то у нее открылась неизвестная болезнь. Всё человеческое искусство оказалось тщетным. Повсюду о её здравии служились литии и беспрерывные всенощные бдения, и можно было видеть, «как одинаково лили слезы и богатые, и нищие». Люди взывали к Богу: «Только бы одна она осталась живой, а нас всех истреби!»

Мудрая Тамара созвала к себе всех именитых людей царства: «Братья мои и дети! Вот и я призываюсь Страшным Судьей. В своем сердце я хранила любовь к вам. Молю всех вас творить добрые дела и поминать меня. Оставляю вам наследниками дома моего детей моих, Георгия и Русудан, примите их взамен меня». После чего обратилась к Богу: «Христос, Боже мой Единый, Тебе препоручаю это царство, которое Тобою мне было вверено, и этот народ, искупленный Твоей честной Кровью, и этих моих детей, которых Ты мне даровал, и затем душу свою».
18 января святая покровительница грузинского народа мирно и тихо скончалась. «Погасло солнце Грузии», и веселье грузин сменилось горем, «земле, обеспложенной от соли, уподобились уста их».

Прах святой Тамары на несколько дней положили в соборе в Мцхете, а затем погребли в Гелати в родовой усыпальнице Багратионов. Однако, где на самом деле покоятся её мощи, никому неизвестно. Зная о том, что враги Христа захотят отомстить ей после смерти, она завещала похоронить себя тайно, чтобы могила осталась сокрытой от мира. Ночью из ворот замка, где умерла царица Тамара, выехало десять отрядов. Каждый вез гроб, десять гробов тайно похоронили в разных местах. Никто не знал, в каком из них находится тело царицы. Согласно одному преданию, она похоронена в Гелатском монастыре. Другое утверждает, что она погребена в Крестовом монастыре Иерусалима, так как дала обещание совершить паломничество в Иерусалим, но при жизни не смогла сделать этого, и новый царь Лаша исполнил заветное желание своей матери.


Нравственные качества святой царицы

Имя святой Тамары разнеслось повсюду, как «имя ангела четырех стран света, с востока на запад, с севера на юг».

Люди любили её без оглядки и сами звери повиновались ей. Некогда султан прислал ей в подарок львенка; он вырос во дворце и так привязался ко святой, что когда его — уже огромного, свирепого видом льва, — выводили на прогулку, он клал морду ей на колени и ластился словно лев преподобного Герасима. Когда же его уводили, обильно плакал, заливая землю слезами.

Святая Тамара приложила все старания, чтобы «ее человеческая природа осталась простой, по роду ее внутреннего склада, без соединения со страстями». Она оказалась мудрее Соломона, ибо возлюбила Бога и стала чуждаться всех соблазнов мира. На удивление всех, она «проводила всю ночь в стоянии на ногах, бодрствовании, молитве, поклонах и слезных мольбах ко Господу, равно как в рукоделии, чтобы помогать нищим». Обладала началом всех благ — была проникнута страхом пред Всевышним и служила Богу верно. Исполняемые в ее дворце молебны и бдения, по слову летописца, «превзошли молитвы Феодосия Великого и даже пустынников».
Святая провела дни своей жизни в радости за то, что сама каждый день радовала всех нищих и немощных. Над неимущими она поставила верных смотрителей. Десятую часть всего государственного дохода — внешнего и внутреннего — она отдавала нищим и следила, чтобы не пропало даже одного зернышка ячменя.

Во всей Грузии нельзя было встретить ни одного человека, с ее ведома подвергшегося насилию. За 31 год своего правления по ее распоряжению никто не был наказан даже плетью.

Невозможно описать ее любовь к священникам и монахам. Перед нею постоянно находились люди, следовавшие правилам праведной жизни.



СВЯТАЯ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦА ЕКАТЕРИНА
дни почитания - 7 декабря

Святая великомученица Екатерина была дочерью правителя Александрии Египетской Конста. Девушка получила блестящее эллинское образование. Необыкновенно одарённая, она изучала греческую и римскую литературу, блестяще знала словесность и философию, даже «по врачебным умудрившися письменем», «врачев книги добре уведе». Она обладала редкой красотой и умом. Но язычество, в котором она воспиталась, не удовлетворяло ее ни своими верованиями, ни обычаями.

Юноши из самых именитых семейств империи искали ее руки, но ни один из них не стал ее избранником. Она объявила родителям, что согласится выйти замуж лишь за того, кто превзойдет ее в знатности, богатстве, красоте и мудрости.

Мать святой Екатерины была тайной христианкой. Она повела девушку за советом к своему духовному отцу, святому старцу, который творил молитвенный подвиг в уединенной пещере недалеко от города. Старец выслушал святую Екатерину и сказал, что он знает Юношу, Который превосходит ее во всем, ибо «красота Его светлее солнечного сияния, мудрость Его управляет всем созданием, богатство Его разливается по всему миру, но это не уменьшает Его, а умножает, высота рода Его — неизреченна». Образ Жениха Небесного родил в душе святой девы горячее желание увидеть Его. Ей открылась Истина, к которой рвалась ее душа. На прощание старец вручил святой Екатерине икону Божией Матери с Богомладенцем Иисусом на руках. Старец велел с верой молиться Царице Небесной, Матери Небесного Жениха, о даровании видения Ее Сына.

Она молилась всю ночь и удостоилась видеть Матерь Божию, Которая просила Своего Сына посмотреть на коленопреклоненную перед Ними девушку. Но Младенец отвратил Свой лик от Екатерины, сказав, что не может смотреть на нее, ибо она безобразна, худородна, нища и безумна, как и всякий человек, не омытый водами святого Крещения и незапечатленный печатью Духа Святого. В глубокой печали святая Екатерина вновь пошла к старцу. Он с любовью научил ее тайнам веры Христовой, заповедал хранить целомудрие, непрестанно молиться, и совершил над Екатериной Таинство святого Крещения. И вновь ей было видение Пресвятой Богородицы с Младенцем. Теперь Господь ласково смотрел на нее и дал ей перстень, обручив ее Себе. Когда видение кончилось и святая пробудилась от сна, на руке ее светилось кольцо — дар Небесного Жениха.

Как раз в это время в Александрию на пышное языческое празднество прибыл сам император Максимин Даза (305-313 г.г.). Крики жертвенных животных, дым и смрад непрестанно пылавших жертвенников, гомон толпы на ристалищах наполняли Александрию. Приносились и человеческие жертвы - на смерть в огне обрекали исповедников Христа, не отступивших от Него под пытками. Время жизни св. Екатерины пришлось как раз на последнее гонение на христиан перед принятием Миланского эдикта в 313 году, когда император Константин Великий, после знамения креста победивший малыми силами своего противника Максентия, объединил империю и, отменив эдикты о преследованиях христиан, возвратил им свободу. По свидетельству историка Сократа Схоластика, "Максентий жестоко обходился с римлянами и следовал способу управления более тиранскому, нежели царскому: бесстыдно насиловал благородных женщин, многих граждан лишал жизни и совершал другие подобные сим поступки". Вместе с Максентием правление делил Максимин, которого около 307 года н.э. и обличила св. Екатерина, исповедав перед ним Христа.

Святая Екатерина "добротою девства сияющи" явилась к императору Максимину, исповедала веру во Единого Истинного Бога и мудро обличила заблуждения язычников. Плененный красотой девушки, правитель пытался вернуть ее в язычество, но был не в силах поколебать ее веру. Чтобы показать ей торжество языческой мудрости, он созвал 50 ученейших мужей империи, философов и ораторов. Явившись на собрание, она оказалась сильнее их по научным познаниям, по высоте и основательности мыслей, по силе слова и, "крепостию ума" своего посрамив "лжеименное знание" и "мирские мудрости обличивши суету", своею проповедью о Христе "ко спасению многи исхити от идолонеистовства". Они уверовали во Христа и были сожжены.

Видя безуспешность своих попыток, властитель попытался иным образом прельстить святую Екатерину, предлагая ей разделить с ним царство и власть. Но богатство и слава не соблазнили её, и целомудренная дева отказалась от этих предложений, сказав, что она "больше желает одежды мученичества, чем всякой царской багряницы". Получив твёрдый отказ, разгневанный император подвергнул святую жестоким мучениям — велел снять с неё одежду и обнаженную бить воловьими жилами. После двух часов мучений девственное тело её раздробилось ранами. Святая Екатерина переносила истязания с великим терпением. Ожесточённый мучитель велел посадить её в темницу и морить её голодом. Но Иисус Христос не оставил своей невесты без попечения и каждый день посылал ей с ангелом пищу, и Сам посетил узницу, вдохнув в неё крепость. Когда императрица Августа в сопровождении воеводы Порфирия с отрядом воинов пришла в темницу Святая мученица раскрыла пришедшим христианское учение, и они уверовали во Христа.

Вновь приведенная на судилище, святая Екатерина предстала совершенно здравой, красивой и окрепшей, лицо ее сияло. Под угрозой колесования ей предложили принести жертву идолам. И теперь она не поклонилась языческим богам, исповедала Христа и сама пошла к колесам. Но Ангел сокрушил орудия казни. Увидев это чудо, императрица Августа и царедворец Порфирий с 200 воинами перед всеми исповедали веру во Христа и были обезглавлены. Максимин вновь предложил святой мученице супружество, но получил отказ. Святая Екатерина твердо исповедала верность своему Небесному Жениху, Христу, и с молитвой к Нему сама положила голову на плаху под меч палача, была «во главу усечена мечом».

Долгое время святые мощи Екатерины пребывали в неизвестности в земле и были открыты лишь спустя 200 с лишним лет. Это случилось следующим образом. Однажды, приблизительно в 30-40 годах VI столетия по Рождестве Христовом, братия Синайской обители, основанной византийским императором Юстинианом, за 800 верст от Александрии, чудесно были извещены свыше, что мощи святой великомученицы Екатерины почивают нетленно недалеко от них, и при этом получили повеление перенести их в новосозданный храм Синайского монастыря. Благочестивые старцы с радостью поспешили к горе, указанной им недалеко от обители. Эта возвышенность достигала 1200 саженей; но отшельники, движимые религиозным воодушевлением и вспомоществуемые благодатью Божией, победили все трудности пути и скоро достигли ее вершины, где и обрели святые мощи великомученицы Екатерины нетленными и благоухающими. Положить их сюда могли только ангелы. Мощи святой Екатерины были обретены не полностью, а только глава ее и левая рука. Эти части нетленного тела достохвальной мученицы Христовой тогда же торжественно были перенесены в Синайскую обитель и доселе почивают в этом замечательном по своей древности монастыре. В 1689 году русский император Петр Великий пожертвовал в Синайскую обитель для мощей святой Екатерины среброкованную раку. «Страх от жадности мусульман, от огласки путешественников, — замечает известный епископ Порфирий, бывший на Синае, — приучил синаитов таить эту драгоценность». В настоящее время святые мощи великомученицы Екатерины сохраняются в небольшой мраморной раке в алтаре великого храма Синайской обители во имя Преображения Господня, на правой стороне престола. Святую главу невесты Христовой покрывает ныне золотой венец, а на палец ее руки надето драгоценное кольцо, в память торжественного обручения святой Екатерины с Небесным Женихом — Христом. В раке святые части мощей покоятся на серебряном подносе, под которым лежит большой слой благоухающей ваты. Когда же части мощей выносятся для поклонения братии, то они ставятся посреди храма, вместе с другими останками святыни, на специально приготовленном для этого столе. Мощи святой Екатерины для дальнего паломника открываются в любое время, но для братии и ближних пришельцев — только по окончании утрени в Господнии праздники.


7 декабря: обряды, традиции и гадания

Великомученица Екатерина считается покровительницей брака. Ей молятся о хороших женихах и невестах, о семейном благополучии и при трудных родах.

В этот день было принято устраивать гонки на санях. Все жители селения собирались на пригорке и катались на повозках. Принимали участие в гонках парни и молодые мужчины, а девушки болели за них.

Сани служили серьезной подмогой на крестьянском дворе. На Екатерину Санницу их было принято скатывать с горы. Ещё полагалось катать весь деревенский люд. Девушки старались прокатиться в одних санях с любимым. Верили, что это сделает их союз крепким.

Молодожены 7 декабря находились в центре внимания. Перед их домом клали вывернутый мехом наружу тулуп, по которому они должны были пройти. Этот обряд помогал уберечь семейное счастье от дурного глаза.

Вечером на Екатерину было принято гадать. Девушки, мечтающие о замужестве, сажали в кадки молодые ветви вишни. Если веточка расцветёт к Новому году или Рождеству, то в следующем году её хозяйка под венец пойдёт.

Также ветки вишни девушки ставили в воду. Чья расцветёт первой, та и замуж скорее выйдет.


МОЛИТВА СВЯТОЙ ЕКАТЕРИНЕ
«О, великая в мученицех, Екатерино, от горних чертогов узрела Жениха Твоего, Христа Бога нашего. Пролей росу молитв твоих на ниву душ наших, сухую и истощенную, и научи нас в молитве возрастати и в добродетели укреплятися, да в наших мыслях и чувствах, делах и желаниях, молитвах и песнопениях, в слезах и воздыханиях святится пречестное и великолепное имя Триединаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь».
ВАРВАРА, СВЯТАЯ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦА
дни почитания - 17 декабря

Варвара родилась в городе Илиополь, Сирия, в конце III века в семье язычников. После смерти матери отец Диоскор выстроил башню-замок и заточил туда свою дочь, чтобы она не общалась с христианами.

Варвара сидела у окна и любовалась миром. Ей очень хотелось посмотреть на мир своими глазами, пройтись по земле, посмотреть на животных. А в это время отец строил планы, как выдать дочь замуж. Варвара сказала, что не хочет выходить замуж, а хочет познать мир. Тогда отец разрешил ей общаться с подругами, надеясь, что те вразумят ее выйти замуж.

Однажды, во время нахождения отца в путешествии, Варвара познакомилась с христианками, которые ей и рассказали о Боге. Вскоре она приняла крещение и решила посвятить свою жизнь Иисусу Христу.

Отец решил убить непокорную дочь, а та спряталась в горах. Папа все же нашел дочь и. привел ее на суд к правителю города, который пытался вразумить девушку отречься от христианства. Но ее воля была непоколебимой. Ни пытки, ни истязания не смогли сломить девушку, поэтому Варвара была заточена в темницу, где ее поддали пыткам.

Утром на теле мученицы не осталось и следа от пыток. Ночью к ней явился Господь и исцелил ее от всех ран.

В итоге Варвара так и не отреклась от христианства, за что была собственноручно обезглавлена отцом. В тот же день Диоскор был сожжен молнией до тла.

Варвара стала одной из известных почитаемых святых вскоре после крещения Руси. Ее мощи в шестом веке были привезены в Константинополь, а в восьмом перевезены княжной Варварой, женой русского князя Михаила Изяславовича, в Киев.

Мощи святой Варвары находятся по сей день в соборе святого Владимира.


17 декабря следует обратить к святой молитвы о благополучии в семье, о детях, о тех, кому необходима помощь. Беременные женщины издавна молились святой Варваре о благополучных родах и здоровье для будущего ребенка. В древности Варварин день считался в первую очередь женским праздником.


Издавна на 17 декабря гадали о будущем.



СВЯТАЯ КНЯГИНЯ ОЛЬГА
дни почитания - 11 сентября

Хотя наши предки-язычники отличались незаурядным природным умом и богатым воображением и еще до принятия Христианства украсили зарождающуюся русскую культуру неисчерпаемым сокровищем своего устного творчества, однако этот природный русско-славянский гений нашего народа никогда бы не достиг такой глубины и широты творческого размаха и такого взлета в области Истины, Добра и Красоты, если бы он не был согрет вселенским дыханием нашего лучезарного Вселенского Православия.

Внимательно читая страницы нашей многовековой истории, мы благоговейно преклоняемся пред неисповедимыми путями Промысла Божия, избравшего наш народ быть оплотом чистоты Вселенского Православия и на самой заре Христианской эры на Руси даровавшего нам Ангела-Хранителя и первого русского Апостола Православия в лице Премудрой Великой княгини Российской Ольги.

В истории России сохранились записи единичных случаев крещения еще до княжения св. Ольги. Были небольшие группы христиан, имевших даже свою соборную церковь св. Пророка Илии. Однако все эти единичные и групповые случаи крещения или так называемое «Первое Крещение Киевской Руси» под водительством Аскольда и Дира после их неудачного похода на Константинополь в 860 году, обрываются в княжении ярого язычника – Олега.

И только при княжении Ольги, «Праматери России», Христианство становится светлой реальностью для зарождающейся будущей Православной исторической России. «Мудрейшая всех человек», Великая княгиня Ольга интуицией своего чуткого сердца уразумела необходимость Православия для зарождающегося Государства Российского, приняла сама святое крещение и вразумила внука своего Владимира насадить Православие в Киевской Руси, которое стало постепенно превращаться в государственную религию всей Свято-Русской Земли.

Внимательно присматриваясь к возвышенной жизни небольших христианских групп ее подданных, резко отличавшихся от язычников, Ольга решила посетить столицу Византии Константинополь, где была глубоко потрясена мудростью Православного вероучения и Богослужебного чина. Сердце княгини Ольги разгорелось пламенной любовью ко Христу, и в 957 году она приняла святое крещение от самого Константинопольского Патриарха Полиекта. Крестным ее отцом или восприемником от купели был Византийский Император Константин Багрянородный. Уже само наречение во святом крещении Ольги – Еленою, в честь св. Равноапостольной Елены, матери Царя Константина Великого, при котором восторжествовало Христианство в Римской Империи, как бы пророчески предзнаменовало ту великую роль, которую сыграла св. княгиня Ольга в постепенном преобразовании Руси языческой, поганой – в Русь Православную, Святую. Какими чудными словами приветствовал новокрещенную Елену Патриарх после причастия Святых Таин Тела и Крови Христовых: «Благословенна ты среди жен российских, ибо ты, оставив тьму, взыскала истинного света; возненавидев идольское многобожие, ты возлюбила Единого Истинного Бога; ты избежала вечной смерти, обручившись жизни бессмертной. Отныне тебя будут ублажать сыны Российской Земли».

Перенесемся же в глубь веков нашей седой старины и вспомним, как воссияла на Руси св. Равноапостольная и Великая Российская княгиня Ольга и почему русский народ так возлюбил ее?

Природная славянка из-под Пскова по имени Прекраса, получившая это имя за свою красоту души и тела, в одежде юноши, она переправила однажды на другую сторону реки Великой охотившегося в лесу князя Игоря, сына Рюрика, и сделалась его женой. Имя Ольги она получила от опекуна князя Игоря – Олега, выдавшего Прекрасу замуж за своего племянника – князя Игоря.

Происходя из племени кривичей, сохранивших в себе наибольшую арийскую чистоту и воздержание во всех отношениях, княгиня Ольга внесла свежую, облагораживающую струю в жизнь наших предков – славян, страдавших ужасными пороками – пьянством, обжорством, развратом и звериным образом жизни. Премудрая Ольга всем существом своим уразумела, что Православие, проповедующее воздержание, необходимо для ее подданных, как вода и воздух, как самая здоровая реакция против нравственной анархии и верное средство для сохранения славяно-русской расы.

Придавая исключительно важное значение государственному гению и прозрению св. Ольги, знаменитый публицист М.М. Меньшиков называет княгиню Ольгу «Русским Колумбом», при этом он смело и авторитетно заявляет, что «не будь Ольги, не было бы ни оправославленной русской культуры, ни русской истории, ни русского государства, ибо славяно-русское племя, захваченное хазарами и другими варварами, потеряло бы свои народные черты, язык и свою нацию. Не сложись, благодаря Ольге, русская династия, наша едва завязавшаяся Монархия рассосалась бы под натиском дикарей».

Мать великого и неукротимого князя Святослава, родоначальница великих Государей из обеих династий на протяжении десяти столетий, княгиня Ольга была родоначальницей Феодора Никитича Романова по женской линии в восемнадцатом колене, а Государя Николая Александровича в двадцать девятом колене. Дав начало изумительному потомству великих Государей, княгиня Ольга в то же время была и Праматерью воссиявших на Руси святых угодников Божиих. По точному выражению акафиста св. Ольге, она «первее всех россиян заблуждение свое узнала и сделалась первоугодницей и первоучительницей, всем христианам наставницей в вере». Впервые водрузив православный крест на севере России, на берегу реки Великой, на высоте старого Псковского кремля, св. Ольга тем самым подала мудрый пример для своего гениального внука Владимира, оценившего ее подвиги и насадившего Православную веру на Руси.

Только премудрая и храбрая, сильная волей княгиня Ольга смогла в самом корне подавить начавшуюся анархию и спасти хрупкое русское Великое Княжество, стоявшее на краю погибели, от которой не мог спасти зарождающееся государство даже ее муж Игорь, суровый и могучий варяг, перед которым трепетала даже непобедимая в то время Византия. Недаром историк Карамзин назвал св. Ольгу «Великим Мужем».

Двенадцать лет после своего крещения св. Ольга как истинная христианка, горячо ревновавшая о распространении Христовой веры на Руси, и за свою апостольскую деятельность была названа не только «блаженной», как ее величают в церковном уставе, но и «равноапостольной». Поистине, никто из последующих возглавителей Русского Государства не пользовался таким обилием почетных званий, каким вполне заслуженно величается св. княгиня Ольга – за правильное воспитание своего внука Владимира, Крестителя Руси, княгиню Ольгу Святая Церковь причислила к лику святых, назвав ее равноапостольной; за ее национально-государственные заслуги в спасении зарождавшегося государства и Династии княгине Ольге был дан редкий в истории почетный титул «Российской». Другие ее титулы – Предрассветная заря восходящего солнца Христовой веры на Руси; Начальница Православия на Русской Земле; Матерь князей русских, из России дьявола прогнавшая; Первая из правителей на Руси, в Царство Небесное взошедшая; Виновница нашего спасения; Звезда утренняя, предварившая солнце – ее Богомудрого внука св. Владимира; Звезда утренняя, предварившая дневной свет воссиявшего Православия на Руси; Светило небесное, подобно полной луне блистающее между неверными и в ночной тьме царящего на Руси идолопоклонства. Для более подробной характеристики заслуг св. княгини Ольги смотри «Повесть временных лет, откуда есть пошла Русская Земля» благочестивого русского летописца преподобного Нестора.

А как высоко ценил русский народ заслуги пред Отечеством глубокочтимой им княгини Ольги! Даже в самом имени ее «Ольга» русский народ видел что-то символическое, знаменательное, скрывающее в себе величайшее религиозно-национальное и пророческое указание на роль св. княгини Ольги в судьбах исторической России. Благороднейшее из русских имен, имя Ольги в народном произношении и в летописях звучит – то как великая река Волга, то как один из славных героев богатырского эпоса Больга (Святославич). «Волга», говорит Меньшиков – сокращенное Волога (влага). Влага есть не только вода, но и жидкость вообще, увлажняющая нечто твердое. Какую влагу любит земля? Насыщенную грозами, прошедшую сквозь молнии и грозы, влагу небесную. Такая влага дает земле жизнь. И вот, образно выражаясь, такой небесною влагою, упавшей с небес на плодородную русскую почву, была св. княгиня Ольга, положившая начало Вселенскому Православию на Руси.

Княгиня Ольга – это воплощенный идеал лучших русских женщин, образец и светлая надежда для русских девушек, долженствующих сыграть важную роль в возрождении России. Княгиня Ольга – исполин духа и тела, первый русский богатырь и «великий муж», по выражению Карамзина.

По силе исключительной изворотливости и сообразительности не найти женщин, подобных Премудрой княгине Ольге. Не желая вступать в брак с шестидесятилетним Императором Константином Багрянородным, но и не желая сразу отказать ему и тем обидеть его, Ольга дала согласие на бракосочетание с Императором, но сказала, что ему не приличествует жениться на язычнице. Тогда Император не только способствовал крещению Ольги самим Патриархом Константинопольским, но и сам согласился быть ее крестным отцом, по настойчивой просьбе Ольги. Когда же после крещения Император заговорил о браке, Ольга ответила: «Разве можно по закону Христову крестному отцу жениться на крестной дочери?» – «Переклюкала мя еси Ольга», – сказал удивленный премудростью Император и уж больше не заводил разговора о браке.

То, с чем не мог справиться суровый варяг, муж Ольги князь Игорь в страшные времена анархии в хрупком зарождающемся Русском государстве, с тем безбоязненно справилась славянка Ольга, взяв бразды правления в свои руки и заставив трепетать пред нею всех бывших врагов, включая и непобедимую тогда Византию. Объединив враждующие племена, Ольга водворила мир на Руси. Ни Церковь, ни государство, ни народ не осудили Ольгу за вынужденную страшную месть врагам, чтобы обезопасить Русь. Мудрая и храбрая Ольга спасала Русь от наседавших врагов в своей молодости; спасла она ее и будучи восьмидесятилетней старухой, в качестве регентши за малолетством внука своего Владимира, отстояв и защитив Киев от несметных полчищ печенегов.

Особой популярности и обаянию личности Ольги среди русского народа много способствовало ее происхождение из самой толщи народной – славянского племени. В лице св. Ольги народ видел родную власть, своего человека. И если пришельцами на Русскую Землю, князьями Рюриком, Олегом и Игорем, взявшими народ в «ежовы рукавицы», русский народ не всегда был доволен, хотя и сам, в силу необходимости, призвал их «княжити и володети», то своей, родной по крови Ольге русский народ всегда прощал самые крутые меры, глубоко веруя в правоту и мудрость ее дела на Руси для общегосударственного блага и процветания.

Нетленные мощи блаженно почившей в 969 году княгини Ольги ее внук, св. князь Владимир распорядился перенести в созданную им так называемую Десятинную Церковь в Киеве, и многие, с верою приходящие к этим святым мощам, получали исцеления от различных недугов своих.

Будем же слезно молить нашу мудрейшую из людей, нашу Печальницу за Русь и Праматерь Российского Государства, над которым ныне опустилась еще худшая тьма, чем тьма языческая – мрачная и зловещая тьма лютого воинствующего богоборчества, да озарит она светом своей мудрости плененный, но не сдавшийся врагам родной наш народ и да укажет ему верный путь «переклюкать» и сокрушить заклятого врага Бога, России и всего, еще не совсем утратившего образа и подобия Божьего, человечества с его немеркнущим идеалом истинного братства народов по закону Христова Евангелия!

Премудрая родоначальница тысячелетней славы исторической России, Премудрая Ольга, верни нам нашу славу народа-Богоносца и потерянное духовное единство в жертвенном служении Родине!

Благослови и воодушеви соборный гений твоего родного народа на новые творческие деяния в процветании оправославленной русской культуры, и пусть зашагает он снова широкими шагами богатырскими по проложенной тобою и достойным внуком твоим дороженьке прямоезжей ко Христу и Правде Его!

Святая блаженная Равноапостольная Великая княгиня Российская Ольга, моли Бога о нас!

МОЛИТВА К ИКОНЕ - http://baymakova24.ru/militva2#rec127357657
15 октября - День Киприяна и Устиньи
Считается, что святой Киприан помогает от злых чар, наваждений, «ведомостей». Девушки просили Устинью «упасти от злого очарования», а парни – Киприяна.

Молитва святым мученикам Киприану и Иустине от злых чар.
«Философом и чародеем был ты, святой Киприян, до просвещения своего. К деве, красотою которой безуспешно прельстился один юноша, ты трижды насылал бесов, чтобы воспылала она любовью к юноше, но, потерпев неудачу и уразумев тщету своего волшебства, ты сжег все книги и, ко Христу обратившись и святое крещение приняв, был поставлен епископом Антиохийским. Ныне же со Христом царствуешь и наслаждаешься в раю, священномученик, вместе с Иустиною – девою, которая, Христа всем сердцем возлюбивши, все чары бесовские, как паутину, разорвала. Услышь нас, святой Киприян‑священномученик со святою девою Иустиною, молящихся вам: помогите и избавьте нас от злого очарования, творимого нечистивыми, в пагубу нам. Освободите нас от омрачения страстями, из сетей похоти извлеките, оградите нас от коварства злых людей и отгоните от нас ненавидящего добро, удовлевающего нас диявола, чтобы в мире, покое и тишине прожить нам остаток жизни нашей, благодаря ежедневного Господа Бога. Аминь».


Молитва Богам за здоровье родителей:
Славим Богов Родных за то, что на свет привели,
Родили да благами наделили. Молитвы им посылаем, за отца и мать кровную вопрошаем.
Через них мы пришли в мир Яви, чтоб жизнь свою ладовать,
Богов родных славить и Землю свою беречь
От рода чужого да глаза лихого. Вы, Боги родные, родителей наших благословите
Да под опеку свою возьмите,
Пусть старость спокойно доживают и горя не знают. Пусть здоровье в них прибывает,
А Сила Божья их счастьем наполняет! Слава Богам и Предкам!


30 сентября - день почитания МУЧЕНИЦ ВЕРЫ, НАДЕЖДЫ, ЛЮБОВИ И МАТЕРИ ИХ СОФИИ

Во II ве­ке, в цар­ство­ва­ние им­пе­ра­то­ра Адри­а­на (117–138 гг.), в Ри­ме жи­ла бла­го­че­сти­вая вдо­ва Со­фия (имя Со­фия зна­чит «пре­муд­рость»). У нее бы­ли три до­че­ри, но­сив­шие име­на глав­ных хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей: Ве­ра, На­деж­да и Лю­бовь.Бу­дучи глу­бо­ко ве­ру­ю­щей хри­сти­ан­кой, Со­фия вос­пи­та­ла до­че­рей в люб­ви к Бо­гу, уча не при­вя­зы­вать­ся к зем­ным бла­гам. Слух о при­над­леж­но­сти к хри­сти­ан­ству это­го се­мей­ства до­шел до им­пе­ра­то­ра, и он по­же­лал лич­но уви­деть трех се­стер и вос­пи­тав­шую их мать. Все чет­ве­ро пред­ста­ли пе­ред им­пе­ра­то­ром и без­бо­яз­нен­но ис­по­ве­да­ли ве­ру во Хри­ста, вос­крес­ше­го из мерт­вых и да­ю­ще­го веч­ную жизнь всем ве­ру­ю­щим в Него. Удив­лен­ный сме­ло­стью юных хри­сти­а­нок, им­пе­ра­тор ото­слал их к од­ной языч­ни­це, ко­то­рой при­ка­зал убе­дить их от­речь­ся от ве­ры. Од­на­ко все до­во­ды и крас­но­ре­чие язы­че­ской на­став­ни­цы ока­за­лись на­прас­ны­ми, и пла­ме­не­ю­щие ве­рой сест­ры хри­сти­ан­ки не из­ме­ни­ли сво­их убеж­де­ний. То­гда их сно­ва при­ве­ли к им­пе­ра­то­ру Адри­а­ну, и он стал на­стой­чи­во тре­бо­вать, чтобы они при­нес­ли жерт­ву язы­че­ским бо­гам. Но де­воч­ки с него­до­ва­ни­ем от­верг­ли его при­каз.

«У нас есть Бог Небес­ный, – от­ве­тили они, – его детьми мы же­ла­ем остать­ся, а на тво­их бо­гов плю­ем и угроз тво­их не бо­им­ся. Мы го­то­вы по­стра­дать и да­же уме­реть ра­ди до­ро­го­го нам Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста».

То­гда раз­гне­ван­ный Адри­ан ве­лел пре­дать де­тей раз­лич­ным пыт­кам. Па­ла­чи на­ча­ли с Ве­ры. Они на гла­зах у ма­те­ри и се­стер ста­ли бес­по­щад­но бить ее, от­ры­вая ча­сти от ее те­ла. По­том они по­ло­жи­ли ее на рас­ка­лен­ную же­лез­ную ре­шет­ку. Си­лой Бо­жи­ей огонь не при­чи­нил ни­ка­ко­го вре­да те­лу свя­той му­че­ни­цы. Обе­зу­мев­ший от же­сто­ко­сти Адри­ан не вра­зу­мил­ся чу­дом Бо­жи­им и ве­лел бро­сить от­ро­ко­ви­цу в ко­тел с ки­пя­щей смо­лой. Но по во­ле Гос­под­ней ко­тел охла­дил­ся и не при­чи­нил ис­по­вед­ни­це ни­ка­ко­го вре­да. То­гда ее при­су­ди­ли к усе­че­нию ме­чом.

«Я с ра­до­стью пой­ду к воз­люб­лен­но­му мо­е­му Гос­по­ду Спа­си­те­лю», – ска­за­ла свя­тая Ве­ра. Она му­же­ствен­но пре­кло­ни­ла свою го­ло­ву под меч и так пре­да­ла свой дух Бо­гу.

Млад­шие сест­ры На­деж­да и Лю­бовь, во­оду­шев­лен­ные му­же­ством стар­шей сест­ры, пре­тер­пе­ли по­доб­ные ей му­ки. Огонь не при­чи­нил им вре­да, то­гда им от­сек­ли ме­чом го­ло­ву. Свя­тую Со­фию не под­верг­ли те­лес­ным му­че­ни­ям, но об­рек­ли ее на еще бо­лее силь­ные ду­шев­ные му­че­ния от раз­лу­ки с за­му­чен­ны­ми детьми. Стра­да­ли­ца по­греб­ла чест­ные остан­ки сво­их до­че­рей и два дня не от­хо­ди­ла от их мо­ги­лы. На тре­тий день Гос­подь по­слал ей тихую кон­чи­ну и при­нял ее мно­го­стра­даль­ную ду­шу в небес­ные оби­те­ли. Свя­тая Со­фия, пре­тер­пев за Хри­ста боль­шие ду­шев­ные му­ки, вме­сте с до­черь­ми при­чис­ле­на Цер­ко­вью к ли­ку свя­тых. По­стра­да­ли они в 137 го­ду. Стар­шей, Ве­ре, то­гда бы­ло 12 лет, вто­рой, На­деж­де, – 10, а млад­шей, Лю­бо­ви, – лишь 9 лет.

Так три де­воч­ки и их мать по­ка­за­ли, что для лю­дей, укреп­ля­е­мых бла­го­да­тью Свя­то­го Ду­ха, недо­ста­ток те­лес­ных сил ни­сколь­ко не слу­жит пре­пят­стви­ем к про­яв­ле­нию сил ду­ха и му­же­ства. Их свя­ты­ми мо­лит­ва­ми Гос­подь да укре­пит и нас в хри­сти­ан­ской ве­ре и в доб­ро­де­тель­ной жиз­ни.

Молитвы -http://baymakova24.ru/militva2#rec131373176

11 октября - день поминания КИРИЛЛА И МАРИИ РАДОНЕЖСКИХ

ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНЫХ КИРИЛЛА И МАРИИ, РОДИТЕЛЕЙ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО

«...Раб Бо­жий Ки­рилл преж­де об­ла­дал боль­шим име­ни­ем в Ро­стов­ской об­ла­сти, был он бо­яри­ном, од­ним из слав­ных и из­вест­ных бо­яр, вла­дел боль­шим бо­гат­ством, но к кон­цу жиз­ни в ста­ро­сти об­ни­щал и впал в бед­ность. Ска­жем и о том, как и по­че­му он об­ни­щал: из-за ча­стых хож­де­ний с кня­зем в Ор­ду, из-за ча­стых на­бе­гов та­тар­ских на Русь, из-за ча­стых по­сольств та­тар­ских, из-за мно­гих да­ней тяж­ких и сбо­ров ор­дын­ских, из-за ча­сто­го недо­стат­ка в хле­бе… Из-за это­го несча­стья раб Бо­жий Ки­рилл вы­ехал из той де­рев­ни ро­стов­ской, о ко­то­рой уже го­во­ри­лось; со­брал­ся он со всем до­мом сво­им, и со все­ми род­ны­ми сво­и­ми по­ехал, и пе­ре­се­лил­ся из Ро­сто­ва в Ра­до­неж. И, при­шед­ши ту­да, по­се­лил­ся око­ло церк­ви, на­зван­ной в честь свя­то­го Рож­де­ства Хри­сто­ва…

Сы­но­вья Ки­рил­ла, Сте­фан и Петр, же­ни­лись; тре­тий же сын, бла­жен­ный юно­ша Вар­фо­ло­мей, не за­хо­тел же­нить­ся, а весь­ма стре­мил­ся к ино­че­ской жиз­ни. Об этом он мно­го­крат­но про­сил от­ца, го­во­ря: «Те­перь дай мне, вла­ды­ка, свое со­гла­сие, чтобы с бла­го­сло­ве­ни­ем тво­им я на­чал ино­че­скую жизнь». Но ро­ди­те­ли его от­ве­ти­ли ему: «Ча­до! По­до­жди немно­го и по­тер­пи для нас: мы ста­ры, бед­ны, боль­ны сей­час, и неко­му уха­жи­вать за на­ми. Вот ведь бра­тья твои Сте­фан и Петр же­ни­лись и ду­ма­ют, как уго­дить же­нам; ты же, неже­на­тый, ду­ма­ешь, как уго­дить Бо­гу, — бо­лее пре­крас­ную сте­зю из­брал ты, ко­то­рая не от­ни­мет­ся у те­бя. Толь­ко по­уха­жи­вай за на­ми немно­го, и ко­гда нас, ро­ди­те­лей тво­их, про­во­дишь до гро­ба, то­гда смо­жешь и свой за­мы­сел осу­ще­ствить. Ко­гда нас в гроб по­ло­жишь и зем­лею за­сы­пешь, то­гда и свое же­ла­ние ис­пол­нишь».

Чу­дес­ный же юно­ша с ра­до­стью обе­щал уха­жи­вать за ни­ми до кон­ца их жиз­ни и с то­го дня ста­рал­ся каж­дый день вся­че­ски уго­дить ро­ди­те­лям сво­им, чтобы они мо­ли­лись за него и да­ли ему бла­го­сло­ве­ние. Так жил он неко­то­рое вре­мя, при­слу­жи­вая и уго­ждая ро­ди­те­лям сво­им всей ду­шой и от чи­сто­го серд­ца, по­ка ро­ди­те­ли его не по­стриг­лись в мо­на­хи и каж­дый из них в раз­лич­ное вре­мя не уда­лил­ся в свой мо­на­стырь. Немно­го лет про­жив в мо­на­хах, ушли они из жиз­ни этой, ото­шли к Бо­гу, а сы­на сво­е­го, бла­жен­но­го юно­шу Вар­фо­ло­мея, каж­дый день они мно­го раз бла­го­слов­ля­ли до по­след­не­го вздо­ха. Бла­жен­ный же юно­ша про­во­дил до гро­ба ро­ди­те­лей сво­их, и пел над ни­ми над­гроб­ные пес­но­пе­ния, и за­вер­нул те­ла их, и по­це­ло­вал их, и с боль­ши­ми по­че­стя­ми по­ло­жил их в гроб, и за­сы­пал зем­лей со сле­за­ми как некое бес­цен­ное со­кро­ви­ще. И со сле­за­ми он по­чтил умер­ших от­ца и мать па­ни­хи­да­ми и свя­ты­ми ли­тур­ги­я­ми, от­ме­тил па­мять ро­ди­те­лей сво­их и мо­лит­ва­ми, и раз­да­чей ми­ло­сты­ни убо­гим, и корм­ле­ни­ем ни­щих. Так до со­ро­ко­во­го дня он от­ме­чал па­мять ро­ди­те­лей сво­их»(1).

По­сле это­го вер­нул­ся бу­ду­щий пре­по­доб­ный Сер­гий в свой дом и на­чал рас­ста­вать­ся с жи­тей­ски­ми за­бо­та­ми это­го ми­ра, чтобы ско­рее на­чать мо­на­ше­скую жизнь.

На­до до­ба­вить, что мо­на­ше­ский об­раз свя­тые Ки­рилл и Ма­рия при­ня­ли в Хоть­ко́вском По­кров­ском мо­на­сты­ре, ко­то­рый рас­по­ла­гал­ся в трех вер­стах от Ра­до­не­жа и был в то вре­мя од­новре­мен­но муж­ским и жен­ским.

Ле­то­пись Хоть­ко́вско­го По­кров­ско­го мо­на­сты­ря при­во­дит сви­де­тель­ства о том, как мо­лит­вен­ное об­ра­ще­ние к пре­по­доб­но­му Сер­гию и его ро­ди­те­лям спа­са­ло лю­дей от тяж­ких неду­гов. Мо­щи схи­мо­на­ха Ки­рил­ла и схи­мо­на­хи­ни Ма­рии неиз­мен­но по­ко­и­лись в По­кров­ском со­бо­ре, да­же по­сле его мно­го­чис­лен­ных пе­ре­стро­ек. Уже в XIV ве­ке в ли­це­вом жи­тии пре­по­доб­но­го Сер­гия ро­ди­те­ли его изо­бра­же­ны с ним­ба­ми. По пре­да­нию пре­по­доб­ный Сер­гий за­ве­щал — «преж­де чем ид­ти к нему, по­мо­лить­ся об упо­ко­е­нии его ро­ди­те­лей над их гро­бом». Так и по­ве­лось — па­лом­ни­ки, еду­щие на бо­го­мо­лье в Тро­иц­кую Лав­ру, по­се­ща­ли сна­ча­ла Хоть­ков­скую оби­тель. В XIX ве­ке по­чи­та­ние пре­по­доб­ных Ки­рил­ла и Ма­рии рас­про­стра­ни­лось по всей Рос­сии, об этом сви­де­тель­ству­ют ме­ся­це­сло­вы то­го вре­ме­ни. К со­жа­ле­нию, по­сле 1917 го­да Хоть­ко́вский мо­на­стырь был лик­ви­ди­ро­ван. Но, на­ко­нец, в июле 1981 го­да бы­ло уста­нов­ле­но празд­но­ва­ние Со­бо­ра Ра­до­неж­ских свя­тых в ко­то­ром бы­ли про­слав­ле­ны схи­мо­на­хи Ки­рилл и Ма­рия. В 1989 го­ду в По­кров­ском хра­ме мо­на­сты­ря, воз­вра­щен­но­го Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, вновь на­ча­лись служ­бы и в него бы­ли пе­ре­не­се­ны мо­щи пра­вед­ных ро­ди­те­лей пре­по­доб­но­го Сер­гия.

(1) Текст из жи­тия пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, на­пи­сан­но­го свя­тым Епи­фа­ни­ем Пре­муд­рым, уче­ни­ком пре­по­доб­но­го Сер­гия. Κ со­жа­ле­нию, «Жи­тие Сер­гия» не до­шло до нас в пер­во­на­чаль­ном ви­де. В се­ре­дине 15 ве­ка жи­тие, вы­шед­шее из-под пе­ра Епи­фа­ния, бы­ло пе­ре­ра­бо­та­но офи­ци­аль­ным агио­гра­фом Па­хо­ми­ем Ло­го­фе­том. Па­хо­мий пи­сал уже по­сле об­ре­те­ния мо­щей свя­то­го Сер­гия в 1422 го­ду. Удо­вле­тво­ряя тре­бо­ва­ни­ям за­каз­чи­ков, Па­хо­мий при­дал «Жи­тию Сер­гия» па­рад­ную фор­му.

Молитвы -http://baymakova24.ru/militva2#rec134008559


ПРЕПОДОБНАЯ ПАРАСКЕВА - ПЕТКА СЕРБСКАЯ
дни почитания:
день рождения - 27 сентября
день смерти - 18 сентября


Святая Параскева родилась в Сербии, вблизи города Каллиократия, в селении Епиват. Родители ее были благочестивые люди: они неуклонно исполняли все заповеди Божии и славились всюду своими благотворениями и милостынями. Кроме дочери Параскевы был у них сын. Его отдали они в училище, а дочь воспитывалась в доме своих благочестивых родителей. Брат Параскевы, когда достаточно научен был Священному Писанию, с согласия родителей, принял пострижение под именем Евфимия. Евфимий впоследствии был епископом в Мадите, где прославился добродетельною жизнью и при жизни и по смерти сотворил множество преславных чудес.

По смерти своих родителей Параскева стала проводить жизнь, полную скорбей и лишений. Подражая усердно жизни святых, она умерщвляла постом и бдением свое тело и порабощала его духу. Воспламеняясь Божественным желанием жить для Господа, Параскева не пожелала долго жить в многомятежном мире сем, но, покинув все мирское, скрылась от мира и, достигнув пустыни Иорданской, стала проводить здесь равноангельскую жизнь. Подражая Боговидцу пророку Илии и Иоанну Крестителю, она питалась только пустынными злаками, употребляя их притом лишь в малом количестве, и то по закате солнца. Постепенно истаевая, то от жара, то от холода, она обращала свои взоры только к Единому Богу, могущему спасти смиренных сердцем «от вихря, от бури» (Пс.54:9). Кто в состоянии поведать о том, сколько слез пролила преподобная? Кто расскажет о частых и неумолкаемых стенаниях ее? Кто подробно передаст об ее коленопреклонениях непрестанных и различных подвигах телесных? Один Всевидящий Бог взирал на подвиги преподобной. У нее не было там забот о мирской суете: она заботилась только лишь об очищении души, об ответе на будущем суде и встрече с Небесным Женихом. «Тебе, женише мой, ищу» – говорила преподобная Параскева и постоянно держала в уме изречение из книги Песни песней: «Скажи мне, ты, которого любит душа моя» (Песн.1:6).Она о том больше всего заботилась, как бы украсить свой светильник и вместе с мудрыми девами выйти навстречу Небесному Жениху, услышать сладкий Его глас и насладиться лицезрением красоты Его. «Когда приду и явлюсь пред лице Божие!» (Пс.41:3) – непрестанно говорила святая.

Когда, таким образом, преподобная Параскева пребывала в пустыне, лукавый враг позавидовал ее добродетелям и пытался мечтаниями и призраками устрашить ее. Многократно превращаясь в различных зверей, он устремлялся на святую, дабы создать для нее препятствие на пути подвигов. Но добрая Христова невеста Параскева «Всевышнего избрал ты прибежищем твоим» (Пс.90:9) и при Его помощи, – знамением святого креста Его, – отгоняла врагов и разрывала, как бы паутину, все козни диавола, и совершенно низложила его. Святая, при своей женской природе, имела поистине мужской разум и победила диавола, как Давид – Голиафа. Украсив свою душу такими подвигами и добродетелями, Параскева сделалась возлюбленной невестой Христовой, так что на ней исполнилось пророческое слово: «И возжелает Царь красоты твоей»(Пс.44:12). Итак Сей Царь вселился в нее со Отцом и Святым Духом и пребывал в ней, как и в святой Своей церкви, ибо святая Параскева, сохранив свою душу от греха и осквернения, соделалась церковью Живого Бога.

Однажды ночью Параскева, после долговременного уже пребывания в пустыне, по обыкновению своему, с умилением простирая руки к небу, стояла на молитве. Внезапно, в образе пресветлого юноши, она увидела ангела Божия, который, подойдя к ней, сказал:

– Оставь пустыню и возвратись в свое отечество, ибо там подобает тебе оставить тело на земле, а душою прейти ко Господу.

Преподобная, проникнув в смысл видения, уразумела, что в нем сказывается Божие повеление; она радовалась тому, что близко время разрешения ее от тела, но ей жаль было расставаться с пустынным уединением, – ибо ничто так не очищает души и не приближает ее к Первообразу, как пустыня и безмолвие. Однако, повинуясь воле небесной, преподобная оставила пустыню и отправилась в отечество.

Прибыв в царствующий град Константинополь, она вошла там в прекрасный храм Премудрости Божией, равно также побывала и во Влахернской церкви и, поклонившись пред чудотворной иконой Богоматери, пошла на свою родину в Епиват, где прожила некоторое время, не изменяя своего обычного пустынного подвига, – поста и молитв. Когда же наступило время ее отшествия к Богу, Параскева помолилась усердно о самой себе и обо всем мире и во время молитвы предала Богу свою блаженную душу. Тело ее было погребено верующими, по христианскому обычаю, но не на общем кладбище, – как тело странницы, никому не сказавшей о себе, откуда она.

Бог, восхотевший прославить Свою угодницу, по прошествии многих лет, открыл мощи ее при следующих обстоятельствах.

Близ того места, где была погребена преподобная, в подвигах безмолвия на столпе подвизался некий столпник. Случилось что туда же было выброшено волнами тело какого-то корабельщика, заболевшего во время плавания тяжкой болезнью и скончавшегося. От трупа сего начал исходить удушливый смрад, так что по той дороге невозможно было и проходить; смрада сего не мог стерпеть даже и столпник, подвизавшийся около того места, и он принужден был сойти со столпа. Посему он приказал выкопать глубокую яму и закопать в ней смердящий труп. Когда рабочие копали яму, то, по Божественному смотрению, они обрели лежащее в земле нетленное тело и сильно удивились сему. Но так как рабочие были люди неопытные и несведущие, то на случившееся не обратили никакого внимания, как на малозначительное и ничтожное дело. Они рассуждали так между собою:

– Если бы сие тело было святое, то Бог открыл бы его посредством каких-либо чудес.

С сими мыслями они вновь засыпали нетленное тело землею, бросив туда же и смрадный труп, а затем ушли домой. С наступлением ночи, один из них, некто Георгий, человек благочестивый, молился Богу в своем доме. Заснув под утро, он увидал во сне некую царицу, сидящею на пресветлом престоле, а кругом нее стоит великое множество светлых воинов. Объятый страхом и, будучи не в силах взирать на сие царское величие и славу, Георгий упал на землю. Тогда один из светлых воинов, взяв Георгия за руку, поднял его и сказал:

– Георгий! Зачем вы так презрели тело преподобной Параскевы и вместе с ним похоронили смердящий труп? Немедленно возьмите тело преподобной и положите его в достойном месте, ибо восхотел Бог прославить на земле рабу Свою.

Также и та светлая царица сказала ему:

– Поспеши вынуть мои мощи и положить их в достойном месте, потому что я не могу больше терпеть смрада от того трупа. Ибо я человек, и родина моя Епиват, где ныне и вы живете.

Тою же ночью было такое же видение и одной благочестивой женщине, по имени Евфимии. По утру они оба рассказали всем о том, что увидели. Услышав сие, благочестивый народ отправился с возжженными свечами к мощам преподобной Параскевы и, с благоговением вынув их из земли, радовался как бы о некоем многоценном сокровище. Святые мощи с торжеством положены были в церкви святых и всехвальных апостолов Петра и Павла, в селении Епиват, где, по молитвам святой Параскевы, от ее мощей подавались многие исцеления болящим: слепые прозревали, хромые начинали ходить и все недужные и бесноватые получали здравие.

В 1238 году, во время владычества крестоносцев (католиков) в Царьграде, благочестивейший Иоанн Асень, король Болгарский и Сербский, получил известие о месте, где почивают святые мощи преподобной Параскевы. Тогда он поручил блаженному Марку, – бывшему тогда митрополитом Переяслава Болгарского, – со многими епископами и священниками, перенести те честные мощи в престольный город Болгарской земли – Тернов. Там св. мощи были с почетом положены в придворной церкви, где, нетленно почивая, источали различные исцеления всем, с верою к ним притекающим.

По прошествии значительного времени, по Божию попущению, мусульмане постепенно завоевали всю Греческую империю, а вместе с ней покорили и царства Болгарское и Сербское. Сие завоевание происходило, в XIV веке, во времена турецкого султана Баязета. Когда султан Баязет взял Болгарский город Тернов, то все церковные драгоценности и царские украшения были разграблены. Тогда святые мощи Параскевы, одетые в одно рубище, были перенесены в Валахию. По завоевании Турками и Валахии, в 1396 году, святые мощи, по ходатайству Сербской царицы Милицы пред султаном, перенесены в Сербию в Белград.

В 1521 году султан Сулейман II-й, взяв Белград, похитил оттуда также честные мощи преподобной Параскевы; привезя затем в Константинополь, он поставил их здесь в своих палатах. Но многоценное сие сокровище не затерялось и здесь, ибо многочисленные чудеса от мощей преподобной способствовали к прославлению ее не только у христиан, но даже и среди мусульман. Последние, смутившись сим обстоятельством и убоявшись, как бы вера в чудодейственную силу мощей святой Параскевы не распространилась еще шире, – а больше всего по усердию и заботливости христиан, – передали сии святые мощи Константинопольским христианам, а те с честью положили их в патриаршей церкви.

В 1641 году благочестивый Василий-Лупул, воевода и господарь Молдавский, получив известие о том, что в Константинопольской патриаршей церкви находятся мощи святой Параскевы, усердно желал, чтобы они были перенесены оттуда с честью в его славный господарский округ. Его желанию споспешествовал прославляемый во святых Своих Господь, желавший и в Молдавии прославить преподобную Параскеву. Тогда Константинопольский патриарх Парфений, с согласия всего своего освященного собора и соизволения иных честнейших патриархов, отправил честные мощи преподобной Параскевы благочестивому государю, воеводе Василию, в первопрестольный город его, Яссы. Здесь, в храме трех святителей, с великими почестями, при большом веселии и радости жителей всей Молдавии, святые мощи и были положены в 1641-м году по Рождестве Христовом, октября 14-го дня.

Молитвы -http://baymakova24.ru/militva2#rec134008559


12 января почитаем Анисию Солунскую
О жизни Анисии известно исключительно из двух житийных памятников (один приписывают Симеону Метафрасту, второй диакону и референдарию Григорию).
Святая мученица Анисия жила в городе Солуни (Фессалоники) в царствование императора Максимиана (284 - 305). По смерти родителей, воспитавших ее в духе христианского благочестия, святая Анисия раздала имущество нищим и стала проводить строгую жизнь в бдении, посте и молитве.

Во время гонения на христиан Максимиан издал эдикт, по которому всякий имел право безнаказанно убить христианина. Однажды, когда Анисия шла в храм на молитву, ее остановил воин-язычник и потребовал, чтобы она пошла на языческий праздник солнца. Святая Анисия кротко отказалась. Когда же воин дерзко схватил ее и пытался сорвать с головы покрывало, оттолкнула его, плюнула в лицо и сказала: "Да запретит тебе Господь мой Иисус Христос!" Воин в ярости извлек меч и пронзил святую мученицу. Собравшиеся над ее телом плакали и громко роптали на жестокого императора, издавшего столь бесчеловечный указ. Христиане похоронили мученицу близ городских ворот, а над ее могилой был воздвигнут молитвенный дом.

Сейчас мощи святой мученицы Анисии находятся в Греции в городе Салоники в храме святого Димитрия Солунского.

Тело святой было погребено фесалоникийскими христианами за городом «в двух вёрстах от врат Касантриотийских», позже над её могилой был построен молитвенный дом. В настоящее время мощи святой в серебряной раке находятся в базилике Святого Димитрия (Салоники).

Память святой Анисии известна уже из Типикона Великой церкви X века, где она указана без какой-либо особой службы. На Руси наиболее ранним свидетельством почитания Анисии является указание дня её памяти в месяцеслове Остромирова Евангелия (1056—1057).

ДОМНИКА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКАЯ
21 января - дни почитания

Пре­по­доб­ная Дом­ни­ка при­бы­ла из Кар­фа­ге­на в Ца­рь­град при свя­том ца­ре Фе­о­до­сии Ве­ли­ком. Здесь она при­ня­ла Кре­ще­ние от пат­ри­ар­ха Нек­та­рия и по­сту­пи­ла в мо­на­стырь. Стро­ги­ми и про­дол­жи­тель­ны­ми по­дви­га­ми взо­шла она на вы­со­ту ду­хов­но­го со­вер­шен­ства. Свя­тая ис­це­ля­ла боль­ных, яв­ля­ла си­лу над сти­хи­я­ми, пред­ска­зы­ва­ла бу­ду­щее. Сво­и­ми чу­де­са­ми пре­по­доб­ная об­ра­ща­ла жи­те­лей сто­ли­цы к за­бо­там о веч­ной жиз­ни, о ду­ше. Укра­шен­ная доб­ро­де­те­ля­ми, свя­тая ото­шла из жиз­ни непо­роч­ной де­вой в глу­бо­кой ста­ро­сти

Молитва-почитание святых - http://baymakova24.ru/svyatie#rec83422729

11 мая - день почитания ДЕВЫ КЕРКИРЫ

Святой Апостол Иасон происходил из города Тарса, был первым христианином в этом городе, а святой Апостол Сосипатр был родом из Ахаии. Присоединившись к святой вере Христовой, они оба сделались учениками святого Апостола Павла, который в послании к Римлянам называет их даже родственниками . Иасон был поставлен епископом в своем родном городе Тарсе, а Сосипатр принял на себя руководство Иконийской церковью; оба доблестно пасли и приумножали свое стадо. Отправившись на запад, они достигли острова Керкиры и соорудили там прекрасную церковь во имя святого первомученика Стефана, совершали в ней богослужение и многих присоединили к Христовой вере. Оклеветанные перед Керкилином, царем острова, они были заключены в тюрьму, где сидели семь разбойников: Саторний, Иакисхол, Фаустиан, Ианнуарий, Марсалий, Евфрасий и Маммий. Святые Апостолы увлекли их своими боговдохновенными беседами к святой вере и сделали овец из волков. Тогда царь приказал разварить в котле смолы, серы и воска и бросить туда этих семь новопросветленных узников. Так они мученически скончались и получили венцы от Господа. Уверовал во Христа и тюремный сторож. За это ему отсекли сперва левую руку, потом обе ноги и, наконец, когда он не переставал призывать имя Христово, голову. И он сопричислился к лику святых мучеников. А святых Апостолов Иасона и Сосипатра царь вывел из темницы и передал на мучение князю Киприану. Тот крепко их связал и отослал опять в тюрьму.

Увидев из своих палат такое страдание святых мучеников и узнав, что они страдают за Христа, дочь царя, по имени Керкира, объявила себя христианкой, сняла с себя драгоценные наряды и украшение и раздала их нищим.

Узнав об этом, отец ее исполнился глубокой печали и приложил все усилие, чтобы отвратить ее от веры Христовой. Когда всё оказалось безуспешным, царь в сильной ярости запер ее в отдельной темнице и приказал отдать ее на растление одному блуднику – Мурину. Когда Мурин подошел к дверям тюрьмы, внезапно прибежал медведь, схватил его и стал терзать. Услышав шум и увидев в окно, что происходит, сидевшая в тюрьме царская дочь отогнала зверя именем Христовым, исцелила раны Мурина и, открыв истины святой веры, сделала его христианином.

– Велик Бог христианский – громко восклицал Мурин и за это, потерпев страшные мучение, скончался среди страданий и предстал перед Господом в сонме мучеников.

Тогда царь приказал воинам обложить темницу дровами и зажечь их, чтобы вместе с темницею сгорела и его дочь. Сделали, как было приказано, и темница сгорела. Но девица оказалась жива и невредима: огонь не коснулся ее. Увидев такое чудо, многие из народа уверовали во Христа.

Наконец святая была повешена мучителями на дереве, удушена едким дымом, расстреляна стрелами и предала дух свой Богу. После ее кончины царь стал преследовать веровавших во Христа. Те, боясь мучений, бежали на соседний остров и там укрывались. Узнав об этом, царь сам поплыл к тому острову, намереваясь наказать их страшными мучениями. Но когда он был в открытом море, то, преследуемый гневом Божиим, потонул в морской пучине, как некогда фараон. Христиане, избавившись от этого мучителя, вознесли Господу благодарственные песнопения. Святые Апостолы Иасон и Сосипатр, освобожденные из темницы, невозбранно учили народ слову Божию.


22 октября мы вспоминаем ВЕЛИКОМУЧЕНИЦУ ПОПЛИЮ АНТИОХИЙСКУЮ
Святая Поплия была в царствование Юлиана диакониссой Антиохийской церкви, славилась своею добродетельною жизнью. В молодости своей она недолгое время пребывала в браке и имела сына Иоанна, который впоследствии был благочестивым пресвитером. По смерти мужа она собрала у себя лик девственниц, с которыми славословила Господа. Однажды она с этими девственницами пела утреню; между прочим, они громогласно воспели псалом: «Идолы язычников – серебро и золото, дело рук человеческих: есть у них уста, но не говорят; есть у них глаза, но не видят; есть у них уши, но не слышат, и нет дыхания в устах их. Подобны им будут делающие их и всякий, кто надеется на них...» (Пс.134:15–18). Случайно в то время мимо проходил прибывший в Антиохию император, и, услышав сие пение, приказал замолчать. Но Поплия начала петь еще громче. Тогда разгневанный император велел привести к себе начальницу хора и приказал каждому из сопровождавших его воинов бить ее по лицу. Святая в это время бестрепетно обличала Юлиана в безбожии и говорила, что считает истину Божию выше всего. Наконец она была отпущена в свой дом, где по-прежнему продолжала воспевать Бога вместе со своими девственницами. Вскоре после сего она с миром предала дух свой Господу в начале 2-й половины IV века...

***
В древней Церкви, еще до появления женских иноческих обителей и в первое время их существования был особый класс дев, посвящавших себя всецело служению Богу и дававших обет девства. Такие лица назывались девственницами, и они пользовались в Церкви большим уважением и считались ее украшением. Они собирались для подвигов безмолвия, Богомыслия и молитвы в частных домах под руководством опытных в духовной жизни стариц – наставниц. Весьма часто Церковь поручала их руководству и надзору наиболее уважаемых из диаконисс.


7 ноября мы поминаем МАТРОНУ ВЛАСОВУ
Мат­ро­на Вла­со­ва ро­ди­лась в 1889 го­ду в се­ле Пу­зо Ни­же­го­род­ской гу­бер­нии, в кре­стьян­ской се­мье. Ше­сти­лет­ней она оста­лась си­ро­той и бы­ла от­да­на на вос­пи­та­ние в Се­ра­фи­мо-Ди­ве­ев­ский мо­на­стырь. У от­ро­ко­ви­цы об­на­ру­жи­лись спо­соб­но­сти к ри­со­ва­нию, и жи­во­пись ста­ла ее по­слу­ша­ни­ем. Так в по­слу­ша­нии и мо­лит­ве ино­ки­ня Мат­ро­на про­жи­ла в оби­те­ли до са­мо­го ее за­кры­тия в 1927 го­ду.
По­сле за­кры­тия мо­на­сты­ря ино­ки­ня Мат­ро­на вме­сте с тре­мя ди­ве­ев­ски­ми сест­ра­ми по­се­ли­лась в се­ле Ку­зя­то­ве Ар­да­тов­ско­го рай­о­на. Сест­ры при­слу­жи­ва­ли в церк­ви, за­ра­ба­ты­ва­ли ру­ко­де­ли­ем, ве­ли жизнь тихую и мир­ную, но и это вы­зы­ва­ло недо­воль­ство мест­ной вла­сти. Их аре­сто­ва­ли в ап­ре­ле 1933 го­да по об­ви­не­нию в ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции. 21 мая 1933 го­да ино­ки­ня Мат­ро­на бы­ла при­го­во­ре­на к трем го­дам за­клю­че­ния в Дмит­ров­ском ла­ге­ре Мос­ков­ской об­ла­сти.
По­сле от­бы­тия сро­ка за­клю­че­ния она устро­и­лась при церк­ви в се­ле Вери­ги­но Горь­ков­ской об­ла­сти и ис­пол­ня­ла обя­зан­но­сти пев­чей, сто­ро­жа и убор­щи­цы хра­ма. 10 но­яб­ря 1937 го­да ма­туш­ку аре­сто­ва­ли во вто­рой раз, об­ви­ни­ли в при­над­леж­но­сти к «контр­ре­во­лю­ци­он­ной цер­ков­но-фа­шист­ской ор­га­ни­за­ции» и при­го­во­ри­ли к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в Кар­лаг, где она ра­бо­та­ла в боль­ни­це убор­щи­цей. На­чаль­ство от­ме­ча­ло ее доб­ро­со­вест­ную ра­бо­ту и скром­ное по­ве­де­ние. По­сле осво­бож­де­ния ино­ки­ня Мат­ро­на по­се­ли­лась в се­ле Вы­езд­ном близ Ар­за­ма­са. Глав­ным за­ня­ти­ем ее по-преж­не­му бы­ло слу­же­ние в церк­ви.
19 ок­тяб­ря 1949 го­да ее вновь аре­сто­ва­ли по ма­те­ри­а­лам ста­ро­го де­ла 1937 го­да. Вла­сти об­ви­ни­ли мать Мат­ро­ну в про­ве­де­нии «вра­же­ской ра­бо­ты», пы­та­лись за­ста­вить ого­во­рить свя­щен­ни­ка церк­ви се­ла Вери­ги­но. Но уси­лия сле­до­ва­те­лей ни к че­му не при­ве­ли. В де­ле да­же име­ет­ся справ­ка о том, что «лиц, ском­про­ме­ти­ро­ван­ных по­ка­за­ни­я­ми аре­сто­ван­ной Вла­со­вой М. Г., в след­ствен­ном де­ле не име­ет­ся».
Мать Мат­ро­ну от­пра­ви­ли в ссыл­ку в се­ло Ка­мен­ка Лу­гов­ско­го рай­о­на Джам­буль­ской об­ла­сти Ка­зах­ской ССР. Ее брат в 1954 го­ду на­пи­сал хо­да­тай­ство о по­ми­ло­ва­нии сест­ры. По­след­ние го­ды жиз­ни ино­ки­ня Мат­ро­на про­жи­ва­ла у бра­та в род­ном се­ле Пу­зо. Од­но­сель­чане вспо­ми­на­ют, что ма­туш­ка бы­ла очень сми­рен­ной, ти­хо­го нра­ва. Боль­шую часть дня она мо­ли­лась. Храм был за­крыт, и служ­бы ди­ве­ев­ски­ми сест­ра­ми «пра­ви­лись» по до­мам, несмот­ря на мно­гие за­пре­ще­ния и пре­сле­до­ва­ния.
Ино­ки­ня Мат­ро­на мир­но скон­ча­лась 7 но­яб­ря 1963 го­да. Ее по­хо­ро­ни­ли на сель­ском клад­би­ще сле­ва от мо­гил му­че­ниц Ев­до­кии, Да­рии, и Ма­рии.
6 ок­тяб­ря 2001 го­да на за­се­да­нии Свя­щен­но­го Си­но­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви бы­ло при­ня­то ре­ше­ние вклю­чить в со­став уже про­слав­лен­но­го Со­бо­ра но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских XX ве­ка пре­по­доб­но­ис­по­вед­ни­цу Мат­ро­ну (Вла­со­ву).

МОЛИТВА ПРОСЬБА К БОГУ ЗА СВЯТУЮ МАТРОНУ (читается трижды)
"Великий Творец, Бог. Каждый предстанет пред очами Твоими в назначенный час. Молим Тебя, Отче, помилуй души усопших братьев наших. Даруй им милость свою, как прощаешь грехи раскаивавшимся искренне. Избавь их от мучений, прости и помилуй их невольные грехи. Как чада просят прощения у родителей своих, так и мы молим тебя за них о прощении. Направь их Путем Света, и дай им место в чертогах твоих. Благодарим!"

7 ноября мы поминаем ТАВИФУ ИОППИЙСКУЮ
Свя­тая пра­вед­ная Та­вифа, жен­щи­на доб­ро­де­тель­ная и ми­ло­серд­ная, при­над­ле­жа­ла к хри­сти­ан­ской об­щине в Иоп­пии, была одной из учениц Христа. Имя Тавифа, означает: «серна», быстроногая. Она была исполнена добрых дел и занималась благотворительностью. Случилось в те дни, что она занемогла и умерла. Ее омыли и положили в горнице.
А так как город Лидда был близ Иоппии, то ученики, услышав, что Святой апостол Петр находится там, послали к нему двух человек просить, чтобы он не замедлил прийти к ним, так как славился Петр чудотворством.
Петр, встав, пошел с ними; и когда он прибыл, ввели его в горницу, и все вдовицы со слезами предстали перед ним, показывая рубашки и платья, какие делала Серна, живя с ними.
Петр выслал всех вон и, преклонив колени, помолился, и, обратившись к телу, сказал: Тавифа! встань. И она открыла глаза свои и, увидев Петра, села.
Он, подав ей руку, поднял ее, и, призвав святых и вдовиц, поставил ее перед ними живою.
Это сделалось известным по всей Иоппии, и многие уверовали в Господа.

Тропарь и молитва читаются единожды.

Тропарь праведной Тавифе Иоппийской, глас 4
Днесь ве́ра Христо́ва утвержда́ется ка́менем ве́ры,/ и ликовству́ет в весе́лии Иоппи́я,/ псало́мски славосло́вят Жизнода́вца Сы́на Бо́жия ве́рнии,/ ви́дяще соверша́емо ве́лие чу́до:/ первоверхо́вный апо́стол глаго́лет,/ и уме́ршая востае́т от гро́ба,/ ю́же Низложи́тель сме́рти да́рует Це́ркви,/ да украша́ются во о́браз ея́ доброде́тельми лю́ди./ Прииди́те у́бо, христиа́не,/ принесе́м ко святе́й моле́ния на́ша:/ блаже́нная Тави́фо и милосе́рдная,/ вознеси́ на́ша воздыха́ния Пресвяте́й Тро́ице,/ и моли́ся со дерзнове́нием,/ да сы́нове све́та Преве́чнаго бу́дем,/ да сподо́бимся Бо́жия ми́лости,/ да пребыва́ем в любви́ Боже́ственней,// и да ца́рствует мир во вселе́нней.

Молитва праведной Тавифе Иоппийской
О, пресла́вная учени́це Христо́ва, све́тлая звездо́ Иоппи́йская, свята́я пра́ведная Тави́фо! К тебе́, ны́не на Небесе́х су́щей, с ве́рою притека́ем в моли́тве, ты же, я́ко ми́лостивая в жи́зни свое́й бы́вша, не лиши́ и нас, смире́нных, милосе́рдия твоего́. Принеси́ усе́рдныя моле́ния твоя́ Спаси́телю всех, Христу́ Бо́гу, да да́рует нам, хла́дным, любо́вь, малове́рным – те́плую ве́ру, леня́щимся – ре́вностное трудолю́бие, гордя́щимся – ти́хое смире́ние, иноки́ням – свято́е послуша́ние, нача́льствующим – ра́зум и милосе́рдие, боля́щим – здра́вие и облегче́ние, бе́дным – по́мощь и заступле́ние, уныва́ющим – Бо́жие упова́ние, оби́телям – мир и спасе́ние, лю́дем – во благо́м поспеше́ние, всем в ско́рбех – утеше́ние. Наипа́че моли́ Го́спода на́шего, апо́столом Петро́м тя воскреси́вшаго, да и мы сподо́бимся по о́бщем всех Воскресе́нии ста́ти в Це́ркви Его́ одесну́ю и с тобо́ю сла́вити Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.


ЖИТИЕ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ ИРИНЫ МАКЕДОНСКОЙ

день рождения - 18 мая

Свя­тая ве­ли­ко­му­че­ни­ца Ири­на жи­ла в I ве­ке и до Кре­ще­ния но­си­ла имя Пе­не­ло­па. Она бы­ла до­че­рью языч­ни­ка Ли­ки­ния, пра­ви­те­ля об­ла­сти Ми­гдо­ния Ма­ке­до­ния. Ли­ки­ний по­стро­ил для до­че­ри от­дель­ный рос­кош­ный дво­рец, где она жи­ла со сво­ей вос­пи­та­тель­ни­цей Ка­ри­ей, окру­жен­ная сверст­ни­ца­ми и слу­га­ми. Еже­днев­но к Пе­не­ло­пе при­хо­дил на­став­ник по име­ни Апе­ли­ан, ко­то­рый обу­чал ее на­у­кам. Апе­ли­ан был хри­сти­а­ни­ном; во вре­мя уче­ния он го­во­рил де­ви­це о Хри­сте Спа­си­те­ле и на­ста­вил ее хри­сти­ан­ско­му уче­нию и хри­сти­ан­ским доб­ро­де­те­лям. Ко­гда Пе­не­ло­па под­рос­ла, ро­ди­те­ли ста­ли ду­мать о ее за­му­же­стве. В этот пе­ри­од жиз­ни Гос­подь вра­зу­мил ее чу­дес­ным об­ра­зом: к ней в ок­но при­ле­та­ли од­на за дру­гой три пти­цы – го­лубь с мас­лич­ной вет­кой, орел с вен­ком и во­рон со зме­ей. Учи­тель Пе­не­ло­пы Апе­ли­ан объ­яс­нил ей зна­че­ние это­го зна­ме­ния: го­лубь, озна­чав­ший доб­ро­де­те­ли де­ви­цы – сми­ре­ние, кро­тость и це­ло­муд­рие, при­нес мас­лич­ную ветвь – бла­го­дать Бо­жию, по­лу­ча­е­мую в Кре­ще­нии; орел – зна­ме­ние вы­со­ты ду­ха, до­сти­га­е­мой через бо­го­мыс­лие, – при­нес ве­нок за по­бе­ду над неви­ди­мым вра­гом как на­гра­ду от Гос­по­да; во­рон же при­нес змею в знак то­го, что диа­вол опол­чит­ся на нее и бу­дет до­став­лять пе­ча­ли, скор­би и го­не­ния. В кон­це бе­се­ды Апе­ли­ан ска­зал, что Гос­подь же­ла­ет об­ру­чить ее Се­бе и что Пе­не­ло­па пре­тер­пит мно­гие стра­да­ния за сво­е­го Небес­но­го Же­ни­ха. По­сле это­го Пе­не­ло­па от­ка­за­лась от за­му­же­ства, при­ня­ла Кре­ще­ние от ру­ки апо­сто­ла Ти­мо­фея, уче­ни­ка свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла, и бы­ла на­ре­че­на Ири­ной. Она ста­ла убеж­дать и сво­их ро­ди­те­лей при­нять хри­сти­ан­скую ве­ру. Мать ра­до­ва­лась об­ра­ще­нию до­че­ри ко Хри­сту; отец вна­ча­ле не пре­пят­ство­вал до­че­ри, но за­тем стал тре­бо­вать от нее по­кло­не­ния язы­че­ским бо­же­ствам. Ко­гда же свя­тая Ири­на твер­до и ре­ши­тель­но от­ка­за­лась, раз­гне­ван­ный Ли­ки­ний ве­лел свя­зать свою дочь и бро­сить под ко­пы­та сви­ре­пых ко­ней. Но ко­ни оста­лись непо­движ­ны­ми, лишь один из них ото­рвал­ся от при­вя­зи, бро­сил­ся на Ли­ки­ния, ухва­тил зу­ба­ми его за пра­вую ру­ку, вы­рвал ее из пле­ча, а са­мо­го Ли­ки­ния сбил и на­чал топ­тать. То­гда свя­тую де­ву раз­вя­за­ли, и по ее мо­лит­ве Ли­ки­ний в при­сут­ствии оче­вид­цев встал невре­ди­мый, со здо­ро­вой ру­кой. Ви­дя та­кое чу­до, Ли­ки­ний с же­ной и мно­же­ством на­ро­да, чис­лом око­ло 3 000 че­ло­век, уве­ро­вал во Хри­ста и от­рек­ся от язы­че­ских бо­гов.

Оста­вив управ­ле­ние об­ла­стью, Ли­ки­ний по­се­лил­ся во двор­це сво­ей до­че­ри, на­ме­ре­ва­ясь по­свя­тить се­бя слу­же­нию Гос­по­ду Иису­су Хри­сту. Свя­тая же Ири­на на­ча­ла про­по­ве­до­вать уче­ние Хри­сто­во сре­ди языч­ни­ков и об­ра­ща­ла их на путь спа­се­ния. Она жи­ла в до­ме сво­е­го учи­те­ля Апе­ли­а­на. Узнав об этом, Се­де­кия, но­вый пра­ви­тель об­ла­сти, при­звал Апе­ли­а­на и спро­сил об об­ра­зе жиз­ни Ири­ны. Апе­ли­ан от­ве­тил, что Ири­на, как и дру­гие хри­сти­ане, жи­вет в стро­гом воз­дер­жа­нии, в непре­стан­ной мо­лит­ве и чте­нии бо­же­ствен­ных книг. Се­де­кия при­звал к се­бе свя­тую и на­чал убеж­дать ее пре­кра­тить про­по­ведь о Хри­сте и при­не­сти жерт­ву бо­гам. Свя­тая Ири­на бес­тре­пет­но ис­по­ве­да­ла свою ве­ру пе­ред пра­ви­те­лем, не устра­шив­шись его угроз и го­то­вясь до­стой­но пре­тер­петь стра­да­ния за Хри­ста. По при­ка­за­нию Се­де­кии она бы­ла бро­ше­на в ров, на­пол­нен­ный зме­я­ми и га­да­ми. Де­сять дней про­бы­ла во рву свя­тая и оста­лась невре­ди­ма, ибо Ан­гел Гос­по­день со­хра­нил ее и при­но­сил ей пи­щу. Се­де­кия при­пи­сал это чу­до вол­шеб­ству и пре­дал свя­тую страш­ным пыт­кам: при­ка­зал пе­ре­пи­лить ее же­лез­ной пи­лой. Но пи­лы ло­ма­лись од­на за дру­гой и не при­чи­ня­ли вре­да те­лу свя­той де­вы. На­ко­нец чет­вер­тая пи­ла обаг­ри­ла те­ло му­че­ни­цы кро­вью. Се­де­кия со сме­хом ска­зал му­че­ни­це: «Где же Бог твой? Ес­ли у Него есть си­ла, пусть Он те­бе по­мо­жет». Вне­зап­но под­нял­ся вихрь, блес­ну­ла осле­пи­тель­ная мол­ния, по­ра­зив­шая мно­гих му­чи­те­лей, раз­дал­ся гром и по­лил­ся силь­ный дождь. Ви­дя та­кое зна­ме­ние с неба, мно­гие уве­ро­ва­ли во Хри­ста Спа­си­те­ля. Се­де­кия не вра­зу­мил­ся яв­ным про­яв­ле­ни­ем си­лы Бо­жи­ей и пре­дал свя­тую но­вым пыт­кам, но Гос­подь со­хра­нил ее невре­ди­мой. На­ко­нец на­род воз­му­тил­ся, гля­дя на стра­да­ния невин­ной де­вы, вос­стал про­тив Се­де­кии и из­гнал его. Сме­нив­шие Се­де­кию пра­ви­те­ли так­же под­вер­га­ли свя­тую Ири­ну раз­ным же­сто­ким му­кам, во вре­мя ко­то­рых си­лой Бо­жи­ей она про­дол­жа­ла оста­вать­ся невре­ди­мой, а на­род под вли­я­ни­ем ее про­по­ве­ди и со­вер­шав­ших­ся чу­дес все в боль­шем чис­ле об­ра­щал­ся ко Хри­сту, остав­ляя по­кло­не­ние идо­лам. Все­го свя­той Ири­ной бы­ло об­ра­ще­но свы­ше 10 000 языч­ни­ков. Из сво­е­го род­но­го го­ро­да Ми­гдо­нии свя­тая пе­ре­шла в го­род Кал­ли­поль и там про­дол­жа­ла про­по­ве­до­вать о Хри­сте. Пра­ви­тель го­ро­да по име­ни Ва­ва­дон под­верг му­че­ни­цу но­вым каз­ням, но, уви­дев, что свя­тая оста­ет­ся невре­ди­мой, вра­зу­мил­ся и уве­ро­вал во Хри­ста. Вме­сте с ним уве­ро­ва­ло боль­шое чис­ло языч­ни­ков, ко­то­рые все при­ня­ли Свя­тое Кре­ще­ние от апо­сто­ла Ти­мо­фея.

По­сле это­го свя­тая Ири­на по­се­ти­ла и дру­гие го­ро­да – Кон­стан­ти­ну, Ме­сем­врию – с про­по­ве­дью о Хри­сте, тво­ря чу­де­са, ис­це­ляя боль­ных и пре­тер­пе­вая стра­да­ния за Хри­ста. В го­ро­де Ефе­се Гос­подь от­крыл ей, что при­бли­зи­лось вре­мя ее кон­чи­ны. То­гда свя­тая Ири­на в со­про­вож­де­нии сво­е­го учи­те­ля стар­ца Апе­ли­а­на и дру­гих хри­сти­ан уда­ли­лась за го­род к гор­ной пе­ще­ре и, осе­нив се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем, во­шла в нее, ука­зав сво­им спут­ни­кам за­крыть вход в пе­ще­ру боль­шим кам­нем, что и бы­ло ис­пол­не­но. Ко­гда на чет­вер­тый день по­сле это­го хри­сти­ане по­се­ти­ли пе­ще­ру, то те­ла свя­той в ней не об­ре­ли. Так пре­ста­ви­лась свя­тая ве­ли­ко­му­че­ни­ца Ири­на.

МОЛИТВЫ - http://baymakova24.ru/bog-ra#rec190829113



СВЯТАЯ ГЛИКЕРИЯ
день почитания - 26 мая

Свя­тая Гли­ке­рия му­че­ни­че­ски по­стра­да­ла за Хри­сто­ву ве­ру во II ве­ке во вре­мя го­не­ния на хри­сти­ан им­пе­ра­то­ра Ан­то­ни­на (138–161).
Она про­ис­хо­ди­ла из знат­но­го ро­да, отец ее, Ма­ка­рий, был гра­до­на­чаль­ни­ком Ри­ма, впо­след­ствии он пе­ре­се­лил­ся во фра­кий­ский го­род Тро­я­но­поль. Свя­тая Гли­ке­рия ра­но ли­ши­лась от­ца и ма­те­ри. Сбли­зив­шись с хри­сти­а­на­ми, она об­ра­ти­лась к ис­тин­ной ве­ре и еже­днев­но по­се­ща­ла храм Бо­жий. Пра­ви­тель Тро­я­но­по­ля Са­вин, по­лу­чив им­пе­ра­тор­ский при­каз о при­нуж­де­нии хри­сти­ан к при­не­се­нию жертв идо­лам, на­зна­чил для жи­те­лей го­ро­да день об­ще­го по­кло­не­ния идо­лу Зев­су. Свя­тая Гли­ке­рия твер­до ре­ши­ла по­стра­дать за Хри­ста и рас­ска­за­ла о сво­ем на­ме­ре­нии хри­сти­а­нам, про­си­ла их мо­лить­ся о том, чтобы Гос­подь по­слал ей твер­дость к пе­ре­не­се­нию стра­да­ний. В день празд­ни­ка Зев­са свя­тая Гли­ке­рия, на­чер­тав на сво­ем че­ле зна­ме­ние Кре­ста, яви­лась в ка­пи­ще; свя­тая ста­ла на воз­вы­ше­ние в лу­чах солн­ца, сня­ла по­кры­ва­ло с го­ло­вы, по­ка­зав всем свя­той крест, на­чер­тан­ный на ее че­ле. Она го­ря­чо мо­ли­лась Бо­гу, чтобы Он вра­зу­мил языч­ни­ков и со­кру­шил ка­мен­но­го идо­ла Зев­са. Вне­зап­но по­слы­шал­ся гром, ста­туя Зев­са рух­ну­ла на пол и раз­би­лась на мел­кие ча­сти. В яро­сти пра­ви­тель Са­вин и жре­цы при­ка­за­ли на­ро­ду по­бить свя­тую Гли­ке­рию кам­ня­ми, но бро­шен­ные кам­ни не кос­ну­лись свя­той. Свя­тую Гли­ке­рию за­клю­чи­ли в тем­ни­цу, ку­да к ней при­шел хри­сти­ан­ский свя­щен­ник Фило­крат и укре­пил му­че­ни­цу на пред­сто­яв­ший ей по­двиг. Утром, ко­гда на­ча­лись ис­тя­за­ния, вне­зап­но сре­ди му­чи­те­лей по­явил­ся Ан­гел, и все они па­ли на зем­лю, объ­ятые ужа­сом. Ко­гда ви­де­ние ис­чез­ло, то по при­ка­зу Са­ви­на, ед­ва об­рет­ше­го дар ре­чи, свя­тую вновь от­ве­ли в тем­ни­цу, дверь ко­то­рой креп­ко за­пер­ли и за­пе­ча­та­ли лич­ным перст­нем пра­ви­те­ля, чтобы ни­кто не смог к ней про­ник­нуть. Во все вре­мя за­клю­че­ния Ан­ге­лы Бо­жии при­но­си­ли свя­той Гли­ке­рии пи­щу и пи­тие. Спу­стя мно­го дней Са­вин при­шел в тем­ни­цу и сам снял пе­чать. Вой­дя к свя­той, он был по­ра­жен, уви­дев ее жи­вой и здо­ро­вой. От­пра­вив­шись в го­род Ирак­лию, Са­вин по­ве­лел ве­сти ту­да же и свя­тую Гли­ке­рию. Из это­го го­ро­да вы­шли ей на­встре­чу ирак­лий­ские хри­сти­ане с епи­ско­пом До­ме­ти­ем во гла­ве, ко­то­рый пе­ред все­ми про­из­нес мо­лит­ву Гос­по­ду об укреп­ле­нии свя­той в му­че­ни­че­ском по­дви­ге. В Ирак­лии свя­тую Гли­ке­рию вверг­ли в рас­ка­лен­ную печь за от­каз при­не­сти жерт­ву идо­лам, но огонь в ней сра­зу по­гас. То­гда пра­ви­тель в безум­ной яро­сти при­ка­зал со­драть с го­ло­вы свя­той Гли­ке­рии ко­жу. По­том об­на­жен­ную му­че­ни­цу бро­си­ли в тем­ни­цу на ост­рые кам­ни, она же непре­рыв­но мо­ли­лась, и в пол­ночь в тем­ни­цу явил­ся Ан­гел и ис­це­лил ее ра­ны. Тем­нич­ный страж Ла­оди­кий, при­шед­ший утром за свя­той, сна­ча­ла ее не узнал, ду­мая, что му­че­ни­ца скры­лась и хо­тел се­бя убить, бо­ясь на­ка­за­ния, но свя­тая Гли­ке­рия оста­но­ви­ла его. По­ра­жен­ный чу­дом, Ла­оди­кий уве­ро­вал в Ис­тин­но­го Бо­га и про­сил мо­литв свя­той, чтобы и ему по­стра­дать и уме­реть за Хри­ста вме­сте с нею. «Сле­дуй за Хри­стом, и ты спа­сешь­ся», – от­ве­ти­ла ему слав­ная му­че­ни­ца. Ла­оди­кий воз­ло­жил на се­бя узы, ко­то­ры­ми бы­ла свя­за­на свя­тая, и на су­де объ­явил пра­ви­те­лю и всем при­сут­ство­вав­шим о чу­дес­ном ис­це­ле­нии свя­той Гли­ке­рии Ан­ге­лом и ис­по­ве­дал се­бя хри­сти­а­ни­ном. Но­вый из­бран­ник Бо­жий был немед­лен­но усе­чен ме­чом. Хри­сти­ане, тай­но взяв его остан­ки, с че­стью пре­да­ли их по­гре­бе­нию, а свя­тая Гли­ке­рия бы­ла от­да­на на рас­тер­за­ние зве­рям. С ве­ли­кой ра­до­стью вы­шла она на казнь, но вы­пу­щен­ная на свя­тую льви­ца сми­рен­но под­полз­ла к ней и, лас­ка­ясь, ли­за­ла ей но­ги. На­ко­нец, свя­тая с мо­лит­вой об­ра­ти­лась к Гос­по­ду, про­ся, чтобы Он взял ее к Се­бе. В от­вет она услы­ша­ла го­лос с неба, при­зы­вав­ший ее к небес­но­му бла­жен­ству. В это вре­мя на свя­тую бы­ла вы­пу­ще­на дру­гая льви­ца, ко­то­рая бро­си­лась на му­че­ни­цу и умерт­ви­ла ее, но не рас­тер­за­ла. Епи­скоп До­ме­тий и ирак­лий­ские хри­сти­ане с че­стью по­хо­ро­ни­ли свя­тую му­че­ни­цу Гли­ке­рию. Она по­стра­да­ла за Хри­ста око­ло 177 го­да. Свя­тые мо­щи ее про­сла­ви­лись ис­те­че­ни­ем це­леб­но­го ми­ра.

СВЯТАЯ ЕВДОКИЯ МОСКОВСКАЯ
Па­мять пре­по­доб­ной Ев­фро­си­нии со­вер­ша­ет­ся 17 мая и 7 июля.

За кого возносим молитвы - http://baymakova24.ru/bog#rec193141017


КРАТКОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОЙ ЕВФРОСИНИИ (В МИРУ ЕВДОКИИ) МОСКОВСКОЙ

Свя­тая ве­ли­кая кня­ги­ня Ев­до­кия ро­ди­лась в 1353 го­ду. Она бы­ла до­че­рью суз­даль­ско­го кня­зя Ди­мит­рия Кон­стан­ти­но­ви­ча († 1383) и его су­пру­ги кня­ги­ни Ан­ны. С мла­ден­че­ских лет вос­пи­тан­ная в ду­хе хри­сти­ан­ско­го бла­го­че­стия, Ев­до­кия от­ли­ча­лась ти­хим, крот­ким нра­вом. Но, жи­вя в Суз­да­ле и Пе­ре­я­с­лав­ле-За­лес­ском, в неспо­кой­ной об­ста­нов­ке по­сто­ян­ных меж­до­усоб­ных рас­прей, ко­то­рые ве­ли с ее от­цом удель­ные кня­зья, с ран­них лет кня­ги­ня Ев­до­кия при­вык­ла по­ла­гать все свое упо­ва­ние на Бо­га. В 1367 го­ду она ста­ла су­пру­гой бла­го­вер­но­го ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ди­мит­рия Дон­ско­го († 1389). Их счаст­ли­вый со­юз был за­ло­гом со­ю­за и ми­ра меж­ду Мос­ков­ским и Суз­даль­ским кня­же­ства­ми. Лю­бовь к су­пру­гу и де­тям кня­ги­ни Ев­до­кии освя­ща­лась ее лю­бо­вью к Бо­гу. Де­ла хри­сти­ан­ско­го ми­ло­сер­дия кня­ги­ня и ее су­пруг со­че­та­ли с по­дви­га­ми по­ста и мо­лит­вы. В сво­ей жиз­ни они по­ла­га­лись на по­мощь свя­тых, тру­да­ми ко­то­рых бы­ла в те вре­ме­на столь до­сто­слав­на Рус­ская зем­ля.

Вре­мя жиз­ни свя­той бла­го­вер­ной ве­ли­кой кня­ги­ни Ев­до­кии († 1407) сов­па­да­ет с эпо­хой ве­ли­ко­го игу­ме­на зем­ли Рус­ской пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, тай­но­зри­те­ля Свя­той Тро­и­цы. Бла­го­че­сти­вую че­ту мож­но с пол­ным ос­но­ва­ни­ем счи­тать уче­ни­ка­ми пре­по­доб­но­го Сер­гия. Свя­ти­тель Алек­сий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, был бли­зок к кня­же­ско­му се­мей­ству; ду­хов­ни­ком Ев­до­кии и Ди­мит­рия был уче­ник пре­по­доб­но­го Сер­гия, игу­мен Си­мо­но­ва мо­на­сты­ря, свя­той Фе­о­дор (впо­след­ствии ар­хи­епи­скоп Ро­стов­ский). Пре­по­доб­ный Сер­гий был крест­ным от­цом их дво­их де­тей (все­го у кня­же­ской че­ты бы­ло 8 сы­но­вей и 4 до­че­ри).

Боль­шой лю­бо­вью к Бо­гу, Свя­той Церк­ви и Ро­дине го­ре­ла ду­ша кня­ги­ни. По­двиг ве­ли­ко­го кня­зя Ди­мит­рия по осво­бож­де­нию Ру­си от мон­го­ло-та­тар­ско­го ига раз­де­ля­ла кня­ги­ня Ев­до­кия. По­ход бла­го­вер­но­го кня­зя мос­ков­ско­го Ди­мит­рия про­тив Ма­мая, по­бе­до­нос­но за­вер­шив­ший­ся 8 сен­тяб­ря 1380 го­да на Ку­ли­ко­вом по­ле, под­дер­жи­вал­ся с ее сто­ро­ны го­ря­чи­ми мо­лит­ва­ми и де­ла­ми люб­ви. В па­мять по­бе­ды кня­ги­ня по­стро­и­ла внут­ри Мос­ков­ско­го Крем­ля храм в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы – все­мир­но-ис­то­ри­че­ская по­бе­да рус­ских на Ку­ли­ко­вом по­ле со­вер­ши­лась в этот празд­ник. Храм был рас­пи­сан вы­да­ю­щи­ми­ся ико­но­пис­ца­ми Фе­о­фа­ном Гре­ком и Си­мео­ном Чер­ным. Хра­мо­зда­тель­ство и ос­но­ва­ние мо­на­сты­рей тру­да­ми свя­той бла­го­вер­ной кня­ги­ни Ев­до­кии со­дей­ство­ва­ли рас­цве­ту рус­ско­го хра­мо­стро­и­тель­ства в XIV ве­ке, на­ча­ло ко­то­ро­му бы­ло по­ло­же­но по­строй­кой хра­ма в честь Пре­свя­той Тро­и­цы Пре­по­доб­ным Сер­ги­ем.

По­сте­пен­но жизнь свя­той кня­ги­ни Ев­до­кии ста­но­ви­лась по­дви­гом са­мо­от­ре­че­ния и пре­да­ния се­бя все­це­ло во­ле Бо­жи­ей. В 1383 го­ду ве­ли­кий князь мос­ков­ский дол­жен был явить­ся к та­тар­ско­му ха­ну Тох­та­мы­шу. Но из-за край­не­го озлоб­ле­ния Тох­та­мы­ша на кня­зя Ди­мит­рия ре­ши­ли по­слать в Ор­ду его стар­ше­го сы­на Ва­си­лия, ко­то­ро­му в то вре­мя бы­ло око­ло 13 лет. Свя­тая Ев­до­кия от­пу­сти­ла сы­на и тем са­мым об­рек­ла се­бя на двух­лет­нее стра­да­ние: князь Ва­си­лий был за­дер­жан в Ор­де как за­лож­ник. В 1389 го­ду бла­го­вер­ный князь Ди­мит­рий, не до­стиг­нув со­ро­ка лет, опас­но за­бо­лел и ото­шел ко Гос­по­ду (па­мять 19 мая/1 июня).

Ов­до­вев­шая кня­ги­ня ви­де­ла свою обя­зан­ность пе­ред Бо­гом преж­де все­го в за­вер­ше­нии вос­пи­та­ния де­тей. Вме­сте с тем она на­ча­ла устро­е­ние Воз­не­сен­ско­го жен­ско­го мо­на­сты­ря в Мос­ков­ском Крем­ле, от­дав под него кня­же­ские чер­то­ги. Ви­ди­мо, из­на­чаль­но она мыс­ли­ла этот мо­на­стырь ме­стом сво­е­го бу­ду­ще­го ино­че­ства. Од­но­вре­мен­но она стро­и­ла несколь­ко хра­мов и мо­на­сты­рей в Пе­ре­я­с­лав­ле-За­лес­ском. Од­на­ко не толь­ко о стро­и­тель­стве хра­мов ду­ма­ла кня­ги­ня Ев­до­кия: ее глав­ной со­кро­вен­ной це­лью по­сле смер­ти су­пру­га ста­ло устро­е­ние внут­рен­не­го мо­на­шест­ва, со­зи­да­ние хра­ма в соб­ствен­ном серд­це. Кня­ги­ня Ев­до­кия ста­ла ве­сти тай­ную по­движ­ни­че­скую жизнь. По пыш­ным одеж­дам, в ко­то­рых свя­тая кня­ги­ня яв­ля­лась пе­ред людь­ми, нель­зя бы­ло до­га­дать­ся о том, что она из­ну­ря­ла се­бя по­стом, бде­ни­ем, тя­же­лы­ми ве­ри­га­ми. При­шлось ей пре­тер­петь и че­ло­ве­че­скую кле­ве­ту.

Свя­тая кня­ги­ня по­сле бла­жен­ной кон­чи­ны му­жа воз­дер­жи­ва­лась от непо­сред­ствен­но­го уча­стия в го­судар­ствен­ных де­лах, но все же имен­но с ее со­ве­том свя­за­но пе­ре­не­се­ние из Вла­ди­ми­ра в Моск­ву чу­до­твор­ной ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, вы­зван­ное на­ше­стви­ем на Моск­ву ха­на Та­мер­ла­на. Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца отоз­ва­лась на все­на­род­ную моль­бу. В день сре­те­ния ико­ны в Москве (26 ав­гу­ста 1395 го­да) Та­мер­ла­ну бы­ло гроз­ное ви­де­ние во сне Све­то­нос­ной Же­ны; устра­шен­ный за­во­е­ва­тель от­сту­пил от Моск­вы. В 1407 го­ду, по­сле ви­де­ния ей Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла, пред­воз­ве­стив­ше­го ско­рую кон­чи­ну, кня­ги­ня Ев­до­кия, «яв­ле­ни­ем Ан­гель­ским от все­го зем­но­го от­ре­шен­ная» (см. ака­фист), ре­ши­ла оста­вить ве­ли­ко­кня­же­ский те­рем и при­нять мо­на­ше­ство, к ко­то­ро­му она шла всю свою жизнь. По ее ука­за­нию был на­пи­сан об­раз Ар­хан­ге­ла и по­ме­щен в кремлев­ском хра­ме в честь Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. При пе­ре­хо­де в Воз­не­сен­ский мо­на­стырь кня­ги­ня Ев­до­кия ис­це­ли­ла слеп­ца, ко­то­рый про­зрел, оте­рев гла­за кра­ем ее одеж­ды, так­же от раз­лич­ных неду­гов во вре­мя это­го ее ше­ствия ис­це­ли­лось 30 че­ло­век. В оби­те­ли кня­ги­ня при­ня­ла по­стриг с име­нем Ев­фро­си­ния. Кро­ме сми­рен­но­го несе­ния ино­че­ских по­дви­гов, тай­ных для лю­дей, но ве­до­мых Бо­гу, свя­тая кня­ги­ня за­ло­жи­ла в мо­на­сты­ре но­вую имен­ную цер­ковь Воз­не­се­ния. В ино­че­стве свя­тая Ев­фро­си­ния про­жи­ла несколь­ко ме­ся­цев: 7 июля 1407 го­да мир­но пре­ста­ви­лась ко Гос­по­ду. Те­ло ее бы­ло по­гре­бе­но в ос­но­ван­ном ею Воз­не­сен­ском мо­на­сты­ре.

Свя­тость пре­по­доб­ной Ев­фро­си­нии удо­сто­ве­ре­на чу­дес­ны­ми зна­ме­ни­я­ми ми­ло­сти Бо­жи­ей, со­вер­шав­ши­ми­ся на ее гроб­ни­це в те­че­ние несколь­ких сто­ле­тий. Мно­го раз ви­де­ли, что у гро­ба свя­той Ев­фро­си­нии са­ма воз­го­ра­лась све­ча. И в XIX ве­ке здесь со­вер­ши­лось несколь­ко чу­дес­ных ис­це­ле­ний. Так, в 1869 го­ду, при­ло­жив­шись к гроб­ни­це с мо­ща­ми пре­по­доб­ной, ис­це­лил­ся одер­жи­мый от­рок. В 1870 го­ду пре­по­доб­ная Ев­фро­си­ния яви­лась во сне па­ра­ли­зо­ван­ной де­ви­це и вер­ну­ла ей здо­ро­вье. Неиз­ле­чи­мо боль­ной был воз­вра­щен к жиз­ни через воз­ло­же­ние на него пе­ле­ны с гроб­ни­цы свя­той Ев­фро­си­нии. Ее ду­хов­ный по­двиг сви­де­тель­ству­ет о том, что ни бо­гат­ство, ни вы­со­кое об­ще­ствен­ное по­ло­же­ние, ни се­мей­ные узы не мо­гут быть непре­одо­ли­мым пре­пят­стви­ем для стя­жа­ния бла­го­да­ти Бо­жи­ей и свя­то­сти.

ЕЛЕНА МАНТУРОВА
10 июня - день рождения
28 мая - день смерти

За кого возносим молитвы (жена Бога Ра) - http://baymakova24.ru/bog-ra#rec200947477

Пре­по­доб­ная Еле­на Ди­ве­ев­ская, в ми­ру Еле­на Ва­си­льев­на Ман­ту­ро­ва, про­ис­хо­ди­ла из ста­рин­но­го дво­рян­ско­го ро­да и жи­ла со сво­им бра­том Ми­ха­и­лом Ва­си­лье­ви­чем в ро­до­вом се­ле Ну­ча Ни­же­го­род­ской гу­бер­нии.
В 17 лет де­вуш­ка, стре­мив­ша­я­ся к свет­ской жиз­ни, чуд­ным об­ра­зом бы­ла об­ра­ще­на к ду­хов­ной жиз­ни. Ей при­ви­дел­ся страш­ный змей, со­би­рав­ший­ся по­гло­тить ее. Де­вуш­ка взмо­ли­лась: «Ца­ри­ца Небес­ная, спа­си! Даю Те­бе клят­ву – ни­ко­гда не вы­хо­дить за­муж и уй­ти в мо­на­стырь!» Змей тут же ис­чез. По­сле это­го слу­чая Еле­на Ва­си­льев­на из­ме­ни­лась, ста­ла чи­тать ду­хов­ные кни­ги, мно­го мо­лить­ся. Она жаж­да­ла вы­пол­нить своё обе­ща­ние.
Вско­ре Еле­на Ва­си­льев­на по­еха­ла в Са­ров к от­цу Се­ра­фи­му про­сить его бла­го­сло­ве­ния на по­ступ­ле­ние в мо­на­стырь. Но толь­ко через три го­да пре­по­доб­ный Се­ра­фим Са­ров­ский бла­го­сло­вил Еле­ну по­сту­пить в Ди­ве­ев­скую Ка­зан­скую об­щи­ну.
Необык­но­вен­но доб­рая от при­ро­ды, пре­по­доб­ная Еле­на мно­го по­мо­га­ла сест­рам. По за­по­ве­ди, дан­ной ей ду­хов­ным от­цом, она боль­ше мол­ча­ла и по­сто­ян­но мо­ли­лась.
Со вре­ме­ни освя­ще­ния хра­мов, при­стро­ен­ных к Ка­зан­ской церк­ви (Рож­де­ства Хри­сто­ва и Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы), ба­тюш­ка Се­ра­фим на­зна­чил Еле­ну Ва­си­льев­ну цер­ков­ни­цей и риз­ни­чей. Для это­го она бы­ла по­стри­же­на в ря­со­фор.
Так про­жи­ла она в оби­те­ли до 27 лет. Пе­ред кон­чи­ной Еле­на Ва­си­льев­на спо­до­би­лась мно­гих чу­дес­ных ви­де­ний. Через несколь­ко дней бо­лез­ни 28 мая 1832 го­да на­ка­нуне дня Свя­той Тро­и­цы она ти­хо скон­ча­лась.
Про­ви­дя это ду­хом, свя­той ста­рец по­сы­лал всех в Ди­ве­е­во: «Ско­рее, ско­рее гря­ди­те в оби­тель, там ве­ли­кая гос­по­жа на­ша ото­шла ко Гос­по­ду!» В со­ро­ко­вой день по её кон­чине отец Се­ра­фим пред­ска­зал, что «со вре­ме­нем её мо­щи бу­дут по­чи­вать от­кры­то в оби­те­ли».
На мо­ги­ле Еле­ны Ва­си­льев­ны не раз тво­ри­лись чу­де­са и ис­це­ле­ния. В оби­те­ли до ее за­кры­тия в 1927 го­ду хра­ни­лись цер­ков­ные кни­ги, где эти слу­чаи бы­ли по­дроб­но опи­са­ны, но до нас они не до­шли.
26 сен­тяб­ря 2000 го­да бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ные мо­щи пре­по­доб­ной Еле­ны Ди­ве­ев­ской, ко­то­рые вме­сте с мо­ща­ми схи­мо­на­хи­ни Алек­сан­дры (Мель­гу­но­вой) и схи­мо­на­хи­ни Мар­фы (Ме­лю­ко­вой), со­глас­но про­ро­че­ству от­ца Се­ра­фи­ма, бы­ли тор­же­ствен­но по­ме­ще­ны в храм Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы. 22 де­каб­ря 2000 го­да со­сто­я­лось её про­слав­ле­ние как мест­но­чти­мой свя­той Ни­же­го­род­ской епар­хии.
Пра­во­слав­ные ве­ру­ю­щие вспо­ми­на­ют но­во­яв­лен­ную свя­тую Зем­ли Рус­ской 28 мая (10 июня) и 8 (21) июля – в день празд­но­ва­ния Со­бо­ра свя­тых жён Ди­ве­ев­ских.
По мо­лит­вам пре­по­доб­ной Еле­ны Ди­ве­ев­ской со­вер­ша­ют­ся чу­де­са ис­це­ле­ния от бо­лез­ней ног, су­ста­вов, зуб­ной и го­лов­ной бо­ли, ду­шев­ных рас­стройств и дру­гих за­боле­ва­ний.
ФАМАРИ МАР­ДЖА­НО­ВА

23 июня - день смерти

Схи­и­гу­ме­ния Фа­марь, в ми­ру княж­на Та­ма­ра Алек­сан­дров­на Мар­джа­но­ва, ро­ди­лась в кон­це ше­сти­де­ся­тых го­дов про­шло­го сто­ле­тия. Она про­ис­хо­ди­ла из бо­га­той гру­зин­ской се­мьи, по­лу­чи­ла очень хо­ро­шее вос­пи­та­ние и об­ра­зо­ва­ние.

В се­мье кня­зей Мар­джа­но­вых ат­мо­сфе­ра бы­ла бо­лее свет­ская, чем цер­ков­ная: бла­го­че­стие но­си­ло, оче­вид­но, тра­ди­ци­он­ный ха­рак­тер, как во мно­гих свет­ских се­мьях то­го вре­ме­ни. Отец Та­ма­ры Алек­сан­дров­ны умер, ко­гда oна бы­ла еще со­всем ма­лень­кой, мать умер­ла, ко­гда ей бы­ло два­дцать лет.

У Та­ма­ры Алек­сан­дров­ны бы­ли боль­шие му­зы­каль­ные спо­соб­но­сти, хо­ро­ший го­лос; она го­то­ви­лась к по­ступ­ле­нию в Пе­тер­бург­скую кон­сер­ва­то­рию, ко­гда судь­ба ее из­ме­ня­лась и при­ня­ла со­вер­шен­но дру­гой обо­рот. Уже по­сле кон­чи­ны ма­те­ри, ле­том, она с сест­рой и дву­мя млад­ши­ми бра­тья­ми го­сти­ла у сво­ей тет­ки, сест­ры ма­те­ри, в го­ро­де Сиг­ны, неда­ле­ко от недав­но ос­но­ван­но­го жен­ско­го мо­на­сты­ря во имя св. Ни­ны в Бод­бе.

Один раз ком­па­ния мо­ло­де­жи по­еха­ла по­смот­реть на этот но­вый Бод­бий­ский мо­на­стырь. За­шли в цер­ковь: шла буд­нич­ная служ­ба; на кли­ро­се са­ма игу­ме­ния Юве­на­лия чи­та­ла ка­нон, несколь­ко се­стер пе­ли и при­слу­жи­ва­ли. Мо­ло­дежь по­сто­я­ла неко­то­рое вре­мя и вы­шла из церк­ви, княж­на Та­ма­ра од­на оста­лась до кон­ца служ­бы. Она вне­зап­но бы­ла до то­го по­ра­же­на этой служ­бой, этой ду­хов­ной ат­мо­сфе­рой, охва­тив­шей ее, что в ду­ше сво­ей немед­лен­но и твер­до ре­ши­ла от­дать свою жизнь Бо­гу, сде­лать­ся мо­на­хи­ней. До­ждав­шись кон­ца служ­бы, она по­до­шла к ма­туш­ке игу­ме­нии, за­го­во­ри­ла с ней, ска­за­ла о сво­ем же­ла­нии и про­си­ла при­нять ее в мо­на­стырь.

В это вре­мя дво­ю­род­ный брат Та­ма­ры, че­тыр­на­дца­ти­лет­ний маль­чик, вер­нул­ся в цер­ковь в по­ис­ках Та­ма­ры. Он под­слу­шал раз­го­вор сво­ей дво­ю­род­ной сест­ры с игу­ме­ни­ей, рас­ска­зал дру­гим, и Та­ма­ру под­ня­ли на смех: «Та­ма­ра хо­чет быть мо­на­шен­кой!» До­ма рас­ска­зал всем род­ствен­ни­кам, но ни на­смеш­ки, ни уго­во­ры, ни се­рьез­ные до­во­ды не мог­ли из­ме­нить ре­ше­ния Та­ма­ры Алек­сан­дров­ны. То­гда род­ные ре­ши­ли вся­че­ски раз­вле­кать ее, чтобы от­влечь ее от мыс­ли о мо­на­сты­ре. Ее увез­ли в Ти­флис, во­зи­ли по кон­цер­там, те­ат­рам.

«Пом­ню, – рас­ска­зы­ва­ла ма­туш­ка, – что си­жу я в те­ат­ре, а ру­ки в кар­мане пе­ре­би­ра­ют чет­ки».

В кон­це кон­цов, ви­дя, что род­ствен­ни­ки не хо­тят от­пу­стить ее, княж­на Та­ма­ра по­ти­хонь­ку ушла из до­ма и уеха­ла в мо­на­стырь. Род­ные отыс­ка­ли ее, но игу­ме­нии Юве­на­лии уда­лось уго­во­рить их, и они на­ко­нец предо­ста­ви­ли Та­ма­ре Алек­сан­дровне ид­ти тем пу­тем, ко­то­рый она из­бра­ла.

Ма­туш­ка жи­ла под непо­сред­ствен­ным ру­ко­вод­ством игу­ме­нии Юве­на­лии, к ко­то­рой очень при­вя­за­лась. Через неко­то­рое вре­мя она бы­ла по­стри­же­на в ря­со­фор, а за­тем в ман­тию с име­нем то­же Юве­на­лии. (Вла­ды­ка Ар­се­ний рас­ска­зы­вал, это неко­то­рые лю­ди, на­хо­див­ши­е­ся в церк­ви во вре­мя по­стри­га, ви­де­ли бе­ло­го го­лу­бя, вив­ше­го­ся над го­ло­вой ма­туш­ки.)

В 1902 го­ду игу­ме­ния Юве­на­лия-стар­шая бы­ла пе­ре­ве­де­на в Моск­ву и на­зна­че­на на­сто­я­тель­ни­цей Рож­де­ствен­ско­го мо­на­сты­ря, а Юве­на­лия-млад­шая эк­зар­хом Гру­зии бы­ла на­зна­че­на игу­ме­ни­ей Бод­бий­ско­го мо­на­сты­ря. Та­ким об­ра­зом, еще со­всем мо­ло­дой ма­туш­ка ста­ла игу­ме­ни­ей мо­на­сты­ря свя­той рав­ноап­о­столь­ной Ни­ны, про­све­ти­тель­ни­цы Гру­зии, – мо­на­сты­ря, в ко­то­ром к то­му вре­ме­ни бы­ло око­ло трех­сот се­стер. Ма­туш­ка спер­ва очень тос­ко­ва­ла в раз­лу­ке со стар­шей игу­ме­ни­ей Юве­на­ли­ей, ко­то­рая ста­ла ее ду­хов­ною ма­те­рью, за­ме­ни­ла ей род­ную мать. Боль­шую по­мощь и под­держ­ку ока­зал ей в то вре­мя отец Иоанн Крон­штадт­ский.

Ма­туш­ка очень лю­би­ла свой Бод­бий­ский мо­на­стырь, лю­би­ла вспо­ми­нать его. Но ей са­мой недол­го при­шлось оста­вать­ся в нем игу­ме­ни­ей.

В 1905 го­ду ре­во­лю­ци­он­но на­стро­ен­ные гор­цы ча­сто на­па­да­ли на мир­ных гру­зин-кре­стьян и вся­че­ски при­тес­ня­ли их. Кре­стьяне об­ра­ща­лись за по­мо­щью в Бод­бий­ский мо­на­стырь, и ма­туш­ка всех оби­жа­е­мых бра­ла под свою за­щи­ту, по­мо­га­ла им, а ино­гда ока­зы­ва­ла при­ют в сте­нах мо­на­сты­ря. Ре­во­лю­ци­о­не­ры бы­ли силь­но раз­дра­же­ны на мо­ло­дую игу­ме­нию Юве­на­лию, под­бра­сы­ва­ли ано­ним­ные пись­ма с угро­за­ми ей. В Пе­тер­бур­ге, в Си­но­де бес­по­ко­и­лись о судь­бе ма­туш­ки, яв­но под­вер­жен­ной опас­но­сти, так как ре­во­лю­ци­о­не­ры лич­но ее нена­ви­де­ли и по­ку­ша­лись на ее жизнь. Ука­зом Свя­тей­ше­го Си­но­да – без же­ла­ния и да­же, мож­но ска­зать, про­тив же­ла­ния ма­туш­ки – она бы­ла пе­ре­ве­де­на из лю­би­мо­го ею Бод­бий­ско­го мо­на­сты­ря в Моск­ву и на­зна­че­на на­сто­я­тель­ни­цей По­кров­ской об­щи­ны. Ма­туш­ка не лю­би­ла вспо­ми­нать этот пе­ри­од сво­ей жиз­ни.

Мо­на­хи­ни По­кров­ской об­щи­ны ра­бо­та­ли как сест­ры ми­ло­сер­дия, так же как и сест­ры Мар­фо-Ма­ри­ин­ской об­щи­ны, ко­то­рые мо­на­хи­ня­ми не бы­ли. Бу­дучи на­сто­я­тель­ни­цей По­кров­ской об­щи­ны, ма­туш­ка очень сбли­зи­лась с Ве­ли­кой кня­ги­ней Ели­за­ве­тою Фе­до­ров­ной, со­здав­шей Мар­фо-Ма­ри­ин­скую об­щи­ну, все­гда вспо­ми­на­ла её и го­во­ри­ла о ней с осо­бым чув­ством.

Имен­но так у нее ро­ди­лось и все боль­ше раз­го­ра­лось же­ла­ние уеди­нить­ся, по­се­лить­ся в оди­но­че­стве око­ло Са­ров­ско­го мо­на­сты­ря, как бы под по­кро­вом прп. Се­ра­фи­ма, ко­то­рый был ей осо­бен­но бли­зок, и там окон­чить жизнь в мо­лит­вен­ном по­дви­ге. Но там, в Жа­ро­ве, точ­нее в Се­ра­фи­мо-По­не­та­ев­ском мо­на­сты­ре, ку­да ма­туш­ка по­еха­ла в июне 1908 г. и от­ку­да хо­ди­ла в Са­ров, ма­туш­ка по­лу­чи­ла как бы по­ве­ле­ние от Бо­жи­ей Ма­те­ри, ко­гда она мо­ли­лась пе­ред Ее ико­ной Зна­ме­ния. Это чу­дес­ное вну­ше­ние по­вто­ря­лось несколь­ко раз, и ма­туш­ка по­ня­ла, что Бо­жия Ма­терь не хо­чет, чтобы она кон­ча­ла жизнь в уеди­не­нии, а по­ру­ча­ет ей со­здать но­вый скит не толь­ко для се­бя, но и для дру­гих. Все же ма­туш­ке труд­но бы­ло от­ка­зать­ся от сво­е­го го­ря­че­го же­ла­ния уеди­не­ния, да и бо­я­лась она, не бы­ло ли по­ве­ле­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри ис­ку­ше­ни­ем. Она ре­ши­ла по­со­ве­то­вать­ся с опыт­ным ду­хов­ни­ком и в ок­тяб­ре по­еха­ла в Зо­си­мо­ву пу­стынь к за­твор­ни­ку о. Алек­сию, ко­то­рый, вы­слу­шав ма­туш­ку, ре­ши­тель­но ска­зал ей, что она не долж­на ухо­дить на по­кой для уеди­нен­ной мо­лит­вы, а долж­на и да­же обя­за­на устро­ить но­вый скит, что к это­му ее при­зы­ва­ет Са­ма Ма­терь Бо­жия.

Же­лая еще и еще раз про­ве­рить се­бя пе­ред на­ча­лом та­ко­го се­рьез­но­го и боль­шо­го де­ла, ма­туш­ка при­е­ха­ла в Оп­ти­ну Пу­стынь по­со­ве­то­вать­ся с пре­по­доб­ным Ана­то­ли­ем, ко­то­рый то­же на­стой­чи­во убеж­дал ее ис­пол­нять по­ру­че­ние, дан­ное ей Са­мой Бо­жи­ей Ма­те­рью. Еще несколь­ко раз ма­туш­ка ез­ди­ла за со­ве­том к о. Алек­сию Зо­си­мов­ско­му, ко­то­рый ра­дост­но под­дер­жи­вал ее в со­зда­нии но­во­го ски­та. Воз­вра­ща­ясь из по­след­ней по­езд­ки к от­цу Алек­сию, ма­туш­ка за­еха­ла в Тро­и­це-Сер­ги­е­ву Лав­ру, чтобы по­со­ве­то­вать­ся с на­мест­ни­ком Лав­ры о. То­ви­ей. В глу­бине ду­ши ма­туш­ка еще на­де­я­лась, что о. То­вия, как че­ло­век опыт­ный и де­ло­вой, от­со­ве­ту­ет ей при­ни­мать­ся за та­кое труд­ное де­ло. Но и на­мест­ник Лав­ры, вни­ма­тель­но и с лю­бо­вью вы­слу­шав ма­туш­ку, ре­ши­тель­но и власт­но бла­го­сло­вил ее на со­зда­ние но­во­го ски­та.

Та­ким об­ра­зом, с со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем стар­цев – о. Алек­сия Зо­си­мов­ско­го, о. Ана­то­лия Оп­тин­ско­го и о. То­вии, на­мест­ни­ка Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры, – окон­ча­тель­но ре­ше­но бы­ло со­зда­ние но­во­го Се­ра­фи­мо-Зна­мен­ско­го ски­та. С яв­ной по­мо­щью Бо­жи­ей по­яви­лись и сред­ства для это­го боль­шо­го де­ла.

27 июля 1910 го­да со­сто­я­лась за­клад­ка ски­та на уже из­ме­рен­ном и рас­пла­ни­ро­ван­ном участ­ке. Скит стро­ил­ся с июля 1910 по сен­тябрь 1912 го­да. Освя­ще­ние ски­та со­сто­я­лось 29 сен­тяб­ря 1912 го­да. Освя­щал скит мит­ро­по­лит Вла­ди­мир Мос­ков­ский, от­но­сив­ший­ся к ма­туш­ке и ее но­во­му ски­ту с боль­шим и го­ря­чим чув­ством.

Се­ра­фи­мо-Зна­мен­ский скит про­су­ще­ство­вал все­го две­на­дцать лет. Он был за­крыт и уни­что­жен боль­ше­ви­ка­ми в 1924 го­ду. Сест­ры разо­шлись в раз­ные сто­ро­ны. Ма­туш­ке уда­лось най­ти неболь­шой дом в по­сел­ке Пер­хуш­ко­во, и она по­се­ли­лась в нем с де­ся­тью сест­ра­ми. В от­дель­ном до­ми­ке по­ме­щал­ся свя­щен­ник (иеро­мо­нах Фила­рет [Пост­ни­ков]). Ма­туш­ка, де­сять се­стер и ба­тюш­ка – две­на­дцать че­ло­век, «по чис­лу апо­сто­лов Хри­сто­вых», – го­во­ри­ла ма­туш­ка.

Жизнь в Пер­хуш­ко­ве на­ла­ди­лась при­бли­зи­тель­но, как и в ски­ту. Мно­гие при­ез­жа­ли к ма­туш­ке за со­ве­том, на­став­ле­ни­ем.

В 1931 го­ду ма­туш­ка бы­ла аре­сто­ва­на вме­сте с несколь­ки­ми сест­ра­ми и ба­тюш­кой. В тюрь­ме с нею вме­сте бы­ла ее вер­ная по­слуш­ни­ца. В ка­ме­ре, где на­хо­ди­лась ма­туш­ка, бы­ли раз­но­род­ные за­клю­чен­ные – и по­ли­ти­че­ские, и уго­лов­ные. Как-то уда­лось от­де­лить угол для ма­туш­ки в об­щей ка­ме­ре чем-то вро­де за­на­вес­ки. Уго­лов­ни­цы ча­сто шу­ме­ли, на­чи­на­ли петь непри­лич­ные пес­ни, но ко­гда ма­туш­ка про­си­ла их пе­ре­стать, они за­мол­ка­ли – все ува­жа­ли ее. Ко­гда ма­туш­ка по­лу­ча­ла пе­ре­да­чи, она оде­ля­ла всех, кто был в ка­ме­ре, и все при­ни­ма­ли это от нее как бы в бла­го­сло­ве­ние.

По­сле при­го­во­ра ма­туш­ку со­сла­ли в Си­бирь, за две­сти верст от Ир­кут­ска. Нече­го и го­во­рить, ка­кое это бы­ло труд­ное и уто­ми­тель­ное пу­те­ше­ствие. В кон­це пу­ти ма­туш­ке при­шлось ид­ти пеш­ком. С нею в ссыл­ку по­еха­ла ее по­слуш­ни­ца Ню­ша, про­стая де­вуш­ка, лю­бя­щая и са­мо­от­вер­жен­ная. Из­вест­но, что ма­туш­ка жи­ла в про­стой кре­стьян­ской из­бе, где ей за печ­кой был от­ве­ден угол. Хо­зя­ин этой из­бы и его сын Ва­ню­ша очень по­лю­би­ли ма­туш­ку. Уже вер­нув­шись из ссыл­ки, ма­туш­ка пе­ре­пи­сы­ва­лась с ни­ми, по­сла­ла в по­да­рок Ва­ню­ше отрез на ру­баш­ку. А он ей на­пи­сал: «Жаль, что Вы уеха­ли от нас. У ме­ня те­перь ба­ян, я весь день иг­раю, вот Вы бы по­слу­ша­ли». Чи­тая это пись­мо, ма­туш­ка го­во­ри­ла с улыб­кой: «Вот, по­жа­лел ме­ня Гос­подь!»
Как она вы­нес­ла тюрь­му и три го­да ссыл­ки при сво­их боль­ных но­гах, с уже об­на­ру­жив­шим­ся ту­бер­ку­ле­зом?! Ей по­мог­ла ее ве­ра, си­ла во­ли и огром­ная вы­держ­ка.

В ссыл­ке ма­туш­ка долж­на бы­ла, как все адми­ни­стра­тив­но вы­слан­ные, два или три ра­за в ме­сяц яв­лять­ся в мест­ный ко­мис­са­ри­ат рас­пи­сы­вать­ся. Ко­мис­сар сна­ча­ла при­ни­мал ее очень су­ро­во, ес­ли не враж­деб­но. Но весь об­лик ма­туш­ки, ка­кая-то ду­хов­ная си­ла, све­тив­ша­я­ся в ее гла­зах, по­сте­пен­но вли­я­ла на это­го че­ло­ве­ка; из­ме­нил­ся его су­ро­вый тон, он стал ино­гда раз­го­ва­ри­вать с ма­туш­кой. А ко­гда кон­чил­ся срок ссыл­ки, и ма­туш­ка в по­след­ний раз при­шла в ко­мис­са­ри­ат рас­пи­сы­вать­ся, ко­мис­сар теп­ло про­стил­ся с ней, ска­зал, что жа­ле­ет, что боль­ше ее не уви­дит. Ма­туш­ка ушла, но, отой­дя немно­го по до­ро­ге, огля­ну­лась и уви­де­ла, что ко­мис­сар вы­шел на крыль­цо и про­во­жа­ет ее взгля­дом.
Ма­туш­ка дав­но бо­ле­ла лег­ки­ми. В ссыл­ке бо­лезнь ее ухуд­ши­лась, ей бы­ло очень труд­но и пло­хо. В пись­мах к сво­им ближ­ним она все по­вто­ря­ла, что хо­те­ла бы «вер­нуть­ся к сво­им бе­реж­кам». И Гос­подь, вы­пол­нил ее же­ла­ние, она чу­дом оста­лась жи­ва и «вер­ну­лась к сво­им бе­реж­кам».
Ссыл­ка ма­туш­ки кон­чи­лась в 1934 го­ду, вес­ной. Она вер­ну­лась и по­се­ли­лась в ма­лень­ком до­ми­ке в дач­ном по­сел­ке око­ло стан­ции Пи­о­нер­ская Бе­ло­рус­ской же­лез­ной до­ро­ги. Она бы­ла уже очень боль­на. В ссыл­ке у нее по­яви­лись при­зна­ки ту­бер­ку­ле­за гор­ла; бо­лезнь по­сте­пен­но уно­си­ла ее си­лы.
Скон­ча­лась ма­туш­ка 10/23 июня 1936 го­да. От­пе­вал ее на до­му Вла­ды­ка Ар­се­ний. По­хо­ро­ни­ли ее в Москве, на Вве­ден­ских го­рах, неда­ле­ко от мо­ги­лы о. Алек­сея Ме­че­ва.
Мо­ги­ла ма­туш­ки и те­перь це­ла и в пол­ном по­ряд­ке. На мо­ги­ле сто­ит бе­лый де­ре­вян­ный крест, в ко­то­рый вде­ла­ны две икон­ки – Зна­ме­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри и прп. Се­ра­фи­ма. На ниж­ней пе­ре­кла­дине по бла­го­сло­ве­нию Вла­ды­ки Ар­се­ния сде­ла­на над­пись: «Ве­ру­яй в Мя имать жи­вот веч­ный».

МОЛИТВА ПРОШЕНИЕ К БОГУ ЗА СВЯТЫХ
"Великий Творец, Бог. Каждый предстанет пред очами Твоими в назначенный час. Молим Тебя, Отче, помилуй души усопших братьев наших (Имена). Даруй им милость свою, как прощаешь грехи раскаивавшимся искренне. Избавь их от мучений, прости и помилуй их невольные грехи. Как чада просят прощения у родителей своих, так и мы молим тебя за них о прощении. Направь их Путем Света, и дай им место в чертогах твоих. Аминь"

ЗА КОГО ВОЗНОСИМ ДАННУЮ МОЛИТВУ - http://baymakova24.ru/drakon#rec205083728

АЛЕКСАНДРА ДИВЕЕВСКАЯ
26 июня мы возносим молитвы

МОЛИТВА О РОДОВОЙ ЗАЩИТЕ - http://baymakova24.ru/drakon#rec206102048

Пре­по­доб­ная Алек­сандра в ми­ре зва­лась Ага­фия Се­ме­нов­на. Про­ис­хо­ди­ла она из ста­рин­но­го ря­зан­ско­го ро­да дво­рян Сте­па­но­вых, из­вест­но­го с се­ре­ди­ны XVI ве­ка. Ро­ди­лась в бла­го­че­сти­вой се­мье Си­мео­на и Па­рас­ке­вы в кон­це 1720-х – на­ча­ле 1730-х го­дов. Отец ра­но умер, и мать са­ма вос­пи­ты­ва­ла ее в ду­хе бла­го­че­стия. Прас­ко­вья Ан­дре­ев­на в юных го­дах вы­да­ла Ага­фию за сы­на со­се­дей-по­ме­щи­ков Мель­гу­но­вых. Яков Мель­гу­нов слу­жил пра­пор­щи­ком в Му­ром­ском пе­хот­ном пол­ку. Ага­фия Се­ме­нов­на недол­го бы­ла за­му­жем. Ее су­пруг ра­но скон­чал­ся (око­ло 1755–56 г.), оста­вив ее с ма­лень­кой до­че­рью на ру­ках. Имея об­шир­ные по­ме­стья и 700 душ кре­стьян, об­ла­дая боль­шим ка­пи­та­лом и бу­дучи в мо­ло­до­сти при­ят­ной на­руж­но­сти и яс­но­го ума, Ага­фия Се­ме­нов­на вы­бра­ла путь слу­же­ния Бо­гу.

По при­ме­ру же­ны род­но­го дя­ди её му­жа, ко­то­рая ов­до­вев, при­ня­ла мо­на­ше­ство в Ря­зан­ском Бо­го­яв­лен­ском мо­на­сты­ре, Ага­фия Се­ме­нов­на со сво­ей до­че­рью от­пра­ви­лась в Ки­ев и по бла­го­сло­ве­нию стар­цев по­сту­пи­ла в Ки­е­во-Фло­ров­ский мо­на­стырь.

Од­на­жды ма­туш­ка Алек­сандра спо­до­би­лась ви­деть Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу и слы­шать от Нее та­кие сло­ва: «Это Я, Гос­по­жа и Вла­ды­чи­ца твоя, Ко­то­рой ты все­гда мо­лишь­ся. Я при­шла воз­ве­стить те­бе во­лю Мою: так те­бе ныне гла­го­лю: иди в зем­лю, ко­то­рую Я по­ка­жу те­бе. Иди на се­вер Рос­сии и об­хо­ди все ве­ли­ко­рус­ские ме­ста свя­тых оби­те­лей Мо­их, и бу­дет ме­сто, где Я ука­жу те­бе окон­чить бо­го­угод­ную жизнь, и про­слав­лю Имя Мое там, ибо в ме­сте жи­тель­ства тво­е­го Я ос­ную оби­тель ве­ли­кую Мою, на ко­то­рую низ­ве­ду все бла­го­сло­ве­ния Бо­жии и Мои, со всех трех жре­би­ев Мо­их на зем­ле: Иве­рии, Афо­на и Ки­е­ва. Иди же в путь твой, и бла­го­дать Бо­жия непре­стан­но да бу­дут с то­бою!» Оч­нув­шись, мать Алек­сандра со­об­щи­ла о ви­де­нии сво­е­му ду­хов­но­му от­цу, за­тем дру­гим от­цам Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры. Мать Алек­сандра про­си­ла их разо­брать, что за ви­де­ния удо­сто­и­лась она. Но свя­тые стар­цы еди­но­глас­но ре­ши­ли, что ви­де­ние Ца­ри­цы Небес­ной бы­ло ис­тин­ное и что мать Алек­сандра удо­сто­и­лась быть из­бран­ни­цей Бо­жи­ей Ма­те­ри во все­лен­ной. Стар­цы по­со­ве­то­ва­ли ма­те­ри Алек­сан­дре скрыть свое по­стри­же­ние и под преж­ним име­нем вдо­вы-под­по­ру­чи­цы Ага­фии Се­ме­нов­ны Мель­гу­но­вой пу­стить­ся в путь, ука­зан­ный ей Бо­го­ма­те­рью. Све­де­ния о том, где и сколь­ко вре­ме­ни стран­ство­ва­ла мать Алек­сандра, утра­ти­лись с го­да­ми.

В 1760 г. шла она из г. Му­ро­ма в Са­ров­скую пу­стынь. Не до­хо­дя 12 верст, мать Алек­сандра оста­но­ви­лась на от­дых в се­ле Ди­ве­е­во. Она вы­бра­ла се­бе ме­стом от­ды­ха лу­жай­ку у за­пад­ной сте­ны неболь­шой де­ре­вян­ной церк­ви. Уста­лая, она усну­ла си­дя и в лег­кой дре­мо­те удо­сто­и­лась уви­деть Бо­жию Ма­терь и услы­ша­ла от Нее сле­ду­ю­щее: «Вот то са­мое ме­сто, ко­то­рое Я по­ве­ле­ла те­бе ис­кать на се­ве­ре Рос­сии, и вот здесь жи­ви и уго­ждай Гос­по­ду Бо­гу до кон­ца дней тво­их, и Я все­гда бу­ду с то­бою и все­гда бу­ду по­се­щать ме­сто это. И, как звез­ды небес­ные и как пе­сок мор­ской, умно­жу Я тут слу­жа­щих Гос­по­ду Бо­гу и ве­ли­ча­ю­щих Ме­ня, Ма­терь Све­та, и Сы­на Мо­е­го Иису­са Хри­ста!» Ко­гда ви­де­ние окон­чи­лось, мать Алек­сандра просну­лась и по­шла до Са­ров­ской пу­сты­ни в ве­ли­кой ра­до­сти.

Об­ще­жи­тель­ная Са­ров­ская пу­стынь про­из­ве­ла силь­ное впе­чат­ле­ние на мать Алек­сан­дру. Стро­гое бла­го­чи­ние, про­дол­жи­тель­ная цер­ков­ная служ­ба, про­сто­та, убо­гость и су­ро­вость мо­на­ше­ству­ю­щих, ста­рин­ное стол­по­вое пе­ние по чи­ну Афон­ской Го­ры, ску­дость пи­щи и вся об­ста­нов­ка вос­хи­ти­ли ду­шу ма­те­ри Алек­сан­дры.

По­зна­ко­мив­шись со стар­ца­ми, Ага­фия Се­ме­нов­на от­кры­ла им ду­шу свою и по­про­си­ла от них со­ве­та и вра­зум­ле­ния.

Са­ров­ские стар­цы по­со­ве­то­ва­ли ей все­це­ло пре­дать­ся во­ле Бо­жи­ей и ис­пол­нять все ука­зан­ное Ца­ри­цей Небес­ной. Ма­туш­ка Алек­сандра, по­слуш­ная во­ле и ука­за­нию Ца­ри­цы Небес­ной, со­би­ра­лась пе­ре­ехать на жи­тель­ство в Ди­ве­е­во. Но се­ло Ди­ве­е­во бы­ло то­гда весь­ма неудоб­но для жиз­ни мо­на­хи­ни, ищу­щей мо­лит­вен­но­го по­коя. По­сто­ян­ный шум от боль­шо­го чис­ла ра­бо­чих на от­кры­тых здесь за­во­дах, до­бы­вав­ших же­лез­ную ру­ду, ссо­ры, дра­ки, раз­бои – все это при­да­ва­ло мест­но­сти осо­бый ха­рак­тер, непри­яз­нен­ный для все­го мир­но­го, свя­то­го и бо­же­ствен­но­го. Кро­ме то­го, с ней бы­ла ма­ло­лет­няя дочь, для ко­то­рой бы­ли необ­хо­ди­мы неко­то­рые жиз­нен­ные усло­вия. По­это­му са­ров­ские стар­цы по­со­ве­то­ва­ли ма­те­ри Алек­сан­дре, чтобы ис­пол­нить во­лю Бо­го­ма­те­ри, по­се­лить­ся в двух вер­стах от Ди­ве­е­ва, в де­ревне Оси­нов­ка.

Ага­фия Се­ме­нов­на по­се­ли­лась в де­ревне Оси­нов­ка. Здесь вско­ре за­бо­ле­ла и скон­ча­лась ее 9- или 10-лет­няя дочь. Это про­изо­шло око­ло 1764 г. Мать Алек­сандра уви­де­ла в смер­ти сво­ей един­ствен­ной до­че­ри еще од­но ука­за­ние Бо­жие и под­твер­жде­ние до­сто­вер­но­сти все­го воз­ве­щен­но­го ей Ца­ри­цей Небес­ной. По­рва­лось по­след­нее зве­но, свя­зы­ва­ю­щее ее с ми­ром.

То­гда Ага­фия Се­ме­нов­на ре­ши­ла от­ре­шить­ся от все­го сво­е­го иму­ще­ства и окон­ча­тель­но рас­по­ря­дить­ся сво­и­ми име­ни­я­ми. Для это­го она от­пра­ви­лась в свои по­ме­стья.

Нема­ло вре­ме­ни по­тре­бо­ва­лось ей для устрой­ства дел. В 1766–1767 гг. она про­да­ла все свои ря­зан­ские име­ния. Она осво­бо­ди­лась от вся­ких зем­ных за­бот и зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ла свой и без то­го боль­шой ка­пи­тал. За­тем она часть ка­пи­та­ла по­ло­жи­ла вкла­да­ми в мо­на­сты­ри и церк­ви для по­ми­но­ве­ния ро­ди­те­лей, до­че­ри и род­ных, а глав­ное, по­спе­ши­ла на по­мощь ту­да, где на­до бы­ло по­стро­ить хра­мы Бо­жии.

Ага­фия Се­ме­нов­на вер­ну­лась в Ди­ве­е­во в кон­це 1767 г. Са­ров­ские стар­цы бла­го­сло­ви­ли ей по­се­лить­ся у при­ход­ско­го ди­ве­ев­ско­го свя­щен­ни­ка Ва­си­лия Дер­те­ва, жив­ше­го вдво­ем с же­ной. Ему бы­ло око­ло 40 лет (1727 го­да рож­де­ния), но он был уже из­ве­стен в окру­ге сво­ей ду­хов­ной жиз­нью. На его дво­ре Ага­фия Се­ме­нов­на вы­стро­и­ла се­бе кел­лию и про­жи­ла в ней 20 лет, со­вер­шен­но за­быв свое про­ис­хож­де­ние и неж­ное вос­пи­та­ние.

В ду­хов­ных во­про­сах мать Алек­сандра во всем со­ве­то­ва­лась с Са­ров­ски­ми стар­ца­ми. Она очень по­чи­та­ла стар­ца На­за­рия, игу­ме­на Ва­ла­ам­ско­го. Его жи­во­пис­ный порт­рет ви­сел в кел­лии ма­туш­ки Алек­сан­дры, и она каж­до­днев­но при вся­ком де­ле ему кла­ня­лась. Впо­след­ствии она ста­ла об­ра­щать­ся к са­ров­ским по­движ­ни­кам иеро­мо­на­хам Па­хо­мию и Ис­а­ии.

В то вре­мя в Ди­ве­е­ве был при­ход­ской де­ре­вян­ный храм во имя свя­то­го пер­во­му­че­ни­ка и ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на. Он был хо­лод­ный, пред­на­зна­чен­ный для слу­же­ния толь­ко в теп­лое вре­мя го­да. Ма­туш­ка Алек­сандра с бла­го­сло­ве­ния са­ров­ских стар­цев за­ня­лась бла­го­устрой­ством ди­ве­ев­ской церк­ви. Сна­ча­ла она при­сту­пи­ла к ре­мон­ту глав­ной ча­сти Сте­фа­нов­ской церк­ви, а за­тем при­стро­и­ла при­дел во имя свя­ти­те­ля и чу­до­твор­ца Ни­ко­лая, ко­то­рый был освя­щен в 1772 г., а так­же теп­лый при­дел во имя Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, освя­щен­ный в 1775 г.

Во вре­мя неустан­ной мо­лит­вы Бо­го­ро­ди­ца от­кры­ла ма­туш­ке Алек­сан­дре, что сле­ду­ет оза­бо­тить­ся о по­стро­е­нии ка­мен­ной при­ход­ской церк­ви в честь Ка­зан­ской Ее ико­ны. Са­ров­ские стар­цы с от­цом Па­хо­ми­ем, по­мо­лив­шись, бла­го­сло­ви­ли пра­вед­ни­цу на по­стро­е­ние церк­ви. Ко­гда бы­ло по­лу­че­но раз­ре­ше­ние, ма­туш­ка Алек­сандра при­сту­пи­ла к по­строй­ке хра­ма на том са­мом ме­сте, где яви­лась ей Ца­ри­ца Небес­ная.


Вре­мя по­стро­е­ния хра­ма бы­ло тре­вож­ным для Рос­сии. В 1773 г. в По­вол­жье на­ча­лось кро­ва­вое и же­сто­кое пу­га­чев­ское вос­ста­ние. В ав­гу­сте 1774 г. был взят го­род Тем­ни­ков, и опас­ность вплот­ную при­бли­зи­лась к Са­ро­ву и Ди­ве­е­ву. Ко­гда Ага­фия Се­ме­нов­на умо­ля­ла Гос­по­да и Ца­ри­цу Небес­ную об из­бав­ле­нии их края от это­го зло­дея, рав­но как и от по­сле­до­вав­ше­го за­тем го­ло­да, ей бы­ло от­кры­то, что гнев Бо­жий ми­ну­ет их. Дей­стви­тель­но, пу­га­чев­ские от­ря­ды не до­шли до Ди­ве­е­ва.

Мать Алек­сандра по со­ору­же­нии хра­ма ез­ди­ла в го­род Ка­зань, где по­лу­чи­ла вер­ней­ший спи­сок с чу­до­твор­ной Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, и в го­род Ки­ев ис­про­сить для церк­ви ча­сти­цы свя­тых мо­щей. Мо­щи ей вло­жи­ли в се­реб­ря­ный и по­зо­ло­чен­ный крест.

Со­хра­ни­лось пре­да­ние, что ма­туш­ка Алек­сандра дол­го ду­ма­ла, ко­му по­свя­тить при­дел с пра­вой сто­ро­ны, и всю ночь мо­ли­лась, про­ся Гос­по­да, да вра­зу­мит Он ее. Гос­подь услы­шал мо­лит­ву.

Во вре­мя ноч­ной мо­лит­вы слы­шит она стук в ок­но и го­лос: «Ты недо­уме­ва­ешь, в чье имя устро­ить при­дел? Со­здай его во имя мое». – «Кто ты?» – в стра­хе во­про­си­ла ма­туш­ка Алек­сандра. «Я – апо­стол пер­во­му­че­ник ар­хи­ди­а­кон Сте­фан!» – от­ве­чал го­лос и за­молк, а утром, на рас­све­те, на том са­мом окне, в ко­то­рое был стук но­чью, ма­туш­ка на­шла об­раз свя­то­го апо­сто­ла и пер­во­му­че­ни­ка ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на. Он был на­пи­сан на длин­ном и уз­ком брус­ке (об­руб­ке), очень ста­рин­но­го пись­ма. Сна­ча­ла он хра­нил­ся в церк­ви, а за­тем в кел­лии ма­туш­ки Алек­сан­дры.

Ка­зан­ский храм был освя­щен от­цом Па­хо­ми­ем в на­ча­ле 1780 г.

Боль­шую часть сво­е­го ка­пи­та­ла Ага­фия Се­ме­нов­на по­жерт­во­ва­ла в Са­ров­скую пу­стынь. Ее вклад в стро­и­тель­ство Успен­ско­го со­бо­ра в Са­ро­ве, на­ча­то­го в 1770 г. и от­ло­жен­но­го в го­лод­ные го­ды, поз­во­лил за­вер­шить по­строй­ку. Пре­по­доб­ный Се­ра­фим сви­де­тель­ство­вал, что «со­бор со­ору­жен усер­ди­ем ма­туш­ки Алек­сан­дры».

Ми­ло­сты­ня ма­те­ри Алек­сан­дры бы­ла все­гда тай­ная; она слу­жи­ла всем, чем толь­ко уме­ла и на­сколь­ко мог­ла.

Она по­мо­га­ла мно­гим де­ви­цам-си­ро­там в ми­ру: чтобы со­блю­сти их чи­сты­ми от гре­ха, на­де­ля­ла их при­да­ным, и они мог­ли вый­ти за­муж. Бед­ным неве­стам Ага­фия Се­ме­нов­на вы­ши­ва­ла го­лов­ные убо­ры – со­ро­ки и кра­си­вые по­ло­тен­ца.

В те­че­ние 12 лет со вре­ме­ни окон­ча­ния бла­го­устрой­ства де­ре­вян­ной церк­ви в празд­ни­ки и вос­крес­ные дни Ага­фия Се­ме­нов­на ни­ко­гда не ухо­ди­ла из церк­ви пря­мо до­мой, но по окон­ча­нии ли­тур­гии все­гда оста­нав­ли­ва­лась на цер­ков­ной пло­ща­ди и по­уча­ла кре­стьян, го­во­ря им о хри­сти­ан­ских обя­зан­но­стях и о до­стой­ном по­чи­та­нии празд­нич­ных и вос­крес­ных дней.

Внеш­ность ма­туш­ки Алек­сан­дры из­вест­на со слов ее по­слуш­ни­цы Ев­до­кии: «Одеж­да Ага­фии Се­ме­нов­ны бы­ла не толь­ко про­стая и бед­ная, но и мно­го­швей­ная, и при­том зи­мою и ле­том од­на и та же; на го­ло­ве она но­си­ла хо­лод­ную чер­ную круг­лень­кую шер­стя­ную ша­поч­ку, опу­шен­ную за­ячьим ме­хом, по­то­му что она ча­сто стра­да­ла го­лов­ною бо­лью. На поле­вые ра­бо­ты хо­ди­ла в лап­тях, а под ко­нец сво­ей жиз­ни ха­жи­ва­ла уже в хо­лод­ных са­пож­ках. Ма­туш­ка Ага­фия Се­ме­нов­на бы­ла сред­не­го ро­ста, ви­да ве­се­ло­го; ли­цо у нее бы­ло круг­лое, бе­лое, гла­за се­рые, нос ко­рот­кий, лу­ко­вич­кою, ро­тик неболь­шой, во­ло­сы в мо­ло­до­сти бы­ли свет­ло-ру­сые, ли­цо и руч­ки – пол­ные».

За шесть ме­ся­цев до кон­чи­ны ма­туш­ки Алек­сан­дры на­ста­ло вре­мя устро­ить мо­на­ше­скую об­щи­ну, чтобы ис­пол­нить все при­ка­зан­ное Бо­жи­ей Ма­те­рью. К это­му пред­ста­вил­ся осо­бый слу­чай. В 1788 г. од­на из по­ме­щиц се­ла Ди­ве­е­ва, гос­по­жа Жда­но­ва, на­слы­шав­шись об Ага­фии Се­ме­новне, же­лая по­усерд­ство­вать осу­ществ­ле­нию бла­го­го де­ла, по­жерт­во­ва­ла ей 1300 квад­рат­ных са­жен сво­ей зем­ли ря­дом с цер­ко­вью. По со­ве­ту Са­ров­ских стар­цев и с раз­ре­ше­ния епар­хи­аль­но­го на­чаль­ства мать Алек­сандра по­стро­и­ла на этой зем­ле три кел­лии с на­двор­ным стро­е­ни­ем и огра­ди­ла про­стран­ство де­ре­вян­ной огра­дой; од­ну кел­лию за­ня­ла са­ма, дру­гую предо­ста­ви­ла для от­ды­ха стран­ни­кам, иду­щим через Ди­ве­е­во в Са­ров, и тре­тью пред­на­зна­чи­ла для при­гла­шен­ных жить трех по­слуш­ниц.

Мать Алек­сандра до кон­ца сво­их дней ве­ла жизнь бо­го­угод­ную, по­движ­ни­че­скую, крайне су­ро­вую, в по­сто­ян­ном тру­де и мо­лит­ве, управ­ляя сест­ра­ми в ду­хе кро­то­сти. Стро­го ис­пол­няя все труд­но­сти Са­ров­ско­го уста­ва, она во всем ру­ко­вод­ство­ва­лась со­ве­та­ми от­ца Па­хо­мия.

Са­ров­ский устав в ос­но­ве сво­ей имел пра­ви­ло, ко­то­рое дал Ан­гел Гос­по­день пре­по­доб­но­му Па­хо­мию Ве­ли­ко­му, учре­ди­те­лю ино­че­ско­го об­ще­жи­тия, со­сто­я­щее из пред­на­чи­на­тель­ных мо­литв, 50-го псал­ма, ста Иису­со­вых мо­литв и от­пу­ста. Та­ких мо­ле­ний над­ле­жа­ло со­вер­шить по чис­лу су­точ­ных ча­сов: две­на­дцать днем и две­на­дцать но­чью.

Так­же в Са­ро­ве по­ла­га­лась об­щая ве­чер­няя мо­лит­ва: ве­чер­ня с ка­но­ном Бо­жи­ей Ма­те­ри из Ок­то­и­ха и ка­но­ном дня неде­ли. По­сле по­ве­че­рия бра­тия слу­ша­ла ве­чер­нее пра­ви­ло с тре­мя ка­но­на­ми: Иису­су Слад­чай­ше­му, Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це с ака­фи­стом и Ан­ге­лу Хра­ни­те­лю. Через час по­сле об­щей тра­пезы бра­тия со­би­ра­лась для сов­мест­но­го ис­пол­не­ния пя­ти­со­тен­но­го ке­лей­но­го пра­ви­ла со мно­ги­ми зем­ны­ми по­кло­на­ми и без­молв­ны­ми мо­лит­ва­ми, за­тем чи­та­лось по­уче­ние из кни­ги пре­по­доб­но­го Еф­ре­ма Си­ри­на, по­мян­ник и мо­лит­вы на сон гря­ду­щий. В кон­це – вза­им­ное про­ще­ние бра­тии. Мо­лит­вы с по­кло­на­ми по­ла­га­лось про­из­но­сить неспеш­но и чин­но, преж­де про­из­но­ся мо­лит­ву, а по­том де­лая по­клон.

Ве­ли­кая ста­ри­ца, мать Алек­сандра с осо­бен­ным ува­же­ни­ем об­ра­ща­лась к еще юно­му в то вре­мя по­слуш­ни­ку, мо­на­ху и за­тем иеро­ди­а­ко­ну Се­ра­фи­му, про­ви­дя в нем ис­пол­ни­те­ля на­ча­то­го ею Бо­жия де­ла.

В июне 1789 г., пред­чув­ствуя при­бли­же­ние сво­ей кон­чи­ны, мать Алек­сандра по­же­ла­ла вос­при­ять на се­бя ве­ли­кий Ан­гель­ский об­раз. Отец Ис­а­ия, при­быв в Ди­ве­е­во, по­стриг ее в схи­му и на­рек ей имя Алек­сан­дры.

Через несколь­ко дней по­сле по­стри­га отец Па­хо­мий с каз­на­че­ем от­цом Ис­а­и­ей и иеро­ди­а­ко­ном Се­ра­фи­мом от­пра­ви­лись по при­гла­ше­нию в се­ло Ле­меть, на­хо­дя­ще­е­ся в ше­сти вер­стах от ны­неш­не­го го­ро­да Ар­да­то­ва Ни­же­го­род­ской об­ла­сти, на по­хо­ро­ны бла­го­де­те­ля по­ме­щи­ка Алек­сандра Со­лов­це­ва и за­еха­ли по до­ро­ге в Ди­ве­е­во на­ве­стить ма­туш­ку Алек­сан­дру.

Она бы­ла боль­на и, по­лу­чив от Гос­по­да из­ве­ще­ние о ско­рой кон­чине сво­ей, про­си­ла от­цов-по­движ­ни­ков осо­бо­ро­вать ее. Ве­ли­кие стар­цы с лю­бо­вью со­вер­ши­ли над нею Та­ин­ство Еле­освя­ще­ния. За­тем, про­ща­ясь с ни­ми, мать Алек­сандра от­да­ла от­цу Па­хо­мию по­след­нее, что име­ла, и умо­ля­ла по­ми­нать ее в Са­ро­ве за упо­кой, не остав­лять и не по­ки­дать неопыт­ных по­слуш­ниц ее, а так­же по­пе­чись в свое вре­мя об оби­те­ли, обе­то­ван­ной ей Ца­ри­цей Небес­ной.

Стар­цы про­сти­лись, уеха­ли, а див­ная ста­ри­ца, схи­мо­на­хи­ня Алек­сандра, скон­ча­лась 13 июня, в день свя­той му­че­ни­цы Аки­ли­ны, в воз­расте не бо­лее 60 лет.


Отец Се­ра­фим в ду­хов­но-на­зи­да­тель­ных бе­се­дах сво­их с при­хо­дя­щи­ми ча­сто го­во­рил: «Ма­туш­ка Ага­фия Се­ме­нов­на ве­ли­кая же­на и всем нам бла­го­тво­ри­тель­ни­ца бы­ла и столь изоби­ло­ва­ла бла­го­да­тию Бо­жи­ею, ска­жу вам, что удо­сто­и­лась да­ра ду­хов­но­го, имея слез ис­точ­ник непре­стан­ный та­кой, что в быт­ность ее здесь, в Са­ро­ве, во вре­мя служб цер­ков­ных, ко­гда она ста­но­ви­лась в теп­лом со­бо­ре, про­тив чу­до­твор­ной ико­ны Жи­во­нос­но­го Ис­точ­ни­ка, из глаз ее тек­ли не сле­зы, а ис­точ­ни­ки слез, точ­но она са­ма со­де­лы­ва­лась то­гда бла­го­дат­ным ис­точ­ни­ком этих слез! Ве­ли­кая и свя­тая же­на бы­ла она, ма­туш­ка Ага­фия Си­мео­нов­на, вель­ми ве­ли­кая и свя­тая!»

Отец Се­ра­фим пред­ре­кал, что со вре­ме­нем, по Бо­жи­е­му из­во­ле­нию, долж­ны в оби­те­ли по­чи­вать от­кры­ты­ми свя­тые мо­щи ма­те­ри Алек­сан­дры, и при­ка­зы­вал всем каж­дый день утром и ве­че­ром хо­дить и кла­нять­ся ее мо­ги­ле, про­из­но­ся при этом: «Гос­по­жа на­ша и мать, про­сти ме­ня и бла­го­сло­ви! По­мо­лись, чтобы и мне бы­ло про­ще­но, как ты про­ще­на, и по­мя­ни ме­ня у Пре­сто­ла Бо­жия!»

По­сле за­кры­тия Ди­ве­ев­ско­го мо­на­сты­ря в 1927 г. кел­лия ма­туш­ки Алек­сан­дры, как и мо­ги­ла ее, бы­ли уни­что­же­ны, и на их ме­сте устро­е­на пло­щадь, за­ли­тая ас­фаль­том.

Жи­те­ли се­ла Ди­ве­е­ва хра­ни­ли бла­го­дар­ную па­мять о пер­во­на­чаль­ни­це оби­те­ли и в те­че­ние по­чти 200 лет от­ме­ча­ли ее дни па­мя­ти по­ми­наль­ны­ми обе­да­ми.

В 1991 г. по­сле про­из­ве­ден­ных ар­хео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок мо­ги­ла ма­туш­ки Алек­сан­дры бы­ла вос­ста­нов­ле­на по уцелев­ше­му под ас­фаль­том фун­да­мен­ту ча­сов­ни, а так­же мо­ги­лы по­хо­ро­нен­ных ря­дом с ней схи­мо­на­хи­ни Мар­фы и мо­на­хи­ни Еле­ны. На мо­ги­лах бы­ли уста­нов­ле­ны де­ре­вян­ные кре­сты.

Чест­ные мо­щи пер­во­на­чаль­ни­цы ма­туш­ки Алек­сан­дры бы­ли об­ре­те­ны в празд­ник Воз­дви­же­ния Кре­ста Гос­под­ня 26–27 сен­тяб­ря 2000 г., пе­ре­не­се­ны в цер­ковь Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, где и по­чи­ва­ют, как пред­ска­зал ве­ли­кий ста­рец пре­по­доб­ный Се­ра­фим.

В 2000 г. пре­по­доб­ная Алек­сандра Ди­ве­ев­ская бы­ла про­слав­ле­на в ли­ке мест­но­чти­мых свя­тых Ни­же­го­род­ской епар­хии, а опре­де­ле­ни­ем Ар­хи­ерей­ско­го Со­бо­ра 2004 г. она бы­ла при­чис­ле­на к ли­ку об­ще­цер­ков­ных свя­тых.



КОРОЛЕВА АНГЕЛИНА СЕРБСКАЯ (БРАНКОВИЧ)
дни почитания - 14 июля, 12 августа

Судьба Ангелины Бранкович, принадлежавшей к роду правителей Черногории, была тяжелой вдвойне: в личной жизни – она пережила своего мужа и обоих своих сыновей, и в общественной – на ее глазах ее родина оказалась под властью турок.

Ей суждено было жить в самый тяжелый для Сербии период — в начале 15 века. Немного времени прошло со знаменитой и печально известной Косовской битвы (28 июня 1389 года), в которой 25 тысяч сербов и их союзников были разбиты сорокатысячной турецкой армией. После битвы турки на несколько лет приостановили экспансию в Европу, но Сербия сначала частично, потом полностью потеряла свою свободу — на пять столетий.

Мужем Ангелины стал последний сербский деспот (этот титул, перенятый сербами от византийцев, означает «государь») — Стефан Слепой, они обвенчались в 1461 году. Один из епископов, знакомый со Стефаном, описывал его как человека могучего, большого роста, державшегося с достоинством, умного и серьезного, хорошо знавшего Библию. И слеп Стефан был вовсе не от рождения…

Судьба его и его семьи очень непроста. Когда его сестру Мару вынужденно отдали в гарем турецкого султана Мурада Второго, и Стефан поехал в Турцию вслед за ней, он был заподозрен в заговоре и в 1441 году ослеплен вместе со своим старшим братом.

Мара, царица сербская, единственная из женщин, ступившая на землю Святой Горы Афон – греческой «монашеской республики». Она приехала на остров, чтобы передать святыни, захваченные турками в Константинополе. По преданию, царицу на остров не допустила сама Богородица, которую монахи почитают покровительницей Афона. Мара подчинилась, передала дары сопровождавшим ее вельможам и отплыла.

Но вернемся в Сербию. Стефан Слепой правил сербами совсем недолго. Вскоре его оклеветали, и князь вынужден был бежать от гнева соотечественников. Ангелина разделила с мужем его скитания. Скрываясь от расправы, семья бежала сначала в Албанию, а потом около 10 лет супруги жили в Италии. В изгнании родились их дети – сыновья Джурадж и Йован, дочь Мара.

Перед смертью в 1476 году Стефан не написал завещания, но пытался просить поддержки для своей семьи у жителей сицилийского города Рагузы, где они жили тогда: «Вижу, что близок конец мой. Не скорблю о смерти моей, но болею о моей Ангелине и детях моих. Завещание не о чем писать мне, не оставляю родным моим ни серебра, ни золота, ни населенных имений. Поручаю вам пред Богом, пред Пречистою Богородицей и святыми мою Ангелину и детей моих. Что вы для них сделаете, то и Бог для вас сотворит».

Ангелина осталась одна с тремя детьми на чужбине… В 1486 году благодаря поддержке венгерского правителя она смогла поселиться в селе Купиново в Венгрии. Туда она перенесла гроб мужа. Предание гласит, что когда гроб несли к храму, исцелился горбун, согбенный много лет. Мощи деспота Стефана Слепого оказались нетленными…

Необычна судьба сыновей Ангелины.

Старший, Джурадж, еще молодым ушел в монастырь. Сначала он правил венгерскими сербами, и даже успел жениться — на итальянке Изабелле, родственнице венгерской королевы Беатрисы. Но брак долго не продлился: распался из-за различий в вере.

В 1497 году Джурадж принял постриг с именем Максим. Политическая власть перешла к младшему его брату Йовану. Но и тот правил всего несколько лет и скончался в 1502 году. Впоследствии он был причислен к лику святых. Наследников Йован не оставил: у него и его супруги Елены Якшич, некровной родственницы русского князя Василия III, рождались одни дочери.

После смерти Йована Ангелина с сыном Максимом переехала в Валахию (ныне – область на юге Румынии), взяв с собой мощи Стефана и Йована. Максиму было суждено короткое время управлять Церковью Валахии. Когда было необходимо, он выполнял и дипломатические функции; ему удалось примирить князей Валахии и Молдавии; он основал первую в Валахии типографию.

Позже Максим станет митрополитом Белградско-Сремским и построит знаменитый монастырь Крушедол, где по смерти в 1516 году и будет захоронен.

Монашеский постриг приняла и Ангелина, раздав при этом все свое имущество нищим.Ее еще при жизни называли «мать Ангелина» — за кроткий и терпеливый нрав, строительство храмов и благотворительность.В этом же году она отправила своего духовника Евгения к московскому князю Василию III, прося позаботиться об обителях и церквах покоренной Сербии. Московский князь не отказывал в помощи.

В конце жизни Ангелина стала настоятельницей женского монастыря рядом с Крушедолом и мирно скончалась в 1520 году. Мощи свв. Йована и Стефана, святых Ангелины и Максима были положены вместе в Крушедольской обители. Однако можно сказать, что злоключения семьи на этом не закончились: в1716 году турки сожгли монастырь вместе с мощами святой Ангелины и членов ее семьи.

Сохранилась только левая рука преподобной — она хранится в восстановленной обители. Крушедол находится в современной Сербии, в области Фрушка-гора, называемой еще сербским Афоном за обилие старинных монастырей.

Мо­щи и по­чи­та­ние Мать Ан­ге­ли­на со вре­ме­нем ста­ла од­ной из наи­бо­лее по­чи­та­е­мых серб­ских свя­тых. Ее мо­щи, вме­сте с остан­ка­ми ее свя­то­го се­мей­ства, по­хо­ро­не­ны в Кру­ше­доль­ском мо­на­сты­ре и со­хра­ня­лись там вплоть до 1716 го­да, ко­гда мо­на­стырь был спа­лен тур­ка­ми при от­ступ­ле­нии от Ва­ра­ди­на. Сре­ди уцелев­ших до­ныне мо­щей со­хра­ни­лась кисть ру­ки ма­те­ри Ан­ге­ли­ны. Сла­ва мо­на­сты­ря Кру­ше­дол празд­ну­ет­ся в день па­мя­ти пре­по­доб­ной ма­те­ри Ан­ге­ли­ны.

Ча­сти­ца ее мо­щей так­же со­хра­ня­лась в мо­на­сты­ре се­ла Хо­по­во, где по­сле в пе­рой по­ло­вине XX ве­ка на­шли при­ют на­сель­ни­цы рус­ско­го Лес­нин­ско­го Свя­то-Бо­го­ро­диц­ко­го мо­на­сты­ря. По вы­ез­де из Юго­сла­вии во Фран­цию мо­на­хи­ни увез­ли эту ча­сти­цу с со­бой.

На иконе прп. Ан­ге­ли­на изо­бра­жа­ет­ся в мо­на­ше­ской ри­зе, дер­жа­щей в од­ной ру­ке кни­гу, а в дру­гой – чет­ки или крест. Ее лик пред­став­лен на всех ико­нах свя­той се­мьи Бран­ко­ви­чей, а так­же в чис­ле две­на­дца­ти наи­бо­лее по­чи­та­е­мых серб­ских на­цио­наль­ных свя­тых. Его мож­но уви­деть в со­бор­ной церк­ви ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла в Бел­гра­де, в Печ­ской пат­ри­ар­хии в Ко­со­ве, в серб­ском мо­на­сты­ре Хи­лан­дар на Афоне и в дру­гих хра­мах.

В Во­е­во­дине, в се­ле Ку­пи­но­во, ря­дом с цер­ко­вью свя­то­го Лу­ки вплоть до 1930 го­да сто­я­ла цер­ковь, по­свя­щен­ная пре­по­доб­ной Ан­ге­лине.

МОЛИТВЫ - http://baymakova24.ru/arachneia#rec211259150

26 июня поминаем ПРЕПОДОБНЫХ АННУ И ИОАННА ВИФИНСКИХ
Бла­жен­ная Ан­на ро­ди­лась в Ви­зан­тии; отец ее был диа­ко­ном Влахерн­ской церк­ви Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Ра­но ли­шив­шись сво­е­го от­ца, Ан­на оста­лась юною си­ро­тою на по­пе­че­нии баб­ки сво­ей. Ко­гда Ан­на при­шла в воз­раст, баб­ка оза­бо­ти­лась от­дать ее за­муж, хо­тя де­ви­ца и не же­ла­ла то­го. Бу­дучи за­му­жем, бла­го­че­сти­вая же­на хо­ди­ла к дя­де сво­е­му, под­ви­зав­ше­му­ся на Олим­пе. Се­му по­движ­ни­ку по по­ве­ле­нию Льва Ико­но­бор­ца был уре­зан язык, и несмот­ря на это он сво­бод­но и без за­пин­ки мог го­во­рить. Уви­дев Ан­ну, он по­жа­лел, что юная ра­ба Бо­жия от­да­на в су­пру­же­ство.

– За­чем со­пряг­ли с му­жем на­зна­чен­ную к Бо­же­ствен­ным по­дви­гам и тру­дам? – ска­зал он и за­тем, бла­го­сло­вив свя­тую, ото­шел. Ан­на же воз­вра­ти­лась в Ви­зан­тию.

По про­ше­ствии мно­гих лет без­за­кон­ный царь Лев скон­чал­ся, и на цар­ский пре­стол всту­пи­ли бла­го­че­сти­вые и пра­во­слав­ные Кон­стан­тин и Ири­на. Они по­же­ла­ли ви­деть вы­ше­упо­мя­ну­то­го по­движ­ни­ка с Олим­па, чтобы по­лу­чить от него на­зи­да­ние и вы­слу­шать со­ве­ты его. Во вре­мя сво­е­го пре­бы­ва­ния в Ви­зан­тии по­движ­ник сно­ва уви­дал­ся со сво­ею пле­мян­ни­цею, бла­жен­ною Ан­ною, и ска­зал ей:
– Му­жай­ся и кре­пись, ча­до, ибо мно­го скор­бей пе­ре­не­сешь ты; знай и то, что ско­ро умрет муж твой, но уже по­сле то­го, как у те­бя ро­дит­ся ди­тя.

Пред­ска­за­ние свя­то­го му­жа ис­пол­ни­лось: у Ан­ны ро­дил­ся от­рок, и, ко­гда он был еще очень юным, муж ее за­хво­рал. Бла­жен­ная Ан­на в это вре­мя го­то­ви­лась сде­лать­ся ма­те­рью дру­го­го мла­ден­ца. И, вот, по про­ше­ствии ше­сто­го ме­ся­ца от за­ча­тия, умер муж ее. Опла­кав му­жа и по­хо­ро­нив его, Ан­на от­да­ла сы­на сво­е­го, рож­ден­на­го до его смер­ти, на по­пе­че­ние од­но­му род­ствен­ни­ку; са­ма же пре­да­лась ве­ли­ким по­дви­гам, мо­лясь то в том, то в дру­гом хра­ме. Про­во­дя та­кую жизнь, она ро­ди­ла дру­го­го мла­ден­ца. В это вре­мя бла­жен­ная Ан­на сно­ва ви­де­лась с олимп­ским по­движ­ни­ком, ко­то­рый при­шел то­гда с Олим­па в Ви­зан­тию. Ан­на по­верг­лась пред ним на зем­лю и, об­ни­мая но­ги его, про­си­ла бла­го­сло­ве­ния. Бла­го­сло­вив ее, ста­рец ска­зал: – Где твой от­рок, же­но?
Ан­на от­ве­ти­ла: – Тот от­рок, о ко­то­ром ты пред­ска­зал мне, пре­бы­ва­ет у тво­е­го бра­та и мо­е­го бла­го­де­те­ля; а вот у ме­ня дру­гой от­рок.

Ска­зав это, бла­жен­ная Ан­на ста­ла сте­нать и жа­ло­вать­ся на тя­жесть сво­ей жиз­ни.
– По­мо­лись, чест­ной отец, о де­тях мо­их, – го­во­ри­ла она с горь­ким пла­чем.
На это ста­рец ска­зал ей: – Не го­во­рил ли я те­бе, что мно­го скор­бей пред­сто­ит пе­ре­не­сти пра­вед­ни­кам. На­доб­но му­жать­ся и тер­петь; ибо ес­ли мы не пре­тер­пим сих скор­бей, то не по­лу­чим оправ­да­ния; так угод­но Гос­по­ду Бо­гу. О де­тях же сво­их ты не бес­по­кой­ся, – так как Гос­подь наш и Вла­ды­ка возь­мет их к Се­бе.

То­гда Ан­на, воз­бла­го­да­рив Бо­га, при­па­ла к но­гам стар­ца и ото­шла от него успо­ко­ен­ною. Вско­ре пред­ска­за­ние олимп­ско­го по­движ­ни­ка ис­пол­ни­лось, ибо де­ти Ан­ны ото­шли ко Гос­по­ду. Раз­дав все име­ние свое ни­щим, бла­жен­ная Ан­на ста­ла об­хо­дить все церк­ви и свя­ты­ни Кон­стан­ти­но­по­ля, усерд­но пре­да­ва­ясь мо­лит­вам. По­том, встре­тив доб­ро­го ино­ка-стар­ца, ко­то­рый так же, как и упо­ми­на­е­мый вы­ше про­зор­ли­вец, под­ви­зал­ся на Олим­пе, она в од­ном со­кро­вен­ном ме­сте при­ня­ла от него мо­на­ше­ский по­стриг и об­лек­лась в мо­на­ше­ские муж­ские одеж­ды, от­ло­жив свои жен­ские. В та­ких одеж­дах, ута­ив свой жен­ский пол, Ан­на при­шла на Олимп. До­стиг­нув од­ной ки­но­вии, она оста­но­ви­лась пред вра­та­ми оби­те­ли и ста­ла умо­лять вра­та­ря, чтобы тот до­пу­стил ее до на­сто­я­те­ля. По обы­чаю вра­тарь опо­ве­стил о ней на­сто­я­те­ля, ко­то­рый и при­звал при­шед­шую к се­бе. При­пав к но­гам его, свя­тая Ан­на мо­ли­ла его, чтобы он при­нял ее в чис­ло бра­тии. Пре­по­дав ей обыч­ное бла­го­сло­ве­ние, сей бо­же­ствен­ный муж под­нял ее и спро­сил: – Что озна­ча­ет твое при­ше­ствие к нам и как твое имя?
На это Ан­на от­ве­ти­ла: – При­шел я к чест­ной оби­те­ли тво­ей ра­ди мно­же­ства пре­гре­ше­ний мо­их, чтобы про­ве­сти остав­ше­е­ся вре­мя жиз­ни мо­ей в чи­сто­те и по­лу­чить се­бе по­ми­ло­ва­ние от Гос­по­да в день суд­ный. Имя же мое Ев­фи­ми­ан, я был ев­ну­хом при дво­ре цар­ском.

И ска­зал свя­той ста­рец: – Ес­ли ты дей­стви­тель­но име­ешь та­кое по­мыш­ле­ние в серд­це сво­ем и же­ла­ешь спа­се­ние ду­ше тво­ей, как ты го­во­ришь, то бе­гай дерз­но­ве­ния и стра­стей, ибо при­ро­да ев­ну­хов склон­на к страст­ным по­мыс­лам.

Ска­зав это, ста­рец со­тво­рил обыч­ную мо­лит­ву и со­при­чис­лил бла­жен­ную к бра­тии. Бу­дучи при­ня­та в чис­ло бра­тии, свя­тая Ан­на ста­ла усерд­но упраж­нять­ся во вся­ких доб­ро­де­те­лях и осо­бен­но в сми­ре­нии, яв­ляя со­бою вы­со­кий об­ра­зец для всех под­ви­зав­ших­ся в ки­но­вии ино­ков.

Меж­ду тем быв­ший слу­жи­тель Ан­ны, ко­то­ро­му бы­ло по­ру­че­но окон­ча­тель­ное устрой­ство ее до­маш­них дел, по окон­ча­нии всех дел от­пра­вил­ся отыс­ки­вать гос­по­жу свою. Об­рет­ши ино­ка, по­стриг­ше­го бла­жен­ную, он стал во­про­шать его: – Не зна­ешь ли, где гос­по­жа моя, ко­то­рая, оста­вив все зем­ное, взыс­ка­ла небес­ное?

Тот от­вет­ство­вал: – Что мне из­вест­но о ней, ча­до, от то­го не бу­ду от­ре­кать­ся, ибо от ме­ня она при­ня­ла по­стри­же­ние и мною об­ле­че­на в ино­че­ский муж­ской об­раз; но где она те­перь, – то­го не мо­гу знать на­вер­ное. Впро­чем я слы­шал, что она при­ня­та в чис­ло бра­тии од­но­го из Олимп­ских мо­на­сты­рей. Итак, пой­дем вме­сте в тот мо­на­стырь и рас­спро­сим там о гос­по­же тво­ей.

При­дя к упо­мя­ну­той вы­ше ки­но­вии, они ста­ли рас­спра­ши­вать вра­та­ря и, раз­уз­нав от него от­но­си­тель­но ис­ко­мой, про­си­ли вы­звать ее к ним. Ко­гда свя­тая вы­шла, инок ска­зал ей, ука­зы­вая на слу­гу: – Вот вер­ный твой слу­га, ко­то­рый мно­го по­стра­дал, отыс­ки­вая те­бя.

По­том они ста­ли мо­лить ее, чтобы свя­тая по­се­ли­лась вме­сте с ни­ми в Олимп­ской Лав­ре. Бла­жен­ная Ан­на скло­ни­лась на их прось­бы и, при­дя к на­сто­я­те­лю, при­ня­ла от него и от бра­тии бла­го­сло­ве­ние и вы­шла от­ту­да. При­дя, вме­сте с ино­ком тем и слу­гою сво­им в Олимпий­скую Лав­ру, Ан­на по­се­ли­лась в ней и пре­бы­ва­ла там дол­гое вре­мя, неустан­но тру­дясь и под­ви­за­ясь.

Бог про­сла­вил свя­тую по­движ­ни­цу да­ром чу­до­тво­ре­ния. Слух о ее чу­де­сах до­стиг от­да­лен­ных стран, и тол­пы на­ро­да при­хо­ди­ли к ино­ку Ев­фи­ми­а­ну, так что оби­тель не мог­ла вме­щать всех при­хо­дя­щих. То­гда на­сто­я­тель Лавры из­ве­стил о де­лах Ев­фи­ми­а­на свя­тей­ше­го Та­ра­сия, пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го, по­ве­дав ему, что оби­тель по тес­но­те сво­ей не мо­жет вме­стить всех же­ла­ю­щих ви­деть по­движ­ни­ка. Пат­ри­арх вы­звал свя­тую Ан­ну в сто­ли­цу для бе­сед, а по­том дал ино­кам Лав­ры бо­лее про­стор­ное ме­сто с по­ве­ле­ни­ем по­стро­ить на ней про­стран­ную и боль­шую Лав­ру. Ко­гда но­вая Лав­ра бы­ла по­стро­е­на, бла­жен­ная Ан­на по­се­ли­лась в ней для даль­ней­ших по­дви­гов на спа­се­ние мно­гих. И рас­про­стра­ня­лась сла­ва о ней все даль­ше и даль­ше. Но и в сла­ве сво­ей бла­жен­ная же­на не из­бе­жа­ла скор­бей. Ее ожи­да­ли но­вые на­па­сти по вине од­но­го лже-ино­ка, ока­зав­ше­го­ся на де­ле раз­бой­ни­ком и при­об­щив­ше­го­ся зло­рад­но­му кле­вет­ни­ку – диа­во­лу. Со­вер­шив на­си­лие над од­ной де­ви­цей, он раз­гла­сил, что сей грех со­тво­рен Ев­фи­ми­а­ном. Но свя­тая Ан­на не оскор­би­лась этим и ни во что вме­ни­ла кле­ве­ту, без­ро­пот­но пе­ре­но­ся по­стиг­шую ее на­пасть. Од­на­ко за нее всту­пи­лась од­на бо­го­лю­би­вая жен­щи­на.

Услы­шав мерз­кую кле­ве­ту без­стыд­но­го, она ска­за­ла:
– Смот­ри, брат, не ока­зал­ся бы ев­нух, опо­ро­чи­ва­е­мый то­бою, свя­тою дев­ствен­ни­цею, и не по­стра­дать бы те­бе за гре­хи твои, ибо ты до­сто­ин ог­ня ге­ен­ско­го, без­сла­вя непо­роч­ную и бу­дучи сам по­ви­нен в гре­хе.

Но нече­сти­вый лже-инок и по­сле то­го про­дол­жал при­чи­нять свя­той Анне оби­ды и до­са­жде­ния, по­ка, по во­ле Бо­жи­ей, не бы­ло об­на­ру­же­но, что под ви­дом ино­ка Ев­фи­ми­а­на под­ви­за­лась бла­жен­ная же­на. Так бы­ла яв­ле­на лжи­вость на­го­во­ра нече­сти­во­го лже-ино­ка, и ули­чен­ный в кле­ве­те и в пре­ступ­ном дей­ствии зло­дей был по­ве­шен. Свя­тая же, не же­лая, чтобы тай­на ее бы­ла из­вест­на мно­гим, бе­жа­ла от­ту­да с дву­мя ино­ка­ми в од­ну пу­сты­ню. Най­дя здесь за­бро­шен­ную цер­ковь и при ней ис­точ­ник с вер­то­гра­дом, она по­се­ли­лась там, а с ней вме­сте по­се­ли­лись и два ино­ка из Олимп­ской Лав­ры, со­про­вож­дав­шие ее, из ко­то­рых один на­зы­вал­ся Ев­ста­фи­ем, а дру­гой – Нео­фи­том. От­ту­да бла­жен­ная Ан­на пе­ре­шла в стра­ны Ис­иг­мат­ские, где она и под­ви­за­лась, по­да­вая всем ис­це­ле­ние и тво­ря чу­де­са, по­ка не бы­ла при­зва­на Бо­гом в небес­ные оби­те­ли. Та­ким об­ра­зом, свя­то по­жив, она ото­шла к Бо­гу, Ко­е­го измла­да воз­лю­би­ла.

МОЛИТВА ПРОШЕНИЕ ЗА СВЯТЫХ
"Великий Творец, Бог. Каждый предстанет пред очами Твоими в назначенный час. Молим Тебя, Отче, помилуй души усопших братьев наших (имена). Даруй им милость свою, как прощаешь грехи раскаивавшимся искренне. Избавь их от мучений, прости и помилуй их невольные грехи. Как чада просят прощения у родителей своих, так и мы молим тебя за них о прощении. Направь их Путем Света, и дай им место в чертогах твоих. Аминь!"

БОГИНЯ МААТ И БОГ НЕФЕРХЕПРУРА

Made on
Tilda